«Город, забытый до слёз…»

    Посвящается Н.

    Как обычно у нас с сыном и бывает, решение поехать в Тбилиси возникло спонтанно. В запасе было 3 свободных посленовогодних дня, и изначально мы собирались слетать в Стамбул. Однако в процессе поиска билетов выяснилось, что попасть на берега Босфора можно только с транзитной отсидкой сроком не менее 12 часов, причем в большинстве случаев в аэропортах шенгенской зоны, так что даже в город съездить не было бы возможности из-за отсутствия визы.

    В Тбилиси же можно было добраться с минимальным временем ожидания между стыковочными рейсами – проблема была только в том, что это были рейсы «БелАвиа». Кто читал мой отзыв о летней поездке в Батуми

    http://www.tury.ru/otzyv/id/154056

    должен помнить все ужасы, которые сопровождали это путешествие, и мои обещания больше никогда не летать белорусской национальной авиакомпанией.

    Однако в борьбе между необходимостями лететь через Минск или торчать в скучной постновогодней Москве победила жажда путешествий, и билеты были куплены. На всякий случай сходил в церковь и поставил свечи за удачное путешествие.

    Когда вышли в минском аэропорту, сын мой сказал первым делом: «Это что еще за провинциальный дом культуры?». О своих впечатлениях по поводу международного аэропорта города Минск я писал в предыдущем отзыве, но ТАКИЕ ассоциации даже в голову не приходили… Впрочем, вполне правильные ассоциации.

    О том, как пришлось тащиться с багажом на два этажа вверх, я уже тоже раньше писал. Всем, кто летает транзитом через Минск, надо помнить, что с тележками перемещение между этажами внутри терминала невозможно в принципе.

    Приятной неожиданностью стало то, что в минском Duty-Free оказались в наличии мои любимые шоколадки Starbrook Airlines, причем в более широком ассортименте и по цене в два раза ниже, чем в московской «Азбуке Вкуса». Соответственно и купил их в двойном экземпляре, и правильно сделал, потому что на вылете из Грузии их не было, а в самом Тбилиси было не до хождения по магазинам .

    Когда мы уже сидели в накопителе, объявили о переносе нашего рейса на час «в связи с заменой самолета». «Началось!», - подумал я, вспомнив свои летние мытарства, но, к счастью, вылет задержали действительно всего на час и в Тбилиси мы прибыли с небольшим опозданием, нагнав время в пути.

    Впрочем, странно было бы, если бы наши неприятности в Белоруссии на этом завершились – на обратном пути тоже кое-что произошло, но об этом позже.

    В тбилисском аэропорту я прихватил со стойки брошюру о Tax-Free в Грузии на нескольких языках, включая русский и армянский. Уже тогда мне кое-что показалось странным, но я не стал вчитываться и вникать. Лишь позже, изучив ее, понял, что армянский текст в ней напечатан задом наперед! Зато русский текст безупречен.

    В Тбилиси я не был с 1981 года и, естественно, предполагал, что за 30 лет он сильно изменился. А если учесть, что в детстве, часто навещая этот чудесный город, я добирался туда обычно поездом и только один раз на машине, то дорога из аэропорта (как и сам аэропорт, построенный в 2007 году) была мне абсолютно незнакома. Кстати, именуется она «Улицей Президента США Джорджа У. Буша» (кажется, это младшенький), и я так и не смог понять, чем он заслужил такую честь, тем более будучи живым и здоровым.

    Немного забегая вперед, скажу, что ситуация с такси в Грузии достаточно аховая по сравнению, скажем, с Ереваном – нет четких ставок, стоимость поездки на одно и то же расстояние может отличаться в разы в зависимости от наглости таксиста и неосведомленности пассажира, достаточно сложно заказать машину по телефону, потому что она может придти только через час, и т.д. В общем, примерно как в Москве…

    В то же время такси остается одним из самых популярных средств передвижения, опережая по популярности метро. Об этом я как-то не подумал, выбирая отель поближе к станции метро «Авлабар». Сначала-то забронировал места в недорогом мини-отеле «Понто», но потом посмотрел на карте его расположение, и показалось, что он находится далековато от транспортных узлов, поэтому перебронировался в более дорогой, хотя тоже «мини» отель «Georgian House», находящийся буквально в 100 метрах от метро. Однако позднее, прогуливаясь по городу, я наткнулся на этот самый «Понто» и понял, что опасения по поводу его удаленности были преувеличены, зато сам отель показался мне гораздо более симпатичным, чем тот, в котором мы остановились.

    Когда таксист наконец-то довез нас до «Georgian House» (да, вот еще интересная особенность – многие тбилисские таксисты плохо представляют себе географию города, особенно в старой его части, и нередко можно наблюдать картину, когда водители гудками останавливают друг друга и спрашивают дорогу; кстати, это относится и к врачам «Скорой помощи»), было около половины шестого утра. По правде говоря, я рассчитывал, что нас поселят, несмотря на то, что официальное время заселения 12:00. Однако заспанный портье (позже про него тоже будет забавная история) огорошил нас, сказав, что все номера заняты.

    Возникла дилемма, чем себя занять. С одной стороны, очень хотелось спать после бессонной ночи. С другой стороны – было четкое понимание того, что если мы сейчас устроимся почивать – сначала в холле на креслах, а потом уже в номере – то продрыхнем до вечера, и один день из трех будет потерян.

    Посовещавшись на месте, приняли с сыном соломоново решение – сейчас пойти погулять по ночному городу, а когда устанем – вернемся в отель и будем ждать, пока освободится номер.

    Ночной Тбилиси, особенно освещенный рождественской иллюминацией, безумно красив – причем эта красота совсем другого плана, нежели дневного Тбилиси – как будто это два совершенно разных города!

    Ведомый неким наитием и обрывками детских воспоминаний, я повел нас к реке. Окрестности узнавались с трудом – вокруг высились какие-то грандиозные вновь отстроенные сооружения, среди которых вдруг случайно пробивались старинные здания, очертаниями вызывавшие в душе ностальгию.

    Выйдя к реке, мы обнаружили себя стоящими на вершине высокого и чрезвычайно живописного обрыва, под которым расположился красивый парк, которого в моем детстве точно не было (как я узнал позже, парк называется «Рике» и открыт он был только летом 2011 года), и стеклянный мост весьма необычной конструкции.

    Как оказалось впоследствии, это и есть знаменитый Мост Мира, который сами тбилисцы именуют «Памперсом», но мне лично он своей формой напоминает гигиеническую прокладку (без крылышек). Уникальность этого моста заключается в примененной в нем системе освещения, разработанной французским дизайнером Филиппом Мартино.

    Надо сказать, что нынешние грузинские власти очень любят строить стеклянные сооружения. Даже президентский дворец увенчан стеклянным куполом – понятно, что бронированным. А уж о том, что все полицейские участки в Грузии построены из стекла, дабы все знали, что полиции нечего скрывать от народа, рассказывалось уже неоднократно – подтверждаю, так оно и есть!

    Спустившись с обрыва по лестницам и пройдя через парк (представляю, как же в нем красиво летом!), решили перейти по стеклянному мосту на другой берег. Пока шли, я все пытался понять, как же он освещен – понял только, что светодиодами. Но как их меняют, если какой-нибудь перегорит – так и осталось загадкой.

    Таких перепадов высот, как в Тбилиси, я не припомню ни в одном из городов, где бывал. Считается, что Москва стоит на холмах – Тбилиси же стоит на горах! Соответственно и температура в пределах города может отличаться чуть ли не в десяток градусов в разных районах. Перед поездкой я посмотрел прогноз погоды – на дни нашего пребывания Интелликаст обещал плюс 7-9 днем и около нуля по ночам. Как ни странно – наврал: на второй день пошел снег и лишь на третий выглянуло солнце, да и то было холодновато.

    В это утро, когда мы прогуливались по ночному городу, температура явно была ниже нуля, хотя и это ничего, если бы не сильный ветер. Тем не менее, оглядывая красоты практически безмолвного города, мы старались не замечать ухудшающуюся погоду и постепенно продвигались в сторону проспекта Руставели – причем интуитивно, потому что местность я практически не узнавал. Как оказалось впоследствии, мы прошли мимо многих исторических и культурных памятников, включая церковь Сиони – резиденцию Патриарха грузинской православной церкви Илии II.

    Наконец сын заявил, что он устал и проголодался, и мы начали искать место, где перекусить. Логика подсказывала, что на центральной улице города – проспекте Руставели – должны быть круглосуточные заведения. Уточнили направление у случайно встретившегося замерзшего продавца цветов и двинулись к теплу и еде.

    Логика не подвела, и голодный ребенок ломанулся в первое же открытое заведение. Это была ошибка. Как выяснилось впоследствии, дальше по проспекту было еще несколько открытых кафешек, а в этой нас, конечно, накормили, но качество еды было так себе – согласитесь, что за 10 минут нормальный шашлык приготовить невозможно! Да и накурено было там – мама не горюй!

    Позже я заметил, что многие тбилисские заведения – магазины, аттракционы, места общественного питания – если у них не круглосуточный режим работы, то не всегда обременяют себя соблюдением установленного времени, и при отсутствии клиентов могут закрыться на полчаса-час раньше положенного.

    Голод был утолен, и нас снова потянуло в сон. Решили возвращаться в гостиницу. Прогулявшись еще немного вверх по проспекту Руставели, вышли к одноименной станции метро.

    Система оплаты в тбилисском метро довольно любопытна. Надо приобрести за 2 лари магнитную карточку и положить на нее некую сумму. Первая поездка стоит 50 тетри, вторая – 40 тетри, третья и последующие – по 30 тетри. Но только при условии, что время между проходами составляет не менее 15 минут.

    Но нас ждал приятный сюрприз. Оказывается, 31 декабря и 1 и 2 января тбилисское метро работает бесплатно! Так что в гостиницу мы вернулись на халяву…

    Кстати, что еще понравилось в тбилисском транспорте – автобусные остановки с электронными табло, на которых высвечиваются номера маршрутов и время, оставшееся до подхода ближайших машин. В общем, все как в Европе, вплоть до четкого соблюдения установленного графика. Тбилиси – один из немногих посещенных мной стольных городов, где напрочь отсутствуют пробки, несмотря на большое количество автомобилей.

    Увы, но никто из постояльцев еще не собрался с утра пораньше выехать, так что мы с сыном устроились в креслах в холле и погрузились в глубокий сон. Периодически я слышал какие-то голоса – по-видимому, это были жильцы, которые шли на завтрак и обратно. Где-то в 11 я приоткрыл глаз и вопросительно посмотрел им на портье (уже другого). Он тут же сообщил мне, что минут через 15 номер для нас будет готов, и я снова заснул.

    Наконец нас разбудили и проводили в номер. В полусонном состоянии я обратил внимание на то, что номер был чистым, но… Во-первых, уборщица второпях забыла убрать воздушные шарики, оставшиеся от прежних постояльцев (видимо, они что-то праздновали). Во-вторых, постельное белье было хоть чистое и глаженое, но дырявое! Наволочки были не по размеру и подушки постоянно из них выскакивали.

    (Позже, когда мне надо было погладить рубашки, меня отправили с утюгом в местную прачечную, и я понял, почему у них белье в таком состоянии – с такой древней стирально-гладильной техникой это неудивительно.)

    Однако в тот момент у меня совершенно не было ни сил, ни желания возмущаться – хотелось только спать. А позже плюнул на все и решил, что просто больше никогда не буду останавливаться в «Georgian House».

    Когда-то давно в Тбилиси жила моя многочисленная родня со стороны мамы (которая тоже там родилась), у которой, как уже говорилось, я частенько гостил в детстве. Теперь же остались только две семьи, и мне обязательно надо было с ними повидаться и вообще просто познакомиться с кузеном и племянниками, которые появились на свет уже после моего последнего визита в Тбилиси.

    Проснувшись ближе к вечеру, мы решили, что надо начать с посещения родных, тем более что выходить в город без сопровождения практически бесполезно – он изменился настолько, что легко можно заблудиться или просто не понять, где что находится – а путеводителей по Тбилиси в Москве просто нет!

    Сказать, что мой звонок тетушке вызвал шок – не сказать ничего! Вот уж чего она ожидала меньше всего – так это того, что я могу оказаться в столице Грузии в начале года. Но тбилисские традиции будут жить в веках! Тем более что мы попали туда в самый разгар новогодних праздников, когда столы ломятся от угощений и гостями полон каждый дом, так что плюс-минус два московских гостя…

    Мой старший кузен, с которым я был дружен с детства, сорвался с загородной вечеринки, где он с друзьями встречал Новый Год, и с детьми примчался к маме. Оказался он там раньше нас, потому что нам опять попался таксист, который не знал дорогу, и в одном месте даже ехал задним ходом по дороге с односторонним движением, потому что промахнулся на повороте и был вынужден заехать под кирпич! Так он трясся от страха нарваться на патруль, пока не развернулся во дворе и не поехал задом.

    При этом у него хватило наглости потребовать у нас «10 рублей», на что я пригрозил ему, что расплачусь настоящими рублями, а не лари, которые он имел в виду. Разница – двадцатикратная.

    С кузеном мы уговорили за ужином две бутылки коньяка и сумели поговорить о многом. Сын мой в это время наворачивал вкусности, которые ему ранее никогда не доводилось пробовать – сациви, лобио, долму, гозинахи – тетушка моя, несмотря на преклонный возраст, готовит вкусно и с удовольствием.

    Самое время прерваться и рассказать о том, как простые тбилисцы видят ситуацию в своем городе и стране, что они думают о власти и политике, ну и вообще о жизни…

    Что бы здесь у нас ни рассказывали, жители Грузии с большим уважением относятся к Мишико Саакашвили, хотя и считают его эксцентричным. Хотя бы за то, что он ликвидировал коррупцию и смог обеспечить безопасность жителей. Слово «взятка» в грузинском языке отсутствует. Полиция пользуется всеобщим уважением и доверием. Детей спокойно отпускают гулять по городу и не беспокоятся, даже если они не вернулись домой до глубокой ночи.

    Нино Бурджанадзе, которая преподносится российскими СМИ как чуть ли не мощнейшая политическая сила в Грузии, на самом деле на тамошней политической арене – просто никто. Как говорят сами грузины, во всей грузинской истории была только одна женщина во главе страны – царица Тамара, и ее с лихвой хватило на много веков, больше такого им не надо, так что Нино может даже и не пытаться. Хотя и странно – правление царицы Тамары считается «золотым веком» в грузинской истории…

    О полицейской службе можно рассказывать долго. Друг младшего моего кузена, который имел отношение к правоохранительным органам, пытался разъяснить структуру и функции грузинской полиции, но я не все запомнил. Впоследствии, уже в Москве, смотрел их сайт http://www.police.ge, но и он не сильно помог по причине того, что основная часть информации на нем дана по грузински.

    Больше всего меня поразило следующее. Одно из подразделений грузинской полиции называется «мандатура». Это что-то вроде охранников, секьюрити. Причем школьные учителя в возрасте до 42 лет проходят трехмесячные курсы в полицейской академии и становятся сотрудниками мандатуры. То есть выполняют одновременно полицейские и преподавательские функции с соответствующими правами. Все территории школ до последнего уголка контролируются видеокамерами, и сотрудники мандатуры обязаны предотвращать и ликвидировать конфликты на любом закрепленном за ними участке. Скажем, прохожий, который увидел, как у школы дерутся ученики, даже не имеет права вмешаться – это обязанность мандатуры, которая появляется на месте тут как тут и локализует конфликт. С другой стороны, у учеников тоже довольно много прав, и если они пожалуются на сотрудника мандатуры, то дело может дойти даже до его увольнения.

    Многие знают, что коррупция в грузинской полиции ликвидировалась долго и болезненно, но в конце концов власти добились того, что полицейские теперь честны до безобразия. Периодически службы собственной безопасности проводят проверки, устраивая провокации с попыткой дачи взятки полицейскому (при этом никто никогда не знает, под каким обличьем и в какое время будет устраиваться это мероприятие), но за последнее время никто ни разу не попался. Еще бы – никому не хочется потерять престижную и высокооплачиваемую работу!

    Во всем этом вот что меня изумляет. В советские годы Грузия считалась самой коррумпированной из республик, неисчислимо было количество историй и анекдотов о том, как с помощью взятки решались любые вопросы («Э-э-э, дарагой, это нэ баран, это магарыч – баран в Москве учится!») – и всего лишь за 20 лет такие разительные перемены!

    Можно обратиться в полицию с заявлением о любом нарушении со стороны любого человека или организации – и нарушители будут выявлены и сурово наказаны. В общем, как в старинных европейских традициях. На наших глазах в метро какой-то пьяный товарищ шел и громко кричал: «Я – вор!» – до ближайшего полицейского, которых там по двое на каждой платформе.

    В грузинском уголовном законодательстве существует статья, по которой любой, кто признает себя «вором в законе», автоматически отправляется за решетку на 15 лет. Чтобы еще больше унизить криминальных авторитетов, Саакашвили дал команду перекрасить стены тюрьмы, где они сидят, в розовый цвет. Как известно, «вор в законе» не имеет права отказаться от своего титула. Так вот – на всегрузинской сходке криминальных авторитетов было принято решение, что в момент ареста «вору в законе» разрешено отречься от своего титула и это не будет иметь для него никаких последствий – впоследствии его вновь «коронуют». Тем же, кто остался приверженцем традиций, пришлось уехать из страны – в основном в Россию.

    Кузен мой, с которым мы пили коньяк, служил в свое время в Министерстве обороны и был уволен по сокращению. Тогда он подал на министерство в суд и выиграл его, получив компенсацию в размере около $3 000. После этого министерство перестало увольнять офицеров по сокращению и стало проводить аттестации, на которых «срезало» неугодных вопросами, на которые либо нет однозначного ответа, либо чаще всего ответы на них просто затерялись в глубинах памяти. Например: «Каким цветом наносится на тактические карты расположение палаточных городков?».

    Тут мы подошли к достаточно сложной и лично мне очень неприятной теме. В последние годы власти Грузии проводят чуть ли не насильственную «грузинизацию» страны, и эта политика становится причиной многих проблем во внутренней и внешней жизни страны, в том числе войны с Россией. Об этом чуть позже, а пока расскажу о том, в чем она выражается, эта «грузинизация».

    Начать надо с того, что Грузия всегда была многонациональным государством, причем почему-то с преобладанием армянского населения. Скажем, до конца 50-х годов прошлого века армяне составляли не менее половины жителей грузинской столицы, а до Октябрьской революции из 47 мэров Тбилиси 45 были армянами. Ничего удивительного, что, получив независимость, государство стало активно блюсти интересы коренного населения (хотя, если копнуть глубже, грузины представляют из себя не мононацию, а совокупность порядка 20 этногрупп, таких как мегрелы, сваны, имеретины, кахетинцы и др.).

    Однако проявления национального самосознания порой приобретают курьезные формы – скажем, в самых посещаемых туристических объектах зачастую отсутствует информация на каком-либо языке, кроме грузинского. Учитывая своеобразие местной письменности, у туристов из стран, где принят латинский алфавит, нет шансов даже догадаться, что написано на табличке.

    Знаменитую на весь мир реку, которую все знают как Куру и которая воспета во многих литературных произведениях – теперь именуют грузинским, но труднопроизносимым названием Мтквари (даже на дорожных указателях на английском языке).

    Кстати, о грузинском письме. Наиболее распространенной является версия о том, что его создал Месроп Маштоц – тот же самый епископ, который создал и армянский алфавит. Эта версия подтверждается безусловным сходством армянских и древнегрузинских букв. Естественно, грузинские ученые эту версию отвергают.

    В отместку армяне придумали анекдот. Якобы пришли к Маштоцу грузины с просьбой создать для них алфавит. Маштоц в это время ел спагетти и был очень разозлен тем, что его отвлекли от обеда. Он швырнул тарелку в ходоков, и макароны повисли на стенах, приняв изогнутые формы. Грузины их перерисовали – так и была создана письменность.

    По поводу отсутствия в грузинском языке строчных и прописных букв есть другая байка. Якобы грузины считают, что письменность – дар Божий, и негоже одним буквам возвышаться над другими.

    Но вернемся к национальному вопросу. Частенько «пятый пункт» оказывается серьезным препятствием при поступлении на работу – представителей некоренной национальности неохотно берут на какую-либо серьезную должность, тем более на государственную службу, даже несмотря на то, что они успешно проходят аттестации и собеседования. А безработица в Грузии составляет ни много ни мало 16% трудоспособного населения.

    Наконец завершился наш первый день пребывания на родине моих предков, и сытые, пьяные и довольные мы вернулись в отель. Понятно, что и ни в один из последующих дней я не был трезвым – это вовсе неудивительно в стране, славящейся своим виноделием.

    Кстати, тут снова надо сделать небольшое лирическое отступление и еще немного поговорить об историческом соперничестве двух соседних народов – грузин и армян. Как известно, между ними давно ведутся споры о том, у кого что древнее – вспомним хотя бы анекдот о том, как грузины выкопали ведро, якобы датированное 3000-м годом до н.э., не обратив внимание на надпись на днище «Ереванский Алюминиевый Завод». А армяне якобы отловили в Севане бутылку со свитком, который подтверждал, что поэму «Витязь в тигровой шкуре» написал великий армянский поэт Ашот Ростомян – не обратив внимания, что бутылка была из-под «Боржоми».

    Однако что считалось неоспоримым до недавних пор – так это то, что виноделие в Грузии зародилось раньше, чем в Армении. И как раз во время нашего пребывания там активно обсуждалась недавно распространенная информация о том, что на территории Армении обнаружили винодельню 6000-летней давности – естественно, грузинское общество категорически не хотело ей верить.

    На следующий день намечался визит к другой моей тетушке и знакомство с моим младшим кузеном, который всего на 7 лет старше своего племянника, то есть моего сына. Однако кузен не стал ждать, пока мы к ним приедем, и сам примчался за нами в отель, после чего неустанно сопровождал нас практически до самого нашего отъезда.

    Повторилась сцена традиционного гостеприимства с обильным угощением и выпивкой. Как раз там мы и познакомились со школьным другом моего младшего кузена (назовем его С-н),который в свое время служил в охранной структуре, имеющей отношение к грузинскому президенту. Он рассказывал множество забавных историй из времен своей службы. Одна из них мне особенно понравилась, и я ее здесь перескажу.

    В одном из тбилисских аэропортов есть персональная комната президента Михаила Саакашвили, где он занимается государственными делами или отдыхает перед полетами.

    Доступ в эту комнату имеют только сотрудники его личной охраны, причем каждый вход и выход фиксируется в журнале дежурным, сидящим у входа.

    Как-то декабрьским днем 2008 года один из охранников подошел к дежурному и сказал, что забыл дома удостоверение.

    - Ты хоть имя-то свое скажи, - попросил дежурный.

    На что телохранитель ничтоже сумняшеся ответствовал:

    - Усама Бен-Ладен.

    Так с тех пор в журнале хранится запись о посещении президента Грузии: "В такое-то время зашел Усама Бен-Ладен, в такое-то время ушел Усама Бен-Ладен".

    Причем когда у дежурного позже спрашивали, почему он не насторожился, услышав явно нестандартное имя, тот на голубом глазу сказал: «Да я подумал, мало ли что – наверное, азербайджанец».

    С-н как раз один из тех представителей нацменьшинств, которые никак не могут найти себе работу, хотя он успешно прошел уже пять собеседований – и везде отказ без объяснения причин.

    Разговор за столом также велся на общежитейские темы, но затронули еще и тему войны. Нам рассказали, какое это было ужасное время, как погибали сыновья друзей и знакомых, как грузины принимали у себя беженцев из Абхазии, как готовились к тому, что российские войска могут занять Тбилиси. В общем, лишний раз стало ясно, что почти все, что рассказывают нам с экранов телевизоров и со страниц газет – откровенное вранье!

    Однако когда я спросил о причинах, из-за которых начались боевые действия, С-н подтвердил мои худшие опасения, рассказав о том, что это именно грузины начали стрелять в российских миротворцев. То, что это была провокация – факт. Кто организовал эту провокацию – осетины, американцы, русские или сами грузины – сейчас уже точно не узнать. Но грузины поддались на эту провокацию – не в последнюю очередь именно из-за проводимой в стране «грузинизации». Во всяком случае, бытует мнение, что американцы обещали грузинам, что Россия не станет вмешиваться в конфликт, а еще обещали свою поддержку. В результате все вышло с точностью до наоборот. Россия «удачно» воспользовалась ситуацией и укрепила свои позиции на черноморском побережье, а американцы отошли в сторону и сделали вид, что они тут вообще не при чем.

    Другой вопрос, что в конце всей этой истории Россия повела себя самым позорным образом и выставилась на посмешище, пытаясь любыми способами заставить весь мир признать Абхазию и Южную Осетию – и чаще всего была послана. Всем давно известно, что отношение России к Грузии определяется личной неприязнью Путина к Саакашвили – но это как минимум глупо: путать свои личные пристрастия с государственными интересами. Хотя и причины неприязни понятны – наши нынешние власти могут из штанов выпрыгнуть, но коррупцию, как это сделали в Грузии, им не победить никогда!

    Наконец официальная часть нашего визита была завершена, и можно было переходить к культурно-просветительской программе. Прикинули примерные маршруты на оставшиеся полтора дня и отправились в путь.

    Грузинские руководители, в отличие от российских, не страдают хронометрическим кретинизмом, поэтому страна живет в своем естественном часовом поясе: солнце встает и садится как ему положено, а не как решит какой-нибудь недалёкий президент – «повелитель времени». Так что светлого времени суток, несмотря на зиму, вполне хватило, чтобы осмотреть как можно больше достопримечательностей, пусть даже в режиме «галопом по Европам».

    Я сознательно не буду приводить некую общую информацию о местах и достопримечательностях, где мы побывали и которые повидали – все подробности можно найти в многочисленных справочниках и энциклопедиях; скажем, в той же Википедии. Буду рассказывать только те детали, которые малоизвестны или в чем-то не совпадают с другими источниками.

    Фотогалерея, иллюстрирующая нашу поездку, расположена в хронологическом порядке, и подписи к фотографиям тоже содержат много полезной информации. К сожалению, в некоторых местах делать снимки не получалось или они оказывались неудачными – о них я тоже расскажу.

    Первым делом решили отправиться на гору Мтацминда – самую высокую точку Тбилиси. Как мне помнилось из детских воспоминаний, подняться на нее можно было по канатке или на фуникулере, рядом с промежуточной станцией которого находятся могилы Александра Грибоедова и его жены грузинской красавицы Нино Чавчавадзе. Однако выяснилось, что канатная дорога и фуникулер уже давно не работают (как потом я видел у подножия горы, вход на фуникулер охраняется полицией – видимо, чтобы какие-либо отчаянные головы не совершали безрассудных попыток подъема). Так что добраться до места можно было двумя путями – на машине или пешком.

    Второй вариант был отвергнут сразу, подниматься пешком на высоту около полукилометра было как минимум затратно по времени. Таксист на древней машине, фырчащей и урчащей на серпантине, кое-как довез нас до патрульной будки у входа в Пантеон, рискнув при этом даже заехать под «кирпич».

    Мы походили вокруг церкви Святого Давида (Мама-Давити), воздвигнутой на месте молельни, в которой в стародавние времена поселился этот отшельник. Нашли могилу Грибоедова. Обязательно хотел показать ее сыну – армянский народ испытывает глубокую и бесконечную благодарность великому русскому писателю. Зашли в Пантеон, где похоронены многие видные представители грузинской культуры. По какой-то странной логике здесь же находятся могилы первого постсоветского президента Грузии Звиада Гамсахурдия (который до этого был похоронен в Грозном) и матери Иосифа Сталина Екатерины Джугашвили. При том, что ранее покоившиеся в Пантеоне коммунистические деятели были после окончания советской эпохи перезахоронены на других кладбищах города.

    И вновь сделаем небольшое лирическое отступление. В Грузии давно и успешно проводится повальная «десоветизация». По максимуму убираются все возможные упоминания о советском прошлом, за исключением тех, которые имеют безусловное историческое и культурное значение. Как известно, в советские годы многие грузины гордились тем, что великий диктатор Сталин был их соотечественником, и на лобовом стекле чуть ли не каждой машины с грузинскими номерами красовался портрет усатого «отца народов». Теперь подобное невозможно себе даже представить, и имя Джугашвили предано анафеме наравне с другими представителями коммунистической власти.

    Но и это поветрие порой доходит до курьезов. Скажем, недавно открытый на Авлабаре памятник героям фильма «Мимино» (работы небезызвестного Зураба Церетели, между прочим!) многими воспринимается в штыки как пример поклонения «проклятому советскому прошлому».

    Итак, надо было с середины склона Мтацминды подняться на ее вершину (высота горы – 740 м). От Мама-Давити наверх ведет извилистая тропинка, снабженная соответствующими указателями. Однако желание мерзнуть под холодными ветрами и царапаться о колючие ветки отсутствовало напрочь, и мы спустились пешком к подножию горы, где снова стали ловить машину, чтобы подняться на вершину уже по другой дороге (один достойный доверия источник упоминает как минимум пять способов взобраться на гору и спуститься с нее).

    Парк на вершине горы Мтацминда – весьма популярное место отдыха. Известен он еще с конца XIX века, когда на этом месте появились первые рестораны. В советские годы парк носил имя Сталина (а кого же еще!). Именно сюда привез своих «страшных знакомцев» Остапа Бендера и отца русской демократии Кису Воробьянинова несчастный председатель Одесской бараночно-бубличной артели Кислярский – чтобы в очередной раз расстаться со своими денежками. Привез, кстати, по той самой канатной дороге, чей верхний вестибюль сейчас используется в качестве билетной кассы и раздевалки для посетителей расположенного там катка.

    Парк Мтацминда выкупил и реконструировал известный олигарх Бадри Патаркацишвили, однако после его скоропостижной и таинственной кончины в 2008 году был перекуплен эмиром Саидом бин Сакром аль Касими, который устроил там парк развлечений.

    На входе и в самом парке гостей приветствует символ парка – существо, очень похожее на Чебурашку, но с рогами – зовут его Бомбора. Везде много увеселительных аттракционов. В парке же стоит 277-метровая тбилисская телевышка, знаменитая своей уникальной конструкцией. Нам очень хотелось покататься на колесе обозрения (которое, говорят, один круг делает за 18 минут), но оно было закрыто в связи с отсутствием посетителей (выше я уже писал о том, что прекращение работы заведения никак не связано с установленным графиком).

    Летом в парке Мтацминда тбилисцы наслаждаются прохладой в жаркие дни. Зимой же там промозглая погода и пронизывающий ветер. Тем не менее мы мужественно прогулялись через всю территорию парка и вышли на смотровую площадку, откуда открывался великолепнейший вид на город.

    Но дольше задерживаться уже не было никакой возможности, и мы быстро отправились на поиски такси, чтобы вернуться в город. На сей раз попался какой-то водитель-камикадзе (может, и фамилия у него была такая же? надо было спросить), который на горном серпантине мчался под сотню, спокойно обгонял по встречке на повороте и при этом умудрялся креститься на все находящиеся в пределах видимости храмы. (Это вообще очень распространенная в Грузии традиция.)

    Мы спустились в Старый Тбилиси и отправились в сторону проспекта Руставели, осматривая памятные места и достопримечательности. Заглянули в монастырь Святого Геворга, где жил, погиб и похоронен великий ашуг Средневековья Арутюн Саадян, известный под именем Саят-Нова. Обстоятельства его смерти до сих пор точно неизвестны. Было ему 73 года, когда войско персидского шаха Ага-Мухаммед Хана захватило Тбилиси. По одной версии, Саят-Нова закрывал ворота монастыря, где спрятались дети и старики, когда вражеское копье поразило его в спину. По другой – враги застали его в монастыре во время молитвы и потребовали отречься от своей веры, но ашуг отказался и был убит.

    В районе Сиони в Старом Тбилиси расположились знаменитые «Манташевские Ряды» – первый в городе прообраз торгового комплекса, построенный в конце XIX в. Г. Саркисяном по заказу известного филантропа Александра Манташева (о нем чуть ниже). В этих Рядах, расходящихся лучами по району, до сих пор расположены магазинчики и ресторанчики, в которых сохранились дух и обаяние старины.

    Долгая прогулка вызвала желание выпить хорошего восточного кофе и закусить его вкусными грузинскими сладостями. Наши провожатые предложили заглянуть в заведение под совсем не грузинским названием «Downtown». По дороге посетили памятник Сергею Параджанову и чуть дальше – памятник Софико Чиаурели.

    Кафе «Downtown» оказалось вполне европейского плана и с европейским же меню, в котором мне все-таки удалось отыскать «кофе по-восточному» – конечно, не такой вкусный, как я готовлю дома, но все же качественный. А уж на десерт пришлось удовольствоваться шоколадным мороженым – про него тоже нельзя сказать ничего плохого. И завершил трапезу стаканчик ирландского виски. Такой вот получился интернациональный перекус.

    В памяти всплыли детские воспоминания – прохладный павильон с надписью «Воды Лагидзе», шипучие освежающие ароматы. Молодое поколение вообще ничего не знает об этой тбилисской достопримечательности, а мои ровесники и люди старшего возраста могут только ностальгически вздыхать – если в стародавние времена бывали в Тбилиси и посещали это заведение, или если в не столь давние времена захаживали в грузинский Культурный центр на Старом Арбате.

    Митрофан Лагидзе, кутаисский провизор, основал свою фабрику по производству прохладительных напитков на основе сиропов из натуральных плодов и фруктов в конце XIX века. С тех пор бренд «Воды Лагидзе» стал лицом Грузии. На мой неискушенный взгляд, вкуснее лимонадов в мире не существует! Только не ведитесь на красочные надписи «Лагидзе» на бутылках, произведенных в Калужской, Тульской или Рязанской областях. Настоящие «Воды Лагидзе» могут производиться только в Грузии.

    До меня доходили слухи о том, что в настоящее время производство остановлено и все павильоны закрыты, и я поинтересовался у наших провожатых, правда ли это. К моей неописуемой радости, оказалось, что одно заведение еще существует, и я потребовал обязательно меня туда отвести.

    Итак, цель прогулки была обозначена, и мы отправились в полуторакилометровый путь по проспекту Руставели от Площади Свободы тем же путем, каким уже ходили предыдущей ночью. Но на сей раз, не влекомые голодом, могли спокойно осматриваться и фотографироваться, изучая многочисленные памятники и культурно-исторические строения.

    Площадь Свободы, исходная точка маршрута, раньше носила имя Ленина, а еще раньше – Лаврентия Павловича Берия. А появилась она вообще в средние века как караван-сарай. Вот такие вот метаморфозы. Колонну на Площади Свободы, там, где раньше стоял памятник Ильичу, венчает скульптурное изображение Святого Георгия работы все того же Зураба Церетели, однако в отличие от своего московского тезки тбилисский не рубит змея копьем на колбасу, а элементарно его закалывает.

    Кстати, по-грузински слово «площадь» звучит как «моэдани», и внимательный слушатель сразу найдет общие корни со словом «майдан». Собственно говоря, на тбилисском «моэдани» происходили события, аналогичные тем, что были на киевском «майдане». Не зря все-таки Тбилиси и Киев – города-побратимы.

    До 1918 года проспект Руставели назывался именем героя 1812 года и покорителя Кавказа генерала Евгения Головина. Однако в процессе обретения Грузией независимости имя царского сатрапа было заменено на имя великого грузинского поэта. Сегодня на проспекте Руставели находятся Парламент Грузии, церковь Святого Георгия, Академия наук, Национальный музей, Театр оперы и балета (сейчас на реконструкции), Театр имени Шота Руставели, Тбилисский русский драматический театр имени А.С. Грибоедова (тоже на реконструкции – фасад здания закрыт полотнищем – но работает), Первая гимназия и много других интересных строений.

    Известна любопытная история, связанная с церковью Святого Георгия. Якобы во времена оны некая женщина обвинила отшельника Давида Гареджийского (того самого, что жил на склоне горы Мтацминда) в том, что якобы беременна от него. Тогда святой Давид предсказал, что женщина родит камень, и это будет подтверждением того, что он тут не при чем. Так и случилось, и с тех пор место, где это произошло, называется «Кашвети» (что-то вроде «камнеродильное» в переводе с грузинского). А поскольку церковь Святого Георгия расположена именно там, то и ее частенько называют «Кашвети».

    В самом конце проспекта, напротив памятника автору «Витязя в тигровой шкуре», расположился самый длинный в городе дом, принадлежавший до революции нефтяному магнату Г. Мелик-Казаряну. После революции его разделили перегородками и заселили туда множество советских учреждений.

    Наконец мы дошли до «Вод Лагидзе», и от разнообразия глаза тут же разбежались. Понимая, что много выпить не сможем, решили ограничиться нестандартными сиропами – шоколадным, сливочным и «Кахури» (даже не могу описать словами, каким вкусом обладает этот последний). Три кувшина мы пили и в чистом виде, и смешивая в разных комбинациях и пропорциях – такого восторга я не испытывал уже давно! Просто вернулся в детство… Наверное, я бы рискнул и попробовал еще какой-нибудь вкус, но тут нас попросили поторапливаться, несмотря на то, что до официального закрытия заведения оставалось еще полчаса. Впрочем, об этих особенностях грузинской столицы я уже писал.

    Утолив физическую и духовную жажду, решили, что пора расходиться по домам, потому что на следующий, последний день планировалась очень насыщенная программа. Напоследок мы прогулялись к возвышавшемуся неподалеку, у гостиницы «Рэдиссон» (которая раньше называлась «Тбилиси»), памятнику велосипеду. Сложно оценить его высоту, но вы можете сами попробовать ее вычислить по фотографии из расчета, что рост моего сына, сфотографировавшегося сидя верхом на его педали, составляет 170 см.

    Еще немного прогулявшись по проспекту и сделав несколько снимков, вернулись на метро в гостиницу в Авлабаре. Очень удачно получилось, что наш попутчик С-н живет в этом же районе, и с утра мы все могли организовать сбор в отеле и отправиться на покорение очередных вершин (в прямом и переносном смысле).

    Однако утром выход в свет задержался по причине того, что у меня по какой-то непонятной причине пропали все контакты на телефоне, что в чужой стране равносильно провалу Штирлица. (Нет, все-таки надо категорически завязывать с майкрософтовскими технологиями и полностью переходить на Apple!) Так что примерно час ушел на попытки восстановления из чудом сохранившихся резервных копий.

    Но дальше все пошло как задумано, и первым делом мы отправились в расположенный рядом с отелем собор Святой Троицы.

    Авлабар – один из старейших районов Тбилиси – исторически населен в основном армянами. Естественно, что там должно было бы быть большое количество армянских церквей. Однако на сегодняшний день осталась всего одна действующая. Большинство армянских церквей были снесены, а некоторые переделаны в грузинские.

    Собор Святой Троицы построен на месте разрушенного старинного армянского кладбища и находящейся при нем церкви. Очевидцы рассказывали, что бульдозерами выгребали из земли кости и сбрасывали их с обрыва.

    «Цминда Самеба» – так по грузински звучит «Пресвятая Троица» – один из самых больших храмовых комплексов в мире. В архитектурных решениях у него есть много общего с московским храмом Христа Спасителя – например, подземная часть храма. Зато, в отличие от московского, при грузинском соборе имеется даже некое подобие прихрамового зоопарка – какие-то домашние животные и лебеди. Звонница стоит отдельно, а перед входом в собор установлена его миниатюрная копия. С площадки перед храмом открывается прекрасный вид на правый берег Куры и гору Мтацминда.

    После освящения «Цминда Самеба» в 2004 году туда была переведена кафедра грузинского Патриарха.

    Вокруг практически каждого грузинского храма толпятся многочисленные нищие. Несмотря на их брауновское перемещение между туристами и молящимися, в действительности все они подчинены четкой структурной иерархии. Как правило, на низовом уровне попрошайки организованы в группы по 5-6 человек, руководители которых отдают часть выручки охраннику, отвечающему за тот или иной участок территории. Охранники, в свою очередь, делятся со своим начальством, а уж с кем делится начальство – можно только догадываться. Говорят, что с местными попами. Надо уточнить, что охрана культовых заведений осуществляется не государственными органами, а частными охранными предприятиями или местными монастырскими структурами.

    Вновь вернемся к Авлабару. Когда Мишико возвел там свою стеклянную резиденцию – естественно, после этого район стал элитным. Городские власти приняли решение сохранить историческую часть Авлабара и по возможности ее отреставрировать. Поэтому жители авлабарских двориков не могут даже продать свои дома – они вынуждены ждать окончания многоэтапного процесса реконструкции, когда им позволят переехать в новые жилища.

    Большинство домов в Авлабаре одно- или двухэтажные и объединены в «итальянские дворики». Мне помнилось, что где-то здесь должен был находиться дом моих предков, в котором постоянно гостил в детстве. Попросил сводить меня туда. Мы спустились по мощеной улочке – оказалось, что дом этот находится буквально в двух шагах от нашей гостиницы. Хотя… назвать эти останки домом как-то язык не поворачивается. Некоторое время назад из-за подмыва грунтовыми водами соседний дом рухнул на наш и обрушил одну стену. Потом там похозяйничали мародеры и утащили весь оставшийся нехитрый скарб. Особенно меня огорчило, что украли дверной молоток, сделанный в форме руки – почему-то именно он остался у меня в памяти из детских воспоминаний, да еще костяная чесалка, тоже в виде руки. Но люди в нашем дворике еще живут, и милый старинный колорит все еще хранит свою прелесть. А ведь этим домам порядка ста двадцати лет!

    Настроение, конечно, немного подпортилось – но надо было идти дальше. Мы вернулись на авлабарскую площадь – мимо греческой церквушки, спрятавшейся в двориках. Похоже, там готовились к какому-то торжеству – во всяком случае, местный священник руководил разгрузкой продуктов из старенькой «Нивы».

    Конечно, нельзя было не посетить единственный в Авлабаре действующий армянский храм – Сурб Эчмиадзин. У его стен стоит памятник Александру Манташеву – тому самому знаменитому олигарху и филантропу, который открыл в Тбилиси торговые ряды своего имени. (Мне говорили, что это его могила, но позже я уточнил, что похоронен он в другом месте, рядом со своей женой в семейном склепе.)

    Про Манташева можно рассказывать долго. Это был один из выдающихся людей своего времени. При том огромном богатстве, которым он владел – а размер его капитала к 1914 году оценивался в 30 млн. тогдашних рублей – вел весьма скромный образ жизни, полагая, что не нужно тратить на себя больше, чем необходимо, вместо того, чтобы делать добро.

    Манташев был кавалером Ордена Почетного Легиона и имел свою ложу в парижском Национальном музыкальном театре, а в Тифлисе ходил пешком в свою контору и раздавал пятирублевые монеты нуждающимся, при этом делая это скрытно, чтобы их не смущать.

    В Тбилиси, помимо уже упоминавшихся торговых рядов, Манташев построил конный завод, дом престарелых и новое здание Нерсисяновской школы-семинарии, в которой учились многие выдающиеся деятели армянской культуры и искусства – Хачатур Абовян, Ованес Туманян, Петрос Адамян и мой дед Григор Авакян.

    В Париже Манташев построил армянскую церковь святого Иоанна Крестителя, в Москве – первый ипподром, а также финансировал строительство нефтепровода Баку – Батуми. А еще он был гласным тифлисской городской думы – спикером по-современному.

    Рядом с церковью Сурб Эчмиадзин установлен хачкар (традиционная армянская каменная стела с резным изображением креста) в память о тбилисцах, погибших во время антисоветского митинга в апреле 1989 г.

    В моих планах было обязательно заглянуть в Тбилисский государственный армянский театр им. Петроса Адамяна, в котором мой дед до самой своей смерти в 1945 г. служил актером и режиссером. Этот театр – старейший в Тбилиси – ему более 150 лет. Хоть в дневное время спектаклей не было и театр был закрыт, сторож смилостивился над нами и провел нас по помещениям. Состояние здания оставляет желать лучшего, но сторож рассказал, что Саакашвили выделил $2 млн. на реконструкцию. Работы еще не начались, но перспектива уже радует.

    Дальнейший наш путь лежал в сторону крепости Метехи. По дороге нам встретились руины армянской церкви Кармир Аветаран (Красное Евангелие) постройки XVIII века, которую взорвали в 1989 году. Правда, грузинские власти утверждают, что церковь пострадала в результате землетрясения, но эта версия не выдерживает никакой критики, потому что все соседние здания стоят целы и невредимы, а в состоянии церкви можно убедиться по фотографиям.

    Недалеко от церкви находится тот самый отель «Понти», в котором я планировал остановиться изначально и потом напрасно отказался – весьма симпатичный с виду, фотографии можно посмотреть на booking.com. А еще неподалеку – церковь Царя Давида. Не того Давида, который жил на склоне горы, а грузинского царя. Правда, не удалось уточнить, которого по счету. Кстати, все грузинские цари Давиды, вплоть до последнего, который был российским генералом и сенатором, происходили из рода Багратионов. До сих пор армяне и грузины спорят, к какой нации принадлежит эта благородная фамилия. Единственное, в чем они сходятся – так это в древности ее происхождения.

    От церкви Царя Давида открывается прекрасный вид на Куру (ну не могу я называть ее Мтквари, не могу!) и на расположенный на ее берегу пансионат для старых большевиков (кто там сейчас отдыхает – никто сказать не мог). Еще оттуда видно первый в Тбилиси Дворец бракосочетаний в виде башни оригинальной формы, но сфотографировать его толком не удалось – ветви деревьев заслоняли перспективу.

    Наконец мы добрались до крепости Метехи. В свое время на этом месте построил свой дворец основатель Тбилиси, затем в XIII веке там поставили Успенскую церковь, потом в XVII веке всю территорию превратили в крепость. При царской власти, когда необходимость в крепостных укреплениях отпала, их переоборудовали в тюрьму, в которой успели посидеть Горький и Калинин. При Сталине тюрьму закрыли, а мимоходом Лаврентий Павлович, который был тогда руководителем Грузии, хотел снести и церковь, но его отговорил художник Дмитрий Шеварднадзе (приходившийся двоюродным дядей Эдуарду Амвросьевичу), которого за такую наглость в конце концов расстреляли.

    Рядом с крепостью, над обрывом, стоит памятник грузинскому царю Вахтангу I Горгасалу (в переводе с персидского Горгасал – «Волчья Голова»; название связывают с формой его шлема), основавшему Тбилиси. По легенде, он охотился в тех краях, и его сокол ранил птицу, которая перелетела через Куру, опустилась в теплый источник, исцелилась и улетела. Изумленный царь повелел построить на этом месте город и назвать его Тбилиси, что в переводе означает «теплая вода».

    Мне помнилось, что в детстве из Тбилиси мне постоянно привозили большие круглые печатные пряники с изображением памятника Горгасалу – невероятно вкусные. К сожалению, сегодня их уже не выпекают, и я считаю это большой потерей и для кулинарного искусства, и для развития туризма.

    От памятника открывается вид на площадь, название которой узнать не удалось, посередине которой расположились очень красивые солнечные часы. Кстати, о часах. Саакашвили заказал в Швейцарии большое количество уличных столбовых механических четырехсторонних часов – стоимостью около €2000 каждые – и установил их в большинстве городов Грузии. Тбилисцы считают это расточительством, но мне лично они очень понравились.

    Спустившись с обрыва, на котором расположилась Метехи, перешли на другой берег Куры, где находится комплекс серных бань Абанотубани. Изначально там были просто теплые сернистые источники, в которых как раз и искупалась подраненная дичь (в память об этом событии там установлен памятник тому самому соколу, который ее и поймал). Позже на этом месте начали появляться серные бани, в которых городские жители могли не только помыться и оздоровиться, но и вели активную общественную жизнь или проводили свой досуг. В этих банях побывали многие известные личности, например, Александры – Пушкин и Дюма-отец.

    В честь того, что в банях тбилисцы проводят много свободного времени, рядом с ними установлен памятник бараньей косточке, которая используется в некоторых настольных играх.

    С банями связана и трагическая история. В октябре 1955 года случилось страшное наводнение, Кура вышла из берегов и затопила бани. Больше всего пострадала баня №5, находящаяся ниже уровня земли. Всего погибли не меньше 380 человек. Очевидцы (и моя мама в том числе) рассказывали, что многие женщины утонули только потому, что выскочить на улицу без одежды было для них равносильно смертельному позору.

    Рядом с Абанотубани находится небольшой парк имени Гейдара Алиева, в центре которого установлен его бюст. В очередной раз я поразился избирательности грузинских властей в вопросах увековечивания памяти политических лидеров. Если еще как-то можно понять, почему одну из улиц в столице Грузии назвали именем погибшего польского президента Качиньского, то чем заслужил такую честь Гейдар Алиев, который прославился в первую очередь своим преданным служением коммунистической партии и лично Леониду Ильичу – сказать сложно. Сомневаюсь, что своему соотечественнику Эдуарду Шеварднадзе грузины воздадут такие же почести. Про Буша-младшего я уже упоминал – это вообще выше всякого разумения!

    Однако время подошло к обеденному, а экскурсионная программа не была выполнена даже наполовину. Решили поехать в Мцхету, там перекусить и продолжить обозревать окрестности. Конечно, много чего не посмотрели и в самом городе – например, не побывали в тбилисских исторических районах Ортачали, Сололаки и Навтлуги, не посетили старинную крепость Нарикала, живописно расположившуюся на горном склоне. Но время уже поджимало…

    Для перекуса наши провожатые предложили заведение под названием «Салобио». Даже не знаю, как его назвать – столовая, кафе, ресторан, трактир? Стоит такой небольшой двухэтажный островок посередине горной дороги – а вокруг на много километров ни одного жилого здания, только вдали на горе виднеется монастырь Джвари. И при этом парковка уставлена машинами, причем весьма недешевыми, и свободных мест нет! То есть люди едут за много-много верст просто, чтобы там поесть. И позже я убедился, что оно того стоит!

    Ввиду отсутствия свободных мест в основном зале пришлось оккупировать одну из неотапливаемых кабинок во дворе. Верхнюю одежду не снимали. Но эти неудобства перестали что-либо значить, когда нам принесли заказанные блюда! Такого лобио (подается в горшочке) я не пробовал за всю свою жизнь. Берется мчади (кукурузная лепешка), от нее отламывается кусочек и макается в лобио. Когда мчади пропитается соусом – достаешь его и тут же отправляешь в рот! М-м-м-м-м, это восхитительно! Потом пирожок с картошкой. Нет, не пирожок – пирожище! Сочный, хрустящий, вкусный! Ну и, конечно, шашлык! Хинкали не заказывали – они были запланированы на вечер. И всю трапезу в обязательном порядке запили прекрасным грузинским вином.

    Подкрепились и пошли ловить машину, чтобы доехать до Джвари. Это один из древнейших монастырей в Грузии, удобно примостившийся на высокой горе недалеко от Мцхеты. Монастырь был основан на том самом месте, где святая равноапостольная Нина воздвигла крест из виноградной лозы, переданный ей Богородицей. Этот крест имеет несколько необычный вид – его боковые перекладины наклонены вниз под небольшим углом.

    Любопытна история появления святой Нины в Грузии. Она известна в Армении под именем Нунэ и была одной из 37 дев-рипсимеянок, бежавших из Рима от гонений императора Диоклетиана, который свирепо притеснял христиан. Тогдашний армянский царь Трдат III, будучи язычником, хотел взять в жены самую красивую из девушек – Рипсимэ – но она категорически отказалась. Тогда разгневанный царь велел побить камнями беглянок и их наставницу Гаянэ. Из всех осталась в живых только Нунэ.

    Сам же царь тяжело заболел после этого случая и излечился только после того, как святой равноапостольный Григор Просветитель (как вы понимаете, самый почитаемый мной святой!) обратил царя к Иисусу и исцелил его молитвами. После чего Трдат крестил Армению и объявил христианство государственной религией – впервые в истории. В честь святых дев Рипсимэ и Гаянэ впоследствии были воздвигнуты храмы недалеко от Эчмиадзина. А Нунэ отправилась проповедовать христианство в Грузию.

    Итак, на той горе, где святая Нина изначально поставила крест Богородицы, впоследствии – в VI веке – был воздвигнут храм, руины которого до сих пор сохранились. А потом там был основан монастырь, который был упомянут М.Ю. Лермонтовым в поэме «Мцыри». Потому что стоит он именно «Там, где, сливаяся, шумят, Обнявшись, будто две сестры, Струи Арагвы и Куры» (и все-таки Куры, а не Мтквари!). Собственно, именно в монастыре Джвари и происходит основное действие поэмы. А с горы прекрасно видно, как Арагва впадает в Куру. Сын мой все интересовался, в какую же сторону течет вода – и я не очень удивился этому вопросу, потому что, если следовать логике, то две реки сливаются и, следовательно, течение должно быть в направлении слияния, но визуально казалось, что вода течет в обратную сторону.

    На вершине горы был жуткий холод и пронизывающий ветер, и меня удивило наличие нищих у входа. Судя по всему, люди они подневольные – потому что в самом храме обнаружился поп, который злобно смотрел на всех входящих в церковь туристов. Видимо, боялся, что они могут спереть что-нибудь из исторического наследия; в самом храме холодно, и ему приходилось постоянно выглядывать из своего теплого уголка. Такие же злобные взгляды я видел в Храме Христа Спасителя в Иерусалиме – ими обменивались расположившиеся друг напротив друга армянские и греческие священнослужители.

    Поскольку добраться до вершины горы можно только на машине по жуткой грунтовой дороге, мы не стали отпускать наше такси, иначе просто остались бы в монастыре на веки вечные. С удовольствием запрыгнули в теплую машину и отправились осматривать другой храм – Светицховели.

    Этот собор расположен в низине, в самом городе Мцхета. (Кстати, Мцхету основал один из потомков легендарного Ноя – Месхет – а сам город отстоит от Арарата ровно на 50 лиг.) До сооружения собора Пресвятой Троицы в Тбилиси, о котором я уже рассказывал, Светицховели был главным храмом всей Грузии. Построен он в XI веке на месте деревянной армянской церкви, которая была сложена в IV веке по совету святой Нины. В Светицховели находится усыпальница Вахтанга I Горгасала, а также могилы представителей рода Багратионов (которых до сих пор там хоронят).

    Недалеко от Светицховели расположен другой древний монастырь – Самтавро. Он славен не только своим возрастом, но и большим количеством хранящихся в нем святынь и реликвий. До XI века, когда построили Светицховели, Самтавро был главным храмом Грузии. В недавние времена там жил знаменитый грузинский монах архимандрит Габриэль (Гавриил Ургебадзе). После смерти в 1995 г. его канонизировали, и к его могиле, которая находится там же, в Самтавро, постоянно приходят люди, молящиеся об исцелении своих детей – это, говорят, был его дар, сохранившийся после смерти. При жизни же он отличился тем, что в 1965 году на первомайской демонстрации поджег портрет Ленина, за что и попал в КГБ. Но в конце концов те были вынуждены его отпустить, потому что он уже тогда был монахом, а государство не очень любило связываться с церковью.

    К сожалению, когда мы дошли до Самтавро, уже стемнело, и мы не смогли сполна насладиться чудесным храмом, но заглянули на кладбище, где, кроме святого Габриэля, покоятся многие другие исторические личности, в частности, основатель монастыря святой царь Мириан.

    Пора было заканчивать с экскурсиями и возвращаться в город – достойным завершением последнего дня в Тбилиси должно было стать отмечание 16-летия моего сына в кругу друзей и родственников. И еще надо было успеть прикупить хоть немного сувениров. Правда, кузен мой сказал, что тетушка уже купила практически все, что нам нужно – но у меня было еще два персональных заказа, один из которых, к сожалению, выполнить так и не удалось.

    Вернулись в город на проспект Руставели – до времени, на которое был заказан столик в хинкальной, оставался еще примерно час, и мы успели прикупить по национальной грузинской шапочке – мне сванскую, а сыну кахетинскую – и заскочить в фирменный винный магазин, чтобы приобрести заказанное вино. У входа в магазин стояла девушка в бурке и папахе, которая всем предлагала продегустировать разные сорта настоящего, хорошего грузинского вина. Чем я, естественно, не преминул воспользоваться, заодно примерив на себя папаху.

    Дальше времени практически не оставалось – заскочили в кафешку, чтобы выпить чашечку горячего кофе (стало подмораживать), и буквально через пять минут побежали на встречу с тетушкой и моим старшим кузеном.

    Для торжественного ужина был заказан столик в заведении под названием «Хинкальный Дом». Совместным решением договорились, что будем пить виски – и вдруг оказалось, что в меню заведения оно отсутствует напрочь! Однако руководство пошло нам навстречу, разрешив принести свой напиток, и мы с моим младшим кузеном отправились в ближайший магазин, расположенный как раз в том самом длинном доме Мелик-Казаряна. Еще одно отличие Грузии от России в положительную сторону – алкоголь здесь можно купить в любое время дня и ночи!

    Когда выбор был сделан и мы уже расплатились на кассе – кузен мой узнал в менеджере зала своего одноклассника. Минут 15 они болтали обо всем подряд, пока наша остальная родня томилась в ожидании выпивки и еды. Но – ничего не поделаешь: тбилисская традиция! Согласно той же традиции я пригласил этого молодого человека присоединиться к нашему торжеству, и он вежливо согласился – при условии, что его отпустит начальство. Но так и не пришел…

    Наконец все собрались, и отмечание началось. На закуску были заказаны хинкали и кебаб. Кебаб – это не та шаурма, которой нас потчуют на улице. Это настоящий, правильный кебаб – колбаска из рубленого мяса, поджаренная на углях на шампуре. Колбаска – это неправильно. Колбасища! Трех порций оказалось многовато даже для шести человек!

    А ведь еще были хинкали! Бог мой, какие же это были хинкали! За свою долгую жизнь я ел самые разные хинкали, но таких вкусных не пробовал ни разу! Наверное, их секрет заключается в специфических приправах, которые кладут в мясо. Не знаю… но эту вкуснятину я никогда не забуду. Не зря считается, что самые вкусные хинкали готовят именно в «Хинкальном Доме». Кстати, говорят, что у правильных хинкалей должно быть по 18 складок. Я пересчитал – складок было меньше, но на вкусовых качествах это никак не отразилось. Если же говорить о стоимости – то разница в цене между тбилисскими и московскими хинкалями примерно пятикратная. Не в пользу последних, естественно… Так было обидно, что несколько хинкалин мы не смогли доесть просто физически – не лезли!

    На прощание оркестр заведения исполнил песню в честь моего сына – по просьбе младшего кузена, чей друг играл там на аккордеоне. Узнав о том, что мы из Москвы, два грузина, сидевшие за соседним столиком, пригласили нас к себе и не хотели отпускать, пока все не выпили за дружбу народов.

    Пора было собираться. Через несколько часов надо было вылетать в Минск и потом домой. Объятия, прощания, фотография на память. И тут мой младший кузен вспомнил, что, когда сегодня утром заезжал к нам в отель, ему показалось знакомым лицо портье – это был тот самый молодой человек, который встретил нас в первый день. Поделился этой новостью с матерью, она с нами кое-какой информацией, и в результате по нашем возвращении в гостиницу произошел следующий диалог.

    Подхожу к портье.

    – Вас случайно не Георгий зовут?

    – Да. (Косится на бейджик с надписью грузинскими буквами.)

    – А маму случайно не Инга?

    – Да. (Легкое недоумение на лице.)

    – А покойную тетю мамы не Мариэтта звали?

    – Да! (В глазах полное офигение.)

    – Вам не М.Л. в 80-й школе русский язык преподавала?

    – А откуда Вы зна...? (На лице полный ужас.)

    – Я ее племянник. (Выражение облегчения на лице.)

    Глубокая ночь. Надо собирать вещи. Сказать, что я был пьян – не сказать ничего. Но опыт бывалого путешественника не пропьешь! С помощью сына упаковали сумки и пакеты так, чтобы бутылки оказались в багаже, а компьютеры – в ручной клади. При разборе пакетов с подарками обнаружилось, что тетушка подсунула мне для передачи маме двухлитровую пластиковую бутыль с домашним вином. Чертыхался я долго, но подарок есть подарок – неудобно оставлять в отеле.

    Где-то часа в 2 ночи мы вышли из отеля, попрощавшись с Георгием, поймали такси, и, сговорившись за 20 лари (около 400 рублей), через небольшое время были в аэропорту. Кстати, там меня удивила небольшая деталь. Стоит вендинговый автомат, в котором полулитровая бутыль воды «Бахмаро» стоит полтора лари. Рядом, в двух метрах – вход в аптеку, где та же самая вода стоит всего один лари. И ведь кто-то же покупает в автомате воду, хотя аптека работает круглосуточно!

    Еще пара интересных деталей. Обычно в грузинских аэропортах при досмотре службой авиационной безопасности не требуют снимать обувь. Если все-таки потребуют – стоят специальные автоматы, которые помогают разуться. Но вот бахилы, если не хотите стоять босиком, надо покупать – такое я встречаю впервые.

    Так называемый накопитель, откуда осуществляется посадка непосредственно на борт, весьма просторный, есть места для размещения всех пассажиров, а по углам стоят красочные телеящики, по которым показывают диснеевские мультики. Это проект под патронажем грузинской Первой леди – голландки Сандры Рулофс.

    Что ж, до свидания, Тбилиси! Надеюсь, мы скоро снова вернемся и досмотрим все недосмотренное, доедим все недоеденное и допьем все недопитое!

    И вновь минский аэропорт – провинциальный дом культуры. Симпатичная девушка в форме сотрудника белорусской таможни просит поставить наш багаж на ленту сканера, а затем предлагает добровольно предъявить имеющиеся запасы алкоголя. Поясняется это следующим образом.

    Поскольку Россия и Беларусь вступили в Таможенный союз, теперь действуют новые правила перемещения товаров через границы этих государств физическими лицами. В частности, на одно лицо полагается беспошлинный провоз двух литров алкогольных напитков. Граждане в возрасте до 18 лет такого права не имеют. Алкоголь, приобретенный в магазинах Duty-Free, подлежит обложению пошлиной на общих основаниях. Итого – за то количество алкоголя, которое мы везем, полагается уплатить пошлину в размере 273 750 белорусских рублей, что примерно эквивалентно 1 100 рублей российских.

    Говоря все это, девушка просительно смотрела на меня, как бы намекая, что вопрос можно решить в приватном порядке. Тогда я предложил ей забрать двухлитровую бутыль домашнего вина (черт! ну ведь как чувствовал, не хотел брать ее с собой – если бы не она, то уложились бы в нормативы!), но девица, кокетничая, сказала, что мы под камерами.

    Ах так?! Ну что ж, родная – это твои проблемы! Взятки таможенникам я принципиально не даю. Оформляй официально. Отправил сына обменять деньги на «зайчики», оплатил и забрал квитанцию – когда будет свободное время, проверю, не обманули ли они меня. Надо будет – и посудимся. И вообще – Таможенный союз Таможенным союзом – но как-то несправедливо, что деньги за алкоголь, который я везу в Россию, оседают в казне батьки Лукашенко! Думаю, кстати, что российские таможенники не стали бы придираться к одному-двум литрам сверхнормативного алкоголя – у наших аппетиты не такие скромные.

    Еще раз обращаюсь ко всем путешественникам – проезжайте транзитом через Беларусь только при крайней необходимости! Этот 15-минутный инцидент испортил мне настроение так сильно, что я, пожалуй, предпочел бы ему 15-часовое ожидание в транзитном зале римского или амстердамского аэропорта.

    Ну а мама получила прекрасный подарок – домашнее вино по цене марочного…

    5
    О стране «Грузия»

    4
    Соотношение стоимость/качество

    5
    Природа

    5
    Наличие интересных экскурсионных объектов

    5
    О курорте «Тбилиси»

    5
    Природа

    5
    Наличие интересных экскурсионных объектов

    5
    Питание (рестораны, кафе)

    4
    Ночная жизнь

    4
    Соотношение стоимость/качество

    3
    Об отеле «Georgian House 3*»

    5
    Расположение отеля (удаленность от аэропорта, моря, гор и т.п.)

    3
    Территория отеля (размер, обустройство)

    4
    Здание отеля (состояние)

    3
    Номера (размер, комфорт)

    3
    Сервис в отеле (ассортимент и качество услуг)

    4
    Питание (количество и качество)

    4
    Персонал (услужливость, отношение к гостям)

    5
    Об экскурсии/достопримечательности «»

    5
    Степень привлекательности (насколько интересно)

    5
    Организация (качество проведения, гиды, фирма)

    4
    Об аэропорте «Тбилиси»

    5
    Месторасположение (удаленность от города, подъезд, удобство, как добраться)

    4
    Оснащенность аэропорта (здания, инфраструктура, Duty Free)

    5
    Пропускная способность терминалов (скорость обслуживания, очереди, проверки)

    4
    Выдача багажа (скорость, багажные тележки)

    Другие отзывы автора:

    Этот отзыв оценили:

    Комментарии (4)

    Обязательно поеду в Тбилиси! "Мне бы только выбрать день" ..С такими-то путеводителями( еще недавний отзыв Елены Ч.) Политику не обсуждаю и не понимаю, а все остальное - очень интересно, столько информации! Спасибо!
    (20.01.2012 22:30)
    Общение этого пользователя заблокировано администрацией сайта!
    Так билетов не было! А то бы с удовольствием еще и по Киеву погуляли!
    Прекрасный познавательный отзыв!

    Новый комментарий

    Что бы оставлять комментарии на сайте, Вам нужно Войти или Зарегистрироваться

     
    Найти ближайшее турагентство: Москва, Подмосковье, Санк-Петербург, Россия, Украина, Казахстан