Туркаталог | Визы | Карты | ПогодаПОИСК и БРОНИРОВАНИЕВыбор направления   
 

Отзыв по Германии. Нойшванштайн = замок Людвига Баварского

«Нойшванштайн = замок Людвига Баварского»
Недавно я осуществил свою давнюю мечту – посетил замок Нойшванштайн – творение короля Людвига. Однако меня интересовал не столько замок, сколько его создатель – «сказочный король» Людвиг II Отто Фридрих Вильгельм Баварский.
Для современников король Людвиг был чужой, странный, непонятный, необыкновенный, чужак.
«Я загадка. И хочу остаться вечной загадкой. Для себя и для других», – говорил Людвиг.
Так в чём же загадка короля Людвига Баварского?
Вокруг жизни Людвига II Баварского так много мифов, что уже трудно разобраться, где правда, а где вымысел. Он сам сложил о себе сказку, загадку, которую до сих пор разгадывают.
Попытался разгадать эту загадку и я.
Я давно хотел написать об этом необыкновенном человеке. Особенно после просмотра гениального фильма Лукино Висконти «Людвиг» 1972 года с Хельмутом Бергером в главной роли.
Сведения о «сказочном короле», как называли Людвига баварцы, крайне противоречивые, также как и свидетельства о его таинственной смерти.
Его отец – кронпринц Максимилиан (будущий король Баварии Максимилиан II) и мать – прусская кронпринцесса Мария, дочь принца Фридриха Вильгельма Карла, скрывали факт рождения наследника несколько дней. Почему же?
Людвиг родился в Мюнхене 25 августа 1845 года. Своё детство он провёл в замке родителей Хоэшвангау ("Лебедином замке") – летней и охотничьей резиденции Виттельсбахов. По преданию, династия Виттельсбахов, к которой принадлежал Людвиг II, берёт начало от средневековых рыцарей, замок которых располагался у "Лебединого озера" – Шванзее.
Исторический замок Гогеншвангау был построен в XII веке между двух горных озер – Шванзее (Лебединое озеро) и Альпензее (Альпийское озеро). Замок сильно пострадал во время наполеоновских войн 1800-1809 годов; от него остались руины. Романтически настроенный принц Максимилиан купил руины замка и в 1832-1836 годах построил свою летнюю резиденцию Хоэшвангау.
Стены замка, в котором жил юный Людвиг, украшали сцены из средневековых легенд, в том числе и сказание о лебедином рыцаре Лоэнгрине.
В средние века баварские менестрели воспевали подвиги «Лебединых рыцарей», совершённые в этих краях во славу Святого Грааля – чаши, в которую была собрана кровь Спасителя.
Вольфрам фон Эшенбах в романе «Парцифаль» рассказывает о скрытом от всех смертных замке в Альпах по имени Монсальват, где будто бы хранится Чаша Грааля — священный сосуд, содержащий несколько капель крови Христа. Мечтал её добыть и английский король Ричард Львиное Сердце. Хранителем чаши был Парцифаль – отец Лоэнгрина. На лодке, влекомой Белым Лебедем по лебединому озеру, Лоэнгрин приплывает на помощь Эльзе, герцогине фон Брабант. Он спасает её, но просит никогда не спрашивать его имя. Когда Эльза однажды нарушает запрет, Лоэнгрин должен вернуться к Святому Граалю.
Людвиг очень часто представлял себя на месте сказочных персонажей. Но особенно будоражил его воображение лебединый рыцарь Лоэнгрин.
Людвиг на озере подолгу любовался белыми лебедями, которые увлекали его в царство Грааля.
Белый лебедь – символ верности и чистоты. В Англии он считается королевской птицей и находится под покровительством монарха.
О белом лебеде как всечеловеческом архетипе свидетельствуют древнейшие предания.
В индуистских Ведах лебедь олицетворяет великую душу, которая живя в мире, остаётся независимой от мира сего. А лебедь, увенчанный золотой короной, — царственного помазанника, уводящего в миры неизречённых блаженств.
В ирландском архетипе лебедь — символ вечного девства. В ирландской саге два героя спасаются от армии жестокого короля и превращаются в лебедей. Они летят в мир Горний, где их встречает прекрасная Царь-Лебедь — Божество чистой любви.
В отличие от своего эксцентричного младшего брата Отто, Людвиг по психологическому типу был интровертом – погружённым в себя мечтателем. Он мог часами разглядывать картины на стенах, представляя себя участником мифологических сюжетов.
Родители не уделяли внимания детям. Со стороны отца воспитание сводилось лишь к наказаниям. Он лично сёк детей. Поэтому юный мечтательный Людвиг искал убежище в романтическом мире сказок.
Возможно, в детстве Людвига перекормили сказками, которые ему рассказывал сам Ганс-Христиан Андерсен, специально приглашаемый для этого родителями.
Людвиг с детства любил театр, участвовал в домашних спектаклях. Ещё в ранней юности Людвиг проявлял большой архитектурный талант. Будущий король обладал романтическим и мечтательным складом характера, обожал музыку, природу и поэзию, и совершенно не готовился к управлению страной.
Когда Людвигу было шестнадцать лет, в его жизни произошло событие, во многом определившее его судьбу. 2 февраля 1861 года он присутствовал на представлении оперы знаменитого немецкого композитора Рихарда Вагнера «Лоэнгрин». Музыка Вагнера потрясла юного Людвига, и с той поры он стал страстным поклонником композитора.
10 марта 1864 года умер король Максимилиан. В тот же день королём Баварии был объявлен 18-летний Людвиг. 11 марта в 10 часов утра в зале заседаний Государственного совета Людвиг принёс клятву на конституции Баварии. Юный король был одержим своей миссией и идеей святого царства Божией Милости. В тронной речи Людвиг сказал: «Я всегда буду делать всё, что в моих силах, чтобы принести моему народу счастье».
Людвига называли самым красивым королём Европы. Он был писаным красавцем ростом 1 м 91 см, с пышными тёмно-каштановыми вьющимися волосами и огромными мечтательными глазами. Современников поражали своим необыкновенным выражением глаза Людвига. Их цвет менялся от светло-голубого до чёрного в зависимости от расположения духа короля.
«Это страстные глаза Адониса», — говорил дед юного короля Людвиг I.
А знаменитый французский психиатр Morel видел в них иное: «это глаза, в которых горит будущее сумасшествие».
Женщины души не чаяли в молодом красавце. Но Людвиг всю жизнь был влюблён только в одну женщину – в свою кузину, австрийскую императрицу Елизавету, более известную под именем Сисси. Её считали самой красивой женщиной тогдашней Европы. Но жениться на ней Людвиг не мог.
Да, всё могут короли. И судьбы всей земли вершат они порой. Но что ни говори, жениться по любви не может ни один король!
Людвиг и Сисси были похожи не только внешне, но и внутренне. Сисси вроде бы даже любила Людвига. Однако она не смогла отказаться от австрийской короны. «У людей нашей профессии не бывает истории. Мы декоративные лица. Потом нас быстро забывают, если только мы не сможем придать себе кое-какой значимости, уйдя из жизни добровольно».
Под влиянием Сисси Людвиг принял спонтанное решение о помолвке с её младшей сестрой Софией Шарлоттой. «Ты докажешь всем, что человеком и королём можно стать, только делая добро и оставаясь чистым».
Людвиг называл свою невесту Эльзой по имени героини легенд о Лоэнгрине, однако при этом не чувствовал себя влюблённым Лоэнгрином.
Однажды Людвиг, будучи женихом Софии Шарлотты, хотел доставить ей неожиданное удовольствие. Он набрал хор странствующих музыкантов и направился в замок невесты, чтобы врасплох исполнить серенаду. Каково же было его возмущение, когда жених увидел, как его возлюбленная играет локонами своего аббата. Они были спасены подоспевшими охотниками. София была возвращена отцу. Она заявила, что Людвиг одержим галлюцинациями.
Людвиг всё время откладывал момент свадьбы, к которой всё уже было готово. Разгневанный отец невесты поставил ультиматум: если король не согласен жениться на его дочери 28 ноября, то он расторгнет эту помолвку. Людвиг с радостью ухватился за этот предлог. «Твой жестокий отец разлучил нас», – написал он невесте. После чего с облегчением выбросил бюст Софии в окно.
Разрыв помолвки ошеломил не только родителей Софии, но и родню Людвига и высшую знать. Елизавета Австрийская писала матери: «Я рада только тому, что София это так воспринимает, счастливой, видит Бог, с таким человеком она бы не стала».
Однако никто не догадывался, что спустя три дня после помолвки с королём Людвигом Софи влюбилась в коммерсанта Эдгара Ханфштенгля и тайно встречалась с ним во дворце Пель.
«Я не люблю Людвига, но я не хочу, чтобы он об этом узнал». Она хотела стать королевой, и при этом иметь любовника-простолюдина. Это очень убедительно показано в фильме «Софи – страстная принцесса».
«За любовь нужно бороться. Потому что всё скоротечно словно трава. И даже человек. Он появляется словно цветок в степи. Вдруг налетает ветер, и его уже нет. И там, где был цветок, не остаётся ни следа. И только в любви мы обретаем бессмертие».
После расторжения помолвки, Людвиг писал Рихарду Вагнеру, что чувствует себя выздоровевшим от смертельно опасной болезни.
С тех пор Людвиг отказывался от всех навязываемых ему браков и возненавидел всех женщин.
Одной знаменитой актрисе Людвиг приказал читать ему вслух. Эти чтения происходили в спальне короля денно и нощно. Король лежал в постели, а красивая чтица сидела рядом на кресле. Однажды актриса, увлёкшись чтением, во время декламации присела на край кровати короля. Это вызвало страшный гнев Людвига. В 24 часа она была выслана из Баварии за оскорбление величества, несмотря на то, что являлась любимицей Мюнхена.
Однажды, прогуливаясь по парку, Людвиг встретил жену своего секретаря. На следующий день он заявил секретарю: «Я видел лицо вашей жены». Секретарь стоял в недоумении. «Я видел лицо вашей жены», — резко повторил король. Секретарь поспешил заявить, что впредь эта неосторожность не повторится.
Единственная женщина, которую Людвиг II выносил и даже ласкал, была принцесса Гизела, жена принца Леопольда (дяди Людвига). По своим странностям и эксцентричности принцесса Гизела не только походила на Людвига II, но даже превосходила его. Поэтому неудивительно, что король был милостив к человеку, который его понимал.
С матерью у Людвига также никогда не было тёплых отношений, ни в детстве, ни в зрелом возрасте. С годами он даже возненавидел мать и называл её не иначе как «вдова моего предшественника».
После вступления на престол юный король с усердием выполнял свои обязанности государя. Почти каждую неделю Людвига приглашали участвовать в заседании совета министров Баварии. Людвиг старался, но правил неумело. Вскоре ему надоела политическая жизнь. Он возненавидел это сборище лицемеров и ничтожеств.
Известный теолог того времени Игнац фон Деллингер писал: «Наш король постоянно живёт в мире фантазий, поэзии, музыки, драмы. Он ничего не хочет знать о прозе жизни».
С большим желанием Людвиг занялся вопросами культуры. Он считал, что в развитии искусства заложен мощный импульс развития всего государства.
Первым делом он пригласил к себе в Мюнхен Рихарда Вагнера. Людвиг писал Вагнеру: «С самого раннего детства вы были, не подозревая о том, единственной моей отрадой, наставником и учителем, лучшим другом, который беседовал с моим сердцем».
4 мая 1864 года Людвиг лично познакомился со своим кумиром. Когда они встретились, Людвиг опустился перед Вагнером на колени.
Молодой король буквально спас композитора от долговой тюрьмы. Людвиг предоставил в распоряжение Вагнера свою загородную виллу и обещал оплачивать все его расходы, чтобы, как он писал в одном из своих писем к Вагнеру, тот «мог свободно расправить могучие крылья своего гения в чистом воздухе восхитительного искусства».
Людвиг выделил деньги на музыкальную драму Вагнера «Кольцо Нибелунга», которую тот должен был написать за три года. Также король нашёл средства на строительство Дворца фестивалей в Байройте, где и сейчас ставят оперы Вагнера.
По-настоящему знаменитым Рихард Вагнер стал лишь после знакомства со своим добрым гением. О Людвиге композитор говорил: «Он … неслыханное чудо!».
Позже Рихард Вагнер утверждал, что король был абсолютно немузыкален. Вагнер писал своему другу доктору Вилле: «К сожалению, король такой блестящий, такой благородный, такой эмоциональный и изумительный, что я боюсь, как бы его жизнь не пропала, как ручеёк в песке, в этом жестоком мире. Мне так везёт, что я просто раздавлен; только б он жил…»
В Мюнхене Людвиг создал музыкальную школу и решил построить новый оперный театр, оборудованный в соответствии с требованиями вагнеровских опер.
Он и Вагнер хотели вернуть театру его назначение – преображать искусством души людей!
Людвиг мечтал, чтобы Вагнер писал свои оперы в его новом "Лебедином замке" – Нойшванштайн. «Здесь мы будем чувствовать божественное дыхание небес».
Но баварским бюргерам и правительству, обеспокоенному ростом расходов короля на театр и музыку, не нравилась дружба с расточительным композитором.
В декабре 1865 года Людвиг был вынужден уступить требованиям правительства, жителей Мюнхена и его собственной семьи и выслал Рихарда Вагнера из Баварии.
«Жизнь его в обыденных условиях мира промелькнёт, как мгновенный, божественный сон!» – говорил Вагнер о Людвиге.
Людвиг очень переживал случившееся. Все последующие годы, вплоть до смерти Вагнера в 1883 году, Людвиг постоянно с ним переписывался и перечислял деньги на театральные постановки в Байройте. Там по приказу короля Вагнер и был похоронен.
«Именно я первым признал художника, которого сегодня оплакивает весь мир», – любил повторять Людвиг. – «Вагнер – это величайший дар, который я могу принести моему народу. Вагнеру я обязан смелостью и верой в то, что я могу сделать что-то хорошее в жизни хотя бы в скромной роли посредника».
Но баварские бюргеры не понимали такой привязанности короля к Вагнеру. Их заботили только растущие траты короля. Он им казался чужим, странным, непонятным, необыкновенный, чужаком.
Искусство требует жертв. А обыватели на это не способны. То, что не сулит прямой денежной выгоды, обывателям не интересно.
«О сколь бедны и вульгарны многие люди. Их жизнь вертится внутри тесного и узкого круга их невзрачной повседневности», – писал Людвиг Вагнеру. – «Мы должны пробить брешь в стене потребительства. Потрясти законы, на которых покоится наш мир. Идеал вновь должен обрести жизнь!»
Страсть к вагнеровской музыке скоро перешла у Людвига в обожание самого Вагнера. Их даже подозревали в гомосексуальных отношениях. Но Вагнер резко отрицательно относился к гомосексуалистам.
Следующее письмо Людвига характеризует его отношение к Вагнеру. «Прошу вас не падать духом, прошу вас от имени тех, которых вы наделяете наслаждениями, которые мог бы даровать один лишь Бог. Вы и Бог! До смерти, до перехода в иной мир, в царство ночи миров, пребываю верным вам Людвиг». (Берг, 12 июня 1865 г.)
Когда в 1866 году началась война с Пруссией, Бавария выступила на стороне Германского союза и Австрии. Людвиг всячески старался избежать войны. Ради этого он даже готов был отказаться от престола.
Но Людвиг не смог остановить войны. Всё что он мог, это заявить: «для меня этой войны не существует».
Людвиг передал военные дела в руки своих министров и уехал в Швейцарию на встречу с Рихардом Вагнером.
После поражения Баварии в войне, Людвиг отходит от управления государством. Он удаляется в свои замки и руководит страной через послания. От посещения публичных мероприятий король отговаривался зубной болью и головокружениями.
«Для меня невыносимо, когда тысячи людей пялятся на меня, я не могу постоянно улыбаться и расточать приветствия, задавать вопросы, которые меня совершенно не волнуют и выслушивать крайне неинтересные ответы на них».
Когда Людвиг окончательно понял, что проявить себя в качестве прогрессивного правителя он не сможет, король увлёкся строительством новых дворцов и замков. Самыми крупными и дорогими его проектами были сказочный замок Нойшванштайн, уединённая резиденция Линдерхоф и пожалуй самый крупный его проект Херренкимзее — точная копия Версаля расположенный на острове Херренвёрт посреди озера Кимзее.
Замок Линдерхоф был построен в 1874–1878 годах на месте так называемого «королевского домика» его отца Максимилиана II. Линдерхоф является самым маленьким из трёх построенных Людвигом замков, но единственным достроенным до конца. При его постройке для снабжения светом была построена первая в мире тепловая электростанция.
Линдерхоф – настоящий маленький Версаль. Всё в нём напоминает «короля-солнце» Людовика XIV, который был образцом для Людвига. Одетый в костюм этого короля, Людвиг разгуливал по комнатам дворца и повторял всё то, что считал достойным из жизни французского монарха.
Посреди обеденной залы находился «столик, накройся!» – обеденный стол, который благодаря особому механизму мог спускаться вниз, в кухню, где слуги полностью сервировали его, затем, уже накрытый, стол снова поднимался в королевскую столовую.
Людвиг обедал один, но приказывал накрывать стол на 3-4 персоны. Во время трапезы он беседовал с духами представителей династии Бурбонов, мадам Помпадур, и был счастлив.
Помимо строительства замка Линдерхоф и замка Херренкимзее в 1868 году Людвиг задумал строительство замка Нойшванштайн (Neuschwanstein), что в переводе с немецкого означает «Новый лебединый утёс».
"Schwan" по-немецки означает "лебедь", а Schwein – «свинья». Поэтому нужно говорить правильно: не замок «свиньи», а «новый утёс лебедя».
«Я решил перестроить старый замок, – писал Людвиг Вагнеру. – Архитектурный стиль его будет воспроизводить первозданные германские рыцарские замки. Расположение его — одно из самых прекрасных, которое можно найти. Замок будет священным и неприступным».
До замка Нойшванштайн мы добирались на поезде из Мюнхена до городка Фюссен, а затем на автобусе до деревушки Швангау. Мощь и одновременно изящество архитектуры поражают! Внутренние покои показались пышными, но в то же время небольшими. Замок напомнил мне «Ласточкино гнездо» в Крыму.
Нойшванштайн стоит на месте двух крепостей, переднего и заднего Швангау. Когда-то на этом месте располагался средневековый замок Шванштайн ("Лебединый утёс"). Во времена Людвига II от него остались только руины, которые сравняли с землёй, чтобы укрепить скалу.
Король приказал на этом месте путём взрыва скалы опустить плато приблизительно на 8 м и создать тем самым место для постройки дворца. После строительства дороги и прокладки трубопровода 5 сентября 1869 года был заложен первый камень в основание замка.
Строительство было поручено придворному архитектору Эдуарду Риделю. Театральный художник Кристиан Янк переносил мечты Людвига на бумагу. При проектировании также использовались планы средневекового замка Вартбург.
Нойшванштайн стал для Людвига своего рода проекцией его внутреннего мира.
"На высокой скале, где на фоне небес
Дикой чащей разросся чернеющий лес,
Где среди тишины водопад лишь шумит,
Белый замок, как лебедь, над лесом парит..."
Вся архитектура и художественные украшения замка пронизаны мотивом лебедя. Лебедь — геральдическая птица старинного рода графов Швангау — преемником этого рода считал себя отец Людвига.
Изнутри замок украшен иллюстрациями к операм Вагнера и старинным германским легендам, прежде всего легендой о Лоэнгрине.
Это настоящий сказочный дворец. В замке можно заметить смешение архитектурных стилей неоренессанс, неоготика, необарокко.
В Нойшванштайне король приказал поставить несколько динамо-машин и провести электричество.
В 1869—1873 годах были построены ворота замка. Только в 1872 году на строительство было доставлено не менее 450 тонн цемента. В 1880 году на стройке было занято 209 плотников, каменотёсов и подсобных рабочих.
На возведение Нойшванштайна из государственной казны была израсходована гигантская сумма – шесть миллионов золотых марок. При этом добрая половина денег попросту разворовывалась. Обвиняли же в растратах короля. Лейб-медик короля, доктор Шлейс, так отзывался об окружающих монарха: «Эти продажные, мелкие, лживые, рабские натуры только поджигали его и вталкивали его в безумные затраты».
Когда министр финансов заявил королю, что денег у государства на постройку замка нет, и что государство и без того вошло в значительные долги, Людвиг II дал такой приказ в королевскую комиссию относительно дерзкого министра: «Высечь его, собаку, и потом выколоть ему глаза».
Людвиг обращался с просьбами займов в Бразилию, Стокгольм, Константинополь, Тегеран, а также к французскому правительству, обеспечивая за это нейтралитет на случай войны Франции с Германией. Всё это беспокоило Берлин, который следил за королём Людвигом.
Король даже задумал послать верных людей в крупные города Европы с целью ограбления банков. Однако «верные люди» предали своего короля, потратив выданные деньги на личные нужды и сообщив, что задуманный план сорвался по независящим от них обстоятельствам.
Если Людвигу приходила в голову какая-нибудь мысль, он немедленно должен был выполнить её. Однажды он узнал, что в Вене давалась опера, в которой выведена была мадам Помпадур. Людвиг приказал послу доставить партитуру оперы во что бы то ни стало, хотя ни автор, ни директор театра не желали отдавать её. Пришлось нанять стенографа и таким образом добыть партитуру.
Король искал понимания – и не находил, искал любви – и не находил, искал гармонии – и не находил. В результате он остался с самим собой. Одиночество – неизбежный удел таких людей.
В 1881 году Людвиг подружился с венским актёром Йозефом Кайнцем. Вместе они совершили поездку в Швейцарию по следам Вильгельма Телля.
Людвиг искал дружбы, ценил искренность и преданность.
«Но если бы мне чудом повстречался прямой и чистый сердцем человек, безумец, не утративший способность отпрянуть в ужасе перед ужасным. Когда бы предо мной явилась эта душа, не потерявшая иллюзий…»
– Я, я тот самый чистый человек, с душой, не утратившей иллюзий! – говорит Людвиг (в исполнении Хельмута Бергера) в гениальном фильме Лукино Висконти «Людвиг».
«…Так чем же провинился перед тобою этот человек с глубоким, нежным и открытым сердцем? Лишь тем, что молча преклонив колена, он столько лет любил тебя одну?!»
Последние годы жизни Людвиг сидел в Государственном совете заслонённый экраном, и никто не видел его лица. Когда королю наскучили постоянные приставания министров, он подумывал совершить побег. Он хотел продать Баварию и купить себе необитаемый остров, где бы его не стесняли ни конституция, ни совет министров. Директору государственных архивов Людвиг II приказал отправиться в глубь Гималайских гор, чтобы найти там такую страну, где Людвиг мог бы царствовать неограниченным монархом. Подданный объездил Канаду, Кипр, Крит и даже Крым, чтобы отыскать такой укромный уголок, где бы его монарх мог прожить спокойно несколько лет.
На придворных обедах устраивали сервировку стола так, чтобы сидящие за столом были скрыты вазами и цветами, дабы король не мог видеть присутствующих.
Один из приближённых должен был в течение нескольких недель являться к королю в маске, так как повелитель не выносил его лица.
Посещая театр, король прятался в ложе, а позже приказал играть оперы лишь для себя одного.
Людвиг не смог построить идеальное царство Божьей Милости в своём королевстве, и потому решил построить небесный Иерусалим для одного себя.
Нойшванштайн стал своего рода монастырём для одинокого Людвига. Здесь он скрывается от людей и суеты, здесь он хочет быть ближе к Богу.
Весной 1884 года король уже мог жить в своих покоях на 4 этаже. Там Людвиг II провёл четверть всего времени за последние два года до своей смерти.
В недостроенном замке Людвиг прожил всего 172 дня. После смерти короля в 1886 году все строительные работы были приостановлены. Уже через несколько недель после смерти Людвига II, замок открыли для посетителей, чтобы хотя бы частично компенсировать расходы.
До сих пор с замком связано много легенд. В годы Второй Мировой Войны здесь хранились произведения искусства и драгоценности из личной коллекции Гитлера, а также золото Рейхсбанка. Говорят, в последние дни войны сокровища были утоплены в одном из близлежащих озёр.
В 1869—1872 годах по указанию Людвига в горах был построен альпийский деревянный дом. Там с середины 1870-х годов король проводил в уединении свой день рождения.
Людвиг наслаждался одиночеством и страдал от него. В последние годы своей жизни он всё больше и больше становился отшельником, окончательно ушедшим в собственный вымышленный мир, населённый героями легенд.
Днём король спал, а ночью отправлялся прогуляться на лошади, очень часто высоко в горы, где при свете луны декламировал любимого Шиллера. За это его стали называть «лунным королём».
Во время таких прогулок Людвиг II любил представлять себя в образе мифического Рыцаря Лебедя – Лоэнгрина, иногда даже переодевался в его костюм.
"Сказочный король" часто поднимался вверх по ущелью к горному мосту Мариенбрюке, названному так в честь его матери – принцессы Марии Фридерики Прусской.
По вечерам по приказу Людвига II во всех помещениях Нойшванштайна зажигали свет, чтобы под звёздным небом он мог издали любоваться своей резиденцией.
Король с детства избегал людей. Теперь эта особенность характера усилилась и превратилась в отшельничество. Людвиг таинственно бродил по пустым залам дворца, освещённым бесчисленным количеством свечей. Зимою он часто по ночам, одетый в фантастический костюм горного духа, предпринимал поездки в горы на санях, освещённых электрическим светом.
Очень часто Людвиг одевался в одежды пилигрима и воображал себя пилигримом из «Тангейзера». Нередко он изображал из себя рыцаря Тристана. Но самым большим его любимцем был лебединый рыцарь Лоэнгрин.
Людвиг повелел привезти в Нойшванштайн самых породистых лебедей царской метки, чтобы любоваться ими. Известно, что медитация при любовании белым лебедем очищает душу. Уподобляясь белой лебеди, человек входит в порядок бессмертия. Так учили рыцари Святой Чаши в замках Грааля.
Людвиг не только хотел быть Лоэнгрином, но хотел даже жить Лоэнгрином. Для этого он одевался в костюм Лоэнгрина и плавал в лодочке по искусственному озеру в гроте Венеры. Чтобы вода была лазурной, как хотел король, её подкрашивали. А первая в Германии миниэлектростанция создавала волнение на воде.
В молодости воздержанный, умеренный и вполне трезвый, Людвиг II начал объедаться и много пить вина. Любимым его напитком было шампанское, смешанное с рейнвейном и с каплями фиалкового эфирного масла.
Уединившись в Нойшванштайне, король пил шампанское и коньяк в неумеренных количествах. Он унизительно обращался с прислугой и своими министрами, которым приходилось разыскивать его в горах, чтобы получить подписи на документах.
Часто король слышал голоса и видел галлюцинации. Во время снега и мороза ему казалось, что он стоит у берега моря. Король кланялся деревьям и кустам, снимал шляпу перед кустарником и заставлял приближенных преклоняться перед статуей, принимая её за Марию Антуанетту. Или, быть может, он только играл в это?
Людвиг II страдал страшными головными болями, особенно в затылке, и часто прибегал к помощи льда. Желая избавиться от бессонницы, король много употреблял успокаивающего (хлоралгидрата), что давало обратный эффект. Бывали случаи, когда у Людвига наступали приступы мускульного бешенства: он скакал, плясал, прыгал, рвал на себе волосы и бороду; другой раз он, напротив, оцепеневал и стоял часами неподвижно на месте.
Ещё в детстве у принца Людвига наблюдались вспышки гнева. Однажды он чуть не повесил своего маленького братишку Отто, обвинив его в нарушении субординации.
Теперь же в бешенстве король отдавал приказы «заковать в цепи» и даже «утопить в озере». Людвиг произносил ужасные слова против отца и матери, против германского императора и других государей.
Король иногда приказывал сажать своих подданных на хлеб и воду в воображаемую Бастилию. 32 его слуги были королем избиты. Личное оружие Людвига от него прятали.
Постепенно Людвиг становился мизантропом.
Как и многие мужчины, не нашедшие любви и понимания у женщин, Людвиг искал понимание и любовь у мужчин. Король просил своих подданных набирать в прислугу «красивых юношей», используя их в качестве своих любовников. В 2002 году неожиданно всплыли письма короля Людвига к его конюху и почтальону Карлу Хессельшверду. В них содержатся инструкции подбора «друзей» мужского пола и требование обязательно предоставлять откровенные фотографии претендентов.
Людвиг был странным человеком. Увлечённый рассказами Захер-Мазоха, Людвиг вступил с ним в безымянную переписку, которая постепенно их сблизила. Людвиг даже назначил в скалах Тироля свидание Захер-Мазоху. Свою таинственную встречу с королём Захер-Мазох описал в рассказе «Приключение с Людвигом II».
Другой странный человек – Пётр Ильич Чайковский – тоже был подозреваем в гомосексуализме.
Когда в 1875 году Чайковскому сделали заказ написать романтический балет, он вспомнил об опере Рихарда Вагнера «Лоэнгрин». Со студенческих лет Чайковский высоко ценил музыку Вагнера и мечтал познакомиться с ним лично. В 1876 году Чайковский отправился в Баварию на премьеру вагнеровского «Кольца Нибелунгов», где и состоялось знакомство двух композиторов.
В музыке Чайковского часто можно услышать отзвуки вагнеровских опер.
Посетив «Лебединое озеро» (Шванзее) и возвратившись в Россию, Чайковский пишет своё «Лебединое озеро». Но гениальное творение мастера вначале не нашло признания. Первые слушатели говорили Чайковскому: «Танцевать Ваш балет невозможно. Это скорее симфония. Вы взялись за немыслимый сюжет, непонятный простым смертным».
Гении всегда кажутся непонятными и странными.
100 лет назад известный французский социолог Эмиль Дюркгейм написал работу, в которой утверждал, что гениальность и сумасшествие вещи довольно близкие, часто пересекающиеся.
Всякого человека, который кажется непонятным большинству, с лёгкостью могут назвать ненормальным и даже сумасшедшим.
В этом сумасшедшем мире нетрудно сойти с ума. Только подлинно сумасшедшие кажутся здесь нормальными.
Да и что такое нормальный? Такой же как и все? А если человек не желает приспосабливаться, хочет оставаться собой, то он не нормальный?
Самый лёгкий способ избавиться от неугодного человека это объявить его сумасшедшим.
Любого человека, увлечённого какой-нибудь идеей, можно назвать параноиком.
Людей посредственных, ничем не выдающихся, обычно никто не преследует. Преследуют тех, кто по своим дарованиям или способностям чем-нибудь выдаётся над окружающими.
Кто же хотел избавиться от короля Людвига II ?
Древнеримский принцип гласит: «ищи того, кому это выгодно»!
Монархия в Баварии была конституционной, и демократические институты постепенно уменьшали власть короля. Но Людвиг был ещё очень популярен в народе. И если бы он попросил в парламенте денег на строительство нового замка Грааля Фалькенштайн, денег бы ему дали, но отправили бы кабинет министров в отставку. Долг короля в 13 миллионов марок угрожал увольнением от должности премьер-министру Лутцу.
Личный адъютант короля полковник Дюркхайм свидетельствовал: «Частная жизнь короля странная в той мере и постольку, поскольку его правительство захотело, чтобы оно было странным. До того, как замки начали строиться, все эти траты регулярно одобрялись государственным казначейством. В правительстве были люди, заинтересованные в том, чтобы король потворствовал своим безумствам. Были люди, которые имели опасное влияние на короля. Потом эти люди были удалены из правительства.
– Вы намекаете, что правительство Баварии вошло в заговор против своего законного монарха?»
Да, это был заговор, который давно готовился. Ещё в 1870 году премьер-министр Баварии граф Брай-Штейнбург предложил королю Людвигу добровольно отказаться от власти и передать корону прусскому королю. В качестве отступных были предложены большие привилегии. Но Людвиг категорически отказался, поскольку хотел видеть Баварию независимой.
Если король не желал отказаться от трона, то в соответствии с конституцией Баварии лишить его власти можно было только объявив короля недееспособным. Власть в этом случае переходила к наследнику престола кронпринцу Отто. Но поскольку принц Отто находился на излечении в сумасшедшем доме, то власть передавалась регенту принцу Леопольду.
В результате успешного заговора, во главе которого стоял премьер-министр Лутц, король был признан душевнобольным и объявлен недееспособным. Для этого была использована карательная психиатрия.
8 июня 1886 года крупнейший немецкий психиатр того времени профессор Бернхард фон Гудден и консилиум из трёх врачей пришли к выводу, письменно зафиксированному, что «Его Величество болен паранойей в тяжёлой форме. Болезнь сильно запущена и едва ли излечима. Положение будет только усугубляться. Такая болезнь уничтожает свободу воли, и дальнейшее вмешательство короля в государственные дела будет только мешать управлению королевством. Это состояние душевной деятельности короля является пожизненным».
Слабым местом медицинского заключения было то, что оно основывалось только на письмах и свидетельских показаниях. Врачи не могли обследовали самого короля, потому что он вряд ли допустил бы подобный осмотр. Диагноз врачи «слепили заочно».
Когда профессор Бернхард фон Гудден сообщил королю решение консилиума, возмущённый Людвиг спросил:
– Как вы можете объявить меня психически больным, если вы никогда не освидетельствовали меня?
– Ваше величество, в этом нет необходимости, – ответил придворный врач. – Мы обладаем информацией, которая нам даёт достаточно доказательств.
Какие же это были доказательства?
Действительно, Людвиг II имел ряд предков с несомненным отягощением центральной нервной системы. Отец, представитель рода Виттельсбахов, и мать — из рода Гогенцоллернов, страдали различными маниями. Младший брат Людвига – Отто – тоже страдал душевной болезнью.
Но что ещё более поразительно, Людвиг мог и не быть сыном короля Максимилиана II !
Имелось, якобы, даже личное письмо короля Максимилиана, в котором он признавался, что Людвиг и Отто не его родные сыновья.
Дело в том, что в 1835 году Максимилиан отправился покутить в Будапешт, где заразился триппером. Эта болезнь в то время считалась неизлечимой, а значит, он лишился возможности иметь наследника. Максимилиан попросил придворного камердинера, итальянца по происхождению, Йозефа Тамбози, время от времени исполнять вместо себя супружеские обязанности. Ну а чтобы королева Мария ничего не заподозрила и не обнаружила подмены, в эти вечера он напаивал её вином. Алкоголь, как известно, плохо влияет на наследственность.
Наш Пётр I (в отличие от своего болезненного родного брата) тоже неизвестно от какого гренадёра был рождён. Зато известно, что царь вступал в гомосексуальные связи и умер от венерической болезни. Однако от этого он не стал менее великим.
На основании медицинского заключения 9 июня 1886 года Государственный совет Баварии принял решение о признании короля Людвига недееспособным и отстранении его от власти. Над королём была установлена опека, правление страной брал на себя баварский принц Леопольд – дядя короля.
Людвига II обвиняли в том, что он настроил чрезмерное количество «никому не нужных» замков, потратив огромную сумму из государственной казны. Вторым пунктом вышло порицание о неучастии Людвига в жизни собственной страны. И третьим пунктом указали обвинение в гомосексуальной ориентации Людвига.
Чтобы объявить королю решение Государственного совета об отстранении его от власти была создана особая комиссия. В ночь на 10 июня комиссия, в которой был граф Макс фон Хольштайн, прибыла в замок Нойшванштайн.
Когда король узнал от своего кучера, что его готовятся арестовать, Людвиг собрал жандармерию и пожарных из соседних деревень, вызвал полк егерей и написал воззвание к армии.
Жандармы и пожарные вооружились в защиту короля и встретили комиссию с оружием в руках.
Король издал приказ: «Выколоть членам комиссии глаза и содрать шкуру живьём».
Члены комиссии были арестованы. Однако вскоре их отпустили, и они поспешно бежали в Мюнхен.
11 июня комиссия явилась в замок вновь. На этот раз король встретил её вполне спокойно. Он отказался от всякой попытки к бегству, хотя всё для этого было приготовлено. Говорят, король покушался выброситься из башни замка, но его от этого уберегли приближённые. Находясь под надзором жандармов, принявших присягу на верность регенту, король держал себя ровно и спокойно. Он хотел показать, насколько может быть разумен.
«Я признаю за лучшее подчиниться судьбе, — говорил Людвиг. — Мой дядя не мог бы устранить меня от правления, если бы мой народ не был на это согласен».
Несколько позже Людвиг заявил: «Мне было бы очень легко освободиться, — стоило бы только выпрыгнуть из этого окна и всему позору конец. Что меня лишают правления — это ничего, но я не могу пережить того, что меня делают сумасшедшим».
Король был взят под охрану и в 4 часа утра 12 июня перевезён в замок Берг возле озера Штарнберг.
Окрестные жители очень жалели короля, многие плакали.
Людвиг понимал: «Они хотят уничтожить меня. Я ещё не знаю, каким образом они это сделают, но я знаю, что это их единственная цель. Я могу быть только настороже, наблюдая за этим заворожённый. Я могу только смотреть, как они намыливают верёвку, на которой повесят меня».
Когда канцлеру Германской империи Отто фон Бисмарку донесли о сумасшествии баварского короля, он сказал: «Ложь! Я лично знаю Людвига! Не было на земле второго такого монарха! Этот человек достоин преклонения…».
Бисмарк предлагал Людвигу искать защиту в парламенте. Но король не последовал совету Бисмарка появиться перед народом в Мюнхене. Позже Бисмарк сказал о Людвиге: «он дал судьбе сокрушить себя».
Власть требует быть коварным и бесчестным. Людвиг не хотел быть таковым. Он желал сохранить верность своим идеалам. Между властью и честью Людвиг выбрал честь. Он мечтал остаться в памяти народа святым королём.
Если бы король захотел сопротивляться, кровопролитие было бы неизбежным.
Но Людвиг не хотел сопротивляться. Он просил яду.
Возможно, Людвиг испугался участи полоумного брата Отто, заключённого в сумасшедший дом.
Бывшая невеста Людвига его кузина София Шарлотта тоже провела несколько лет в сумасшедшем доме, а её мать лишилась рассудка.
Бедный, бедный Людвиг!
«Король был не сумасшедшим, а просто чудаком в мире грёз», – признавала его любимая Сисси. Она готовила бегство Людвига в Вену. Её вооружённые слуги дневали и ночевали на противоположном берегу Штарнбергского озера. Но об этом, якобы, стало известно регенту Леопольду (дяде короля), и он распорядился ликвидировать племянника.
13 июня 1886 года около 18.30 Людвиг отправился на прогулку в замковый парк с профессором фон Гудденом. Позади их сопровождали два служителя. Заметив служителей, король попросил их удалить, что и было исполнено. В 20 часов король и Гудден не вернулись с прогулки. Поднялась общая тревога. Начались поиски. Их тела были обнаружены на мелководье в озере Штарнберг около 23-00 того же дня.
Что это было? Самоубийство или убийство?
Смерть Людвига называют "самым загадочным убийством XIX века".
По официальной версии, Людвиг не вынес унижения и захотел утопиться. Профессор пытался ему помешать. Утопив Гуддена на мелком месте, Людвиг пошёл вглубь озера, где и нашёл свою смерть.
Карманные часы короля остановились в 18 часов 45 минут.
Когда тела нашли, тело и лицо Людвига не были повреждены, за исключением ссадины на колене. Лицо Гуддена было расцарапано, правый глаз подбит. На горле врача выявили несколько отметин, говоривших об удушении. Вскрытие не пролило свет на причины гибели монарха.
В фильме «Людвиг» 1955 года показано, будто Сисси с помощью своих братьев подготовила Людвигу побег. Когда Людвиг узнаёт об этом, то решает бежать. На озере он душит и топит сопровождающего его профессора Гуддена, а потом решает утонуть сам, или тонет по неосторожности.
Предполагают также, что Людвиг хотел совершить побег и переплыть озеро. Но борьба с врачом, пытавшимся помешать королю, и остановка сердца помешали этим планам. Однако эта версия содержит много изъянов. Шестидесятичетырехлетний врач хлипкого телосложения и ростом 160 сантиметров никак не мог совладать с сорокалетним Людвигом, ростом под два метра.
Существует версия сердечного приступа. Король вёл в последние месяцы малоподвижный образ жизни, весил почти двести килограммов. Однако при вскрытии тела опального монарха, в присутствии двенадцать врачей документально зафиксировано, что сердце у короля было абсолютно здоровым, и он не мог утонуть из-за его внезапной остановки.
Людвиг был отличным пловцом, что делает версию несчастного случая маловероятной.
Людвиг часто заявлял, что готов свести счёты с жизнью. Поэтому официальным источникам выгодно было поддерживать версию безумия и самоубийства.
Есть также версия, что до прогулки король был опоен наркотическими средствами и просто рухнул на берегу озера. По словам свидетелей, врач намеренно отослал санитаров, которые сопровождали короля на прогулках. Когда Гудден стал оттаскивать тело на глубину, от холодной воды Людвиг пришёл в себя, и началась борьба, следы которой и обнаружили спасатели.
Но зачем психиатру было убивать короля?..
Трудно поверить, что сорокалетнего могучего короля отпустили гулять в сопровождении шестидесятилетнего профессора, да ещё отпустили охрану. Скорее всего за ними приглядывали незаметно, и когда король попытался бежать, его убили.
Тёмная дождливая ночь лучшее время для преступления.
Король не утонул, ему «помогли утонуть», судя по многочисленным следам чужих ботинок на месте трагедии. К тому же, утопиться на мелководье достаточно сложно.
Полицейское расследование трагического происшествия не отличалось особой тщательностью.
До сих пор нет ответа на вопросы: почему одежду короля (якобы с дырами от пуль) сразу же сожгли? Почему часы короля остановились на 11 часов раньше, чем часы сопровождавшего его врача? Почему тело короля сначала спрятали в доме лодочника, а затем этот дом сразу же снесли? Почему в свидетельстве о смерти фон Гуддена отсутствует медицинское обоснование причины его смерти?
Баварцы до сих пор помнят обстоятельства гибели своего короля.
В день, когда мы прилетели в Мюнхен, нам посчастливилось побеседовать с простыми баварцами. В разговоре они напомнили мне, что это день смерти короля Людвига. Я был приятно удивлён, что люди помнят своего монарха, и спросил, была ли его смерть самоубийством или убийством. Мне ответили, что Людвига убили заговорщики из высшей знати.
Да, простые баварцы любили своего короля. Но правящая элита решила избавиться от неуправляемого монарха.
Двадцать два года представители высшей знати Баварии «играли короля Людвига II», зная, что он не сын короля Максимилиана II и не законный наследник трона. Так дурачили простой народ. Когда это надоело, с Людвигом расправились. Исполнители приговора бесследно исчезли. Родной дядя— Леопольд — оказался в выигрыше. Он на целых 27 лет стал регентом — фактическим правителем Баварии — при полоумном племяннике Отто.
Правящая верхушка приветствовала победу над непредсказуемым и уж очень независимым королём-отшельником.
Есть мнение, что у истоков искусно подготовленного государственного переворота в Баварии находились представители загадочной местной секты иллюминатов (посвящённых). Создавший её ещё в конце XVIII века Адам Вайсхаупт писал: «Мораль представляет собой не что иное, как искусство учить людей… как сбросить ярмо опеки… как обходиться без принцев и правителей».
Одним из инициаторов отлучения короля от власти был граф Макс фон Хольштайн, бывший фаворит короля, отправленный им в отставку. Именно он пустил слух о безумии короля, именно он инициировал арест Людвига, он же первый объявляет версию о самоубийстве монарха. Так Хольштайн отомстил Людвигу за свою отставку.
Министры предали своего короля! Точно так же предали императора Николая II его генералы. Так же предали Наполеона его министры, открыв дорогу на Париж.
Когда хотят избавиться от правителя, его объявляют либо больным (как Михаила Горбачёва), либо сумасшедшим (как Павла I).
Император Павел, как и Людвиг Баварский, был слишком романтичен, за что и был смещён.
Людвиг II был похоронен 19 июня 1886 года в усыпальнице церкви Святого Михаила в Мюнхене. Баварцы устроили пышные похороны.
Одни считали, что короля утопили в озере; другие, что во всём виноват Бисмарк; третьи, что Людвиг был слишком хорош для своего времени.
Людвиг до сих пор считается олицетворением доброго баварского монарха.
Это был последний романтик на троне!
Поль Верлен назвал его «единственно подлинным королём XIX столетия».
Сейчас на месте гибели Людвига II в озере Штарнберг установлен деревянный крест. Каждый год в день смерти короля его почитатели украшают крест венком.
Многие баварцы убеждены, что более великолепного короля не было нигде и никогда. И сегодня, в день рождения Людвига II, в Баварии устраиваются празднества в его честь.
У портрета короля в часовне, построенной в память о нём в дворцовом парке Берга, круглый год стоят живые цветы. Стоят цветы и горят свечи и у саркофага короля в церкви Святого Михаила в Мюнхене.
В 1982 году в Линдерхофе был установлен памятник Людвигу II.
О короле Людвиге, его жизни и смерти сложено много народных песен. Существует около 60 обществ почитателей Людвига II. В 2003 году один фанат, рюкзак которого был набит фотографиями Людвига II, пытался покончить с жизнью на месте гибели баварского короля.
Что же должен сделать правитель, чтобы остаться в благодарной памяти потомков?
Не всякому удаётся сохранить о себе память мудрым правлением. Многие стремятся увековечить своё правление возведением величественных дворцов.
Мы восхищаемся гатчинским дворцом императора Павла и парками Павловска, дворцами и парками Петродворца, екатерининским дворцом в Царском Селе…
Людвига считали полусумасшедшим чудаком. Но король оставил после себя непревзойдённые по красоте замки. На их возведение он тратил прежде всего свои личные средства, которые отпускало ему государство на его личные нужды. Причём тратил в своём государстве, чем обогатил десятки тысяч подданных.
Возводя свои замки, Людвиг осуществил очень выгодную инвестицию в будущее своей любимой Баварии. Он создавал высокохудожественные творения, которые украсили страну.
Людвиг добился того, что опера Мюнхена стала лучшей в мире. Множество путешественников стекалось в Мюнхен исключительно чтобы послушать оперу.
То, за что обвиняли и называли сумасшедшим, теперь благодарят. Обычная судьба гения!
Так кто же прав: ленивое большинство или странный непонятный одиночка, возомнивший себя гением?
Сегодня Нойшванштайн является вторым (после Эйфелевой башни) самым посещаемым туристическим местом в мире. Каждый год в этот замок в баварских Альпах приезжает более 1,3 миллиона туристов. Нойшванштайн уже давно окупил сделанные в него вложения и приносит доход.
Так что спасибо королю Людвигу II за его стремление жить возвышенно и тонко, за строительство великолепных замков – храмов вечных ценностей!
«Я строю свои замки для того, чтобы в них могли жить мечты и идеал красоты», – говорил Людвиг. – «Люди должны знать, что здесь возникло прекрасное только ради прекрасного. Прекрасное без цели».
Его замки по сути были храмами. Истинные короли строят храмы!
А что ещё могут короли?!
"В стране должен быть кто-то, кто думает не только о пользе, не только о выгоде. И если нет других, этим человеком должен быть король». Так считал Людвиг II Баварский.
Людвиг должен был родиться актёром или поэтом, архитектором или музыкантом, философом или художником. Но он родился королём. И всю жизнь страдал от этого.
Было ли в этом его предназначение? Сейчас можно сказать «да».
«Наверное, моё место в зеркальном зале, где у людей нет тени», – говорил Людвиг.
Людвиг – человек другого мира – потусторонний! – как и его любимый Лоэнгрин.
Рыцарь Лоэнгрин пришёл из другого измерения, чтобы напомнить людям: всех нас ожидает мир иной – каждому по его заслугам.
В нашем падшем мире такие люди чужие. Они кажутся странными, непонятными, чужаками…
«А почему я должен быть таким как все? – говорит Людвиг. – Мир, который нас окружает, отвратителен, омерзителен. Всё, что интересует людей, это материальное благополучие. И ради этого материального благополучия они готовы пойти на любую низость. Я не такой, как они. Я хочу искать счастья в невозможном. Я хочу жить в абсолютной истине!»
Отец Хофман – духовник Людвига – говорит ему: «Для своих подданных ты должен быть по сути таким же как они. Ты не должен быть другим, не должен быть чужим. Вагнер был изгнан, потому что он гений. А гений значит чужой, не такой как все».
«Но что же мне с собой поделать? Мне нужно всё иль ничего. Я не хочу себя подделать ни под кого, ни подо что. Да, я чужой себе и людям. Странный — вот имя для меня. Я не приемлю серых буден и лжи с названием “семья”. Пусть замерзаю средь бездушья, из слёз свою броню создав. В ней одиночества удушье, и задыхаюсь весь в слезах. Как мотылек, я засыпаю на холоде и на ветру, и очень скоро, точно знаю, без понимания умру. И если где-то в одночасье вдруг вспыхнет огонёк любви, лечу к нему сквозь все ненастья, чтоб в пламени сгореть свечи. Но лучше ль жить так, замерзая, мне в одиночестве своём? Пусть лучше, к смерти подлетая, всё лучшее в себе спасём. И вот несусь, куда не зная, чтоб в пламени любви сгореть. Пусть лучше буду жить мечтая, чем жить, чтоб только умереть».
(из моего романа «Чужой странный непонятный необыкновенный чужак» на сайте Новая Русская Литература
А по Вашему мнению, КАК ЗАСЛУЖИТЬ БЛАГОДАРНУЮ ПАМЯТЬ ПОТОМКОВ?
© Николай Кофырин – Новая Русская Литература – http://www.nikolaykofyrin.ru
Мой видеоролик «Нойшванштайн Людвига Баварского» можно посмотреть здесь:
http://www.youtube.com/watch?v=swwl-oYgiE8
О стране «Германия»
Соотношение стоимость/качество
Природа
Наличие интересных экскурсионных объектов
Оценки: Всего оценок 13, Сумма 65, Средняя 5
Эллен, irinus, Nata, Наталья (Night Bird), Ирина, gabi33 (Галина), Татьяна, Мила (Nutrija001), Ирина К, Свет*лана, Игорь, Альпусечка рябиновые бусы, НАТка - ШОКоладка (Бздэнский уезд)
Полезность:4
2
Комментарии: Всего 7
gabi33 (Галина) Отправить сообщение (30.08.2012 15:44)
Титанический труд! Я тоже имела удовольствие посетить замки Баварии в т.ч. и Нойшванштайн. Впечатления сказочные,да еще экскурсовод нам достался замечательный, практически всю эту информацию донес пока ехали к замкам.
Эллен (Москва) Отправить сообщение (30.08.2012 16:31)
Рассказ замечательный. Но на этом сайте и в моём отзыве по южной Баварии всё это тоже описано. Только замок не Гогеншвангау, а Хоэншвангау. И фильм Луко Висконти я тоже смотрела. И сколько я ни читала про Людвига Второго фон Виттельсбаха, все пишут, что он был не только интроверт ,романтик и мечтатель, погружённый в мир грёз, он был сильнейше психически болен, у него была прогрессирующая шизофрения, к тому же любить по-настоящему Сисси он не мог, он был ярко выраженным геем. Именно поэтому и расторг свою помолвку с Шарлоттой. Когда я ехала в Баварию, я всё это уже знала, не хуже экскурсовода. Но все замки, что я видела, а видела только три: Нойшванштайн, Хоэншвангау и Херренкимзее мне очень понравились! Спасибо! Конечно, труд титанический, но надо было бы хоть чуть-чуть сюда Ваших фотографий добавить. Поверьте, отзыв привлёк бы ещё больше внимания!
А за чем его биографию жизни описывать в отзыве? Это можно и на сайте прочитать.
Мой видеоролик «Нойшванштайн Людвига Баварского» можно посмотреть здесь:
http://www.youtube.com/watch?v=swwl-oYgiE8
Прочитать мою статью с фотографиями исторических лиц можно здесь:
http://www.liveinternet.ru/users/1287574/post233167004/
Спасибо за внимание!
Игорь (Москва) Отправить сообщение (30.08.2012 22:48)
А и не надо больше фото! Человек целенаправленно писал о Людвиге и получился вполне серьезный реферат. За что автору поклон и благодарность. А рассматривать 100 фото под названием "Я в профиль на верблюде в Хургаде ( Кемере, Шарме и т.п.) , а потом еще 100 "Я анфас" - уже сил нет. Да еще и отзыв про то что кандей не работал, а аниматоры были прикольными. Тьфу, прости Господи! Так что Николай заслуживает самой высокой оценки, на мой взгляд и вкус!
"Император Павел, как и Людвиг Баварский, был слишком романтичен, за что и был смещён."
Конечно, не за романтизм был смещен (убит) Павел I, а за слишком радикальные реформы, которые взялся проводить в стране, затрагивая коренные интересы "столпов золотого века Екатерины".
А Людвига жаль! Я так прониклась его историей, живя в королевской деревне, КАЖДЫЙ день посещая его замки, впитывая атмосферу и ауру короля и его времени.
Фото к отзыву: Фотогалерея

Яндекс.Метрика
яндекс цитировани€