Отзыв о путешествии

    Мьянма - страна загадочная, непонятная и российским туристам не очень знакомая. Поэтому самостоятельное путешествие ТУДА на целых 28 дней проходило под кодовым названием "Новое Великое путешествие". Великих Путешественников было двое: я и Настик. В ходе поездки велся "бортовой журнал", в который записывались впечатления и полезная информация о стране, отелях, местах и т.п. К сожалению, почти весь этот печатный труд пропал, когда в ноутбуке накрылся винчестер. Но несколько отрывков чудом сохранились (мы посылали их по почте знакомым, чтобы они посмотрели на Мьянму нашими глазами). Может, кому-то из будущих исследователей Мьянмы они пригодятся. Хочу заметить, что тексты писались прямо в Мьянме, а не по прибытии в Россию, поэтому впечатления переданы "as is", т.е., такими, какими они были на тот момент: с учетом акклиматизации, усталости от экскурсий и новых впечатлений и т.п. Со временем, в памяти отложилось что-то по-другому, забылись какие-то моменты, приятные и не очень. Поэтому, прочитать сохранившиеся два отрывка "дневника" мне самой было очень интересно :) Итак, часть I.

    ЗАМЕТКИ ВЕЛИКОГО ПУТЕШЕСТВЕННИКА
    О ПОЕЗДКЕ В МЬЯНМУ В 2011 ГОДУ

    «Видели глазки, что покупали –
    Теперь ешьте, хоть повылазьте»
    (эпиграф)

    Небольшое предисловие.
    Мьянма – это страна миллиона пагод. Или двух миллионов.
    Больше половины населения Мьянмы составляют Будды.

    29 ноября 2011 г.

    Первый день проходит в сплошных взлетах-посадках-ожиданиях вылета. Воспринимается тяжелее, чем могло бы, но еще ничего. Головастик мучается и мается, устал неожиданно быстро и начал противно капризничать. Почему-то очень тяжким представляется день завтрашний.
    (примечание: далее по тексту Настик, Головастик, Настя, Елисейкина и прочие персонажи – это все моя отважная спутница, еще три года назад не подозревавшая о многом, а теперь бесстрашно обедающая в сомнительных азиатских столовках и пребывающая в восторге от гекконов и прочих экзотических тварей и явлений)
    В рамках перелета Питер-Москва можно упомянуть про сервис Трансаэро. Он, по большому счету, мелкий и не слишком нужный, зато непрерывный (потому что сам полет – очень короткий). Вспомнился детский советский стих: «В кресло сел, завтрак съел – что такое? Прилетел!» Сначала они раздают сосательные конфетки, чтобы не закладывало уши при взлете. Потом разносят влажные салфетки и раздают при помощи пинцета. Затем, они поят соками и лимонадом. Не успел допить сок - выдают завтрак (небольшой салатик, пара кусочков колбаски, булочка и шоколадка мини-натс). Не успел съесть колбаску – уже разливают чай, а капитан корабля уже объявляет, что самолет идет на посадку. И тут снова разносят конфетки… Москва по-прежнему оставляет самое яркое впечатление только своими ценами. Страшно представить, что в Токио и Лондоне еще дороже. Даже курс доллара в аэропорту Питера 31,8, а в Москве…34,4!!! Бульон с зеленью в кафе - 390 рублей, отбивная свиная без гарнира – 560 рублей. Ужас! А, еще эти…носки пушистые китайские с рынка, они по 100 рублей продаются везде в Петербурге. А в аэропорту Москвы, однако, 10 евро….Перелет Москва-Каир. Каирские авиалинии удивляют своей брутальностью. Вроде бы, все необходимое есть, а все равно - такое ощущение, что условия достаточно спартанские. Сложно объяснить. Зато, ужасно нравится, что они перед взлетом читают молитву о путниках. Это со всех сторон кажется правильным. И летишь вверх, вроде как к богу ближе…А сериал у них дурацкий, с прошлого года не изменился ничуть, но они его очень любят показывать в самолете. Вероятно, народу нравится. Цены в аэропорту Каира средние, по сравнению с Москвой – все в два раза дешевле. И кресла для посетителей в залах ожидания более приспособлены для того, чтобы на них спать, т.к. их четыре в ряд, а подлокотников между ними нетПерелет Каир-Бангкок оказался комфортнее, чем ожидался, потому что был хороший самолет - с расширенным расстоянием между рядами, с удобными креслами, у которых выдвигается слегка вперед сидение, если откидываешь назад спинку, и с индивидуальными развлекательными мониторами в спинке впереди стоящего кресла. Большой выбор кино, только жаль, что без русских титров. Не было красивого распечатанного меню с едой, а в остальном - такой же уровень комфорта как в «Тайских Авиалиниях». В общем, если бы перелет не был ночным, лететь было бы не скучно. А в ночи получилось так, что все эти навороты были ни к чему, т.к. хотелось спать, и больше ничего. Я даже первую еду пропустила. Вообще, постепенно прихожу к выводу, что летать на дальние расстояния надо бизнес-классом, но т.к. денег на него по-прежнему нет, то хотя бы не надо брать ночные перелеты. Да, еще прикольно, что в Египетских авиалиниях подают металлические ножи и вилки. Больше ни в одной авиакомпании я такого не видела.

    30 ноября 2011

    Этот день прошел быстро и в полубреду. Сначала мы приземлились в Бангкоке, потом прошли паспортный контроль, чуть не забыли заполнить иммиграционные карты. Елисейкина свою заполнила, но…не с той стороны. Ее отправили заполнять нужную сторону, потом она опять что-то не то заполнила. Я уже успела дойти до ленты с багажом, постоять там, потом заволноваться, что ее слишком долго нет, вернуться назад, увидеть, что она стоит у таможенника, вернуться снова к багажной ленте, но…ее все не было и не было, поэтому я еще один круг успела навернуть, пока она появилась  получив чемоданы, мы переползли на 4-й этаж к отлетающим, и сразу же сдали свой багаж на рейс до Янгона. Потом был час ожидания, во время которого мы спустились этажом ниже, мне хотелось попить сока. На 3-м этаже оказалась куча кафешек бок о бок, и все забиты народом, очень шумно и людно. И в этой суете было совершенно непонятно, где сесть и какого сока взять. Поэтому, мы зашли в какое-то кафе, где я зачем-то купила кофе латте со льдом, подглядев, что соседние туристы европейцы пьют кофе со льдом. Он оказался очень холодным и невкусным.
    Потом мы полетели в Янгон, лету от Бангкока 2 часа. По сравнению с предыдущими мытарствами они пролетели очень быстро. Мы успели съесть сэндвич и суп-лапшу, и тяжко задуматься о том, что с нами будет, если мы отметим в декларации, что везем с собой не более 4 000 долларов, а на самом деле ввезем почти 5 000. Я очень разволновалась, что будут проверять сумки и пересчитывать доллары, но никто на нас не обратил большого внимания.
    Вообще, самая длинная по времени процедура в аэропорту Янгона - это стояние в очереди на паспортный контроль. После него оставалось просто получить багаж, и пройти мимо другой кучки таможенников без остановок сразу в зал ожидания, где нас уже ждал водитель по имени А, с табличкой, на которой были написаны наши имена. А очень быстро взял нас в оборот, и не успели мы оглядеться и понять, что к чему, он сразу же направил нас менять деньги в обменник. В нем процедуру обмена денег обслуживали одновременно 5 человек: один берет у туриста паспорт и деньги, деньги отдает второму, а паспорт – третьему. Второй кладет деньги в счетную машинку, а третий в это время заполняет квитанцию на обмен денег. Затем, четвертый показывает туристу на калькуляторе, сколько денег тому полагается по обменному курсу, а пятый в это время отсчитывает местные чаты и передает их снова второму, который кладет уже чаты в счетную машинку, а потом снова отдает их пятому, который, в свою очередь, отдает их туристу, вместе с бумажкой, которую к тому времени заполнил третий. Курс 1 доллар = 795 чат.
    Как только мы обменяли деньги – А сразу поволок наши чемоданы на улицу, мы загрузились в старую праворульную (но, тем не менее, с хорошей шумоизоляцией) Тойоту и поехали в отель, перед входом в который нас встречал бодрый Вунна, не похожий на того Вунну, которого я себе представляла внешне за полгода переписки. Настоящий Вунна оказался больше похож не на китайца или тайца, а, скорее, на вьетнамца. Он очень бегло говорил по-английски, непрерывно что-то трещал, давал какие-то ценные советы, пихал в руки буклеты и скромно просил с ним рассчитаться и проверить правильность каких-то бумаг. От всего от этого, а также от утомления после перелетов, у меня закружился пол под ногами, и я предпочла прикинуться ничего не понимающей. Впрочем, скорее не прикинуться, а так оно и было. Мы попросили Вунну прийти за деньгами и снова рассказать всю полезную информацию завтра. Он наверняка расстроился, но деликатно согласился прийти послезавтра и деньги взять в свой следующий приход. А мы радостно поползли в комнату, предвкушая скорый отдых в кровати и в положении лежа, а не в самолетном кресле или скрючившись в зале ожидания аэропорта.Номер Юзаны мне в целом понравился, и очень удивило, что Настику он понравился не очень. Да, не новый, и стены грязные – но если Настику он напомнил Камбоджу, то мне больше напомнил советские пансионаты в Ленобласти: этакий шик прежних лет, который постепенно приходит в запустение. Буквально-таки живая картина «Закат цивилизаций». В связи с тем, что такое же впечатление оставили и улицы Янгона, и их машины – очень было бы интересно посмотреть на Бирму того времени, когда все это было новым. Чтобы понять, кто и для кого это строил. Наверное, это были времена колонизаторовЧто в отеле удивило: во-первых, уже упомянутое угасание былого величия. Во-вторых, подложенные под дверь купоны на завтрак на 01 декабря. Интересно, найдем ли мы завтра под дверью купоны на 02 декабря. (Примечание: да, впоследствии мы каждое утро находили подпихнутыми под дверь купоны на завтрак на следующий день) Удивило то, что термос гордо именуется tea-pot (=чайник), но за кипятком надо ходить к работникам отеля. Про цены на еду пока не понятно, но есть подозрение, что переплачиваем мы очень сильно, т.к. цены почти питерские. (Примечание: после Багана и Мандалая стало понятно, что в Янгоне, на самом деле, цены были невысокими) Что неприятно поразило – это ужасная вонь от полотенец, которые как бы чистые раскладывают по номерам. Может, они и чистые – но непонятно, в чем их стирают и где их сушат, ибо вонь от них идет совершенно тошнотворная. (Примечение: источник вони случайно обнаружился день или два спустя: точно так же пах зеленый чай, который нам подали в ресторане. Так что, это была не вонь, а просто запах какого-то растения. Вероятно, порошок или кондиционер для белья был с таким «ароматом», а меня от него тошнило. Субъективная, блин, реакция)Что касается вида из окна, то у Юзаны он и вправду чудесный. Особенно, с наступлением темноты, когда прямо напротив кровати видны золотые шпили пагод Шведагона.

    01 декабря 2011

    Проснулись мы часов в девять утра. Причем, ощущение было такое, что переспали. Вернее, мы окончательно проснулись в девять, а в первый раз – часа в 4 утра, когда кто-то стал громко лупить в барабан. Барабан был достаточно высокой тональности и гулкий – просыпаешься быстро, действительно напоминает какой-то странный, но все-таки будильник. Сначала этот загадочный кто-то просто бил в барабан с определенной периодичностью. Потом он (или уже они?) стал выстукивать целую мелодию с ритмом. Потом они стали петь, и продолжалось все это безобразие часов до пяти утра. А в половине шестого стали горланить птицы – на свой манер, но не менее громко, чем поющие барабанщики. С утра прямо под боком отеля обнаружился какой-то храм, судя по иероглифам на стене – предположительно китайского происхождения. И стало очевидно, что барабанить в 4 утра они станут каждый день. Впрочем, забегая вперед, отмечу, что 02 декабря они уже не барабанили, а пели что-то другое – видимо, на каждый день недели у них свой репертуар. Только время «концертов» остается неизменным.
    Завтрак для европейца скудный: рис с овощами, лапша с овощами, куча острых соусов, какой-то любимый местными суп – в общем, много того, что мы по утрам не едим. Из съедобного – жареная яичница, мелко наструганные тонкими полосочками куриные сосиски и тосты с джемом. Еще арбуз и папайя. После завтрака мы поехали на такси (2000 чат в один конец) к озеру Кандоджи, и так как там надо платить за вход в разные части парка по-отдельности, по билетам стало понятно, что посетили мы natural park (2000 /чел) и fresh water fish park (1 000/чел). Еще, везде надо платить за фотосъемку 500 чат с одного фотоаппарата, но подозреваю, что никто не следит непосредственно после входа, за сколько именно фотоаппаратов было заплачено.
    Парк вполне милый, но без особых изысков: озеро, газончики, клумбочки и мостики.
    Много грязи – мусор, пакеты, стаканчики и т.п. Вообще, мьянмарцы особой чистоплотностью не отличаются, свинячат в своих достопримечательностях и даже в храмах Например, на следующий день мы ездили на экскурсии и посещали много храмов. В пагоде Ботатунг также на полу были обнаружены мусорные штуки, а какого чернющего цвета были грязнючие наши пятки после выхода из пагоды – не передать словами, надо было сфотографировать.
    Причем, теперь мне непонятно: раньше я думала, что в храмы надо ходить босыми ногами ради сохранения чистоты. Но после этого свинарника надо искать какое-то другое объяснение: вероятно, дабы быть ближе к Будде? Но тогда непонятно, зачем иноверцам ходить босиком. Если из уважения к богу – тогда зачем они разрешают в храмах фотографировать? В общем, святости места в пагоде Ботатунг почувствовано не было.
    Возвращаясь в своем описании к озеру: мы там погуляли, потом поели в каком-то кафе на берегу озера.
    В целом – не впечатлило, не зацепило. Было жарко, болела голова. То есть, какого-то восторга от первого дня общения с Мьянмой не случилось. Вернулись с озера – легли передохнуть. Случайно уснули еще на три часа. Переспали конкретно, спросонья стало еще хуже, особенно Елисейкиной, которая покрывалась холодной испариной, еле волочила ноги и снова противно капризничала и рыдала. Вечером я ужинала в ресторане при отеле, ела какую-то ерунду «в Малайском стиле» - широкая лапша, перемешанная с полусырой белокочанной капустой, морковкой и мелкими вкраплениями свинины. Было вкусно, но понос случился незамедлительно. Елисейкина благоразумно отказалась от ужина.

    02 декабря 2011

    Проснулись с монахами в пять. Уснули снова. Проснулись с птицами второй раз в шесть с копейками. Шведагон уже подсвечивало солнцем через утреннюю дымку.
    Третий раз проснулись в полдевятого – от того, что через щель в шторах на меня падало солнце, и футболка на мне была уже совершенно мокрая от пота. Сходили на завтрак. Какой-то немец набрал себе, помимо прочего, аж пять поджаренных тостов, и куда в него худого столько влезло. Чай был еле теплый, а не горячий – в общем, завтрак не порадовал. Потом маялись до 10:30, потому что я в полубреду первого дня неправильно посчитала Вунне, во сколько приходить ему и водителю, и у нас образовалось «пустое» свободное время после завтрака до их появления. И Вунна, и водитель опоздали. В итоге, выехали мы на свой full-day sightseeing tour только около 12 дня, т.е. в самый солнцепек. Первым делом поехали в национальную деревню – фольклорная достопримечательность, где воссозданы дома и быт 9-и народностей, населяющих Мьянму. В деревне было все то, чему положено быть в аттракционах такого рода: деревянные домики, типичные для каждой из народностей, работники парка в национальных одеждах и музей с фотографиями и скульптурами представителей народностей. Мне бы там понравилось, если бы не два обстоятельства: во-первых, жутчайшая жара и духота, а во-вторых, водитель, который караулил нас возле каждого объекта, чтобы довезти 50 метров до следующего. С непривычки возникает неприятное чувство, что тебя выгуливают, и это не дает расслабиться. Впрочем, если бы не было водителя – жара бы все равно все испортила, а вот если бы жары не было, а водитель был – все равно было бы гораздо лучше, чем в первом варианте.
    После деревни национальностей ездили в пагоду Ботатунг (вход – 3 доллара с каждого). Пагода понравилась тем, что сделана в виде многоконечной звезды, и можно обойти ее всю внутри, петляя зигзагами. Внутри она вся покрыта золотом, золото закрыто стеклом, как у нас в Екатерининском дворце в залах. Местные ухитряются через щели между стеклами напихивать в пагоду деньги, выглядит это странно.
    Да и вообще, меня в их пагодах не покидает ощущение «недостаточной религиозности», потому что народ в храмах болтает, кидает мусор, писает в канализационные стоки – в общем, ведет себя, на мой взгляд, недостаточно религиозно. Сразу вспоминаются турки, которые сказали: «Мы слушаем молитвы на арабском, но о чем там – сказать не можем, т.к. не знаем этого языка». Выйдя из пагоды, я купила нам в номер связку душистых неизвестных мне по названию цветов, которыми азиаты украшают статуи в своих храмах, а водители вешают в качестве ароматизатора на салонное зеркало заднего вида в машинах. Купить такие замечательные цветочки хотелось еще в прошлых поездках, но все как-то руки не доходили.
    Потом водитель повез нас к пагоде Суле, находящейся в центре старой части Янгона, на площади с большим круговым перекрестком и кучей улиц-лучиков вокруг. Там был хаос, машины гудели, тарахтели, извергали в жару дополнительно количество жара и выхлопные газы. Кстати, запахи в очень жарком и влажном климате ведут себя отвратительно – они накапливаются в огромном количестве, очень медленно растворяются и очень остро воспринимаются. Поэтому, запахи никотина, бензина, выхлопных газов и многочисленных помоек – это ужас-ужас. Возвращаясь к перекрестку с пагодой Суле: машины гудели, люди ходили туда-сюда в огромных количествах, барыги каждые два метра преграждали дорогу с предложением обменять доллары по выгодному курсу, светофоры по традиции здешних мест отсутствовали, городские автобусы лихо заворачивали и выворачивали на неведомые остановки, пытаясь то и дело задавить ошарашенного туриста. Так как жара доканала меня еще в национальной деревне, выходить из машины в этот ад вообще не хотелось, но, как говорится, «видели глазки, что покупали – теперь ешьте, хоть повылазьте». Мы взяли с собой кепку, зонтик и бутылку воды, и обреченно выползли на улицу. Нет, серьезно, жара в Янгоне очень тяжело мною воспринималась. Если, например, сравнивать степени жары: вот жара июльского дня в Петербурге, а вот жара на кухне, когда работают все четыре комфорки и духовка, а это жара на кухне с работающими комфорками и духовкой в жаркий июльский полдень и т.д. – то Янгонскую жару я сравню с попыткой выяснить неполадки автомобиля при заведенном прогретом двигателе в закрытом помещении в автомастерской в июльский полдень. Вот как-то так…А Елисеева в этой жаре и в хаосе ведет себя реально отвратительно. В общем, в Суле мы единогласно не пошли. Обе немного пришли в себя в этом парке
    , после чего попросили таксиста отвезти нас на обед. Хотелось холодного сока, кондиционера и дим самов (=китайские паровые пельмешки с разными начинками). Дим самы нашлись в заведении под названием Feel, куда нас привез таксист, позвонив кому-то по телефону и посоветовавшись. Заведение было на азиатский манер неуютное: шумное, с кучей столиков, разговаривающими толпами посетителей, множеством снующих туда-сюда официантов. Помимо всего этого, работники со стремянкой устанавливали в углу зала четвертый кондиционер. Но кормили вкусно, и взяли дешево – поэтому, в целом понравилось. После еды мы снова залезли в машину, и попросили отвезти нас к озеру Инья, чтобы прогуляться в относительно безлюдном месте, в тени и прохладе. Тени на озере не оказалось, потому что оно находится как бы на насыпи, а внизу бегут в разные стороны дороги Янгона.
    Вдоль озера сделана пешеходная дорожка, со скамейками для отдыха. Много местных: гуляют, болтают, сидят на скамейках и обнимаются. Встретив на озере закат, мы попросили водителя отвезти нас в отель. Можно сказать, что экскурсионный full-day tour провалился, т.к. программа не была выполнена даже наполовину. Вдобавок, в машине водитель передал мне трубку местного мобильного телефона, и там женский голос долго говорил что-то непонятное. И было непонятно, почему именно непонятно – из-за жары ли, из-за того, что качество связи плохое, а может быть потому, что английский забывается все больше. Был ясен только основной лейтмотив повествования – Вунне звонила моя мама, и требовала предъявить дочь. Что именно она хотела, и чем все это кончилось – было уже не понятно. Когда мы добрались до отеля, практически сразу же стал звенеть телефон в номере. Я думала, что это как раз мама, но оказалось, что на рецепшене Вунна оставил для нас конверт, и сейчас его нам принесут. Потом его нам принесли. Только мы успели выдохнуть – в дверь снова застучали. Оказалось, что я неправильно положила трубку телефона, и теперь он все время занят. Только положила трубку правильно – телефон стал звонить. Я думала, это снова с рецепшена, но это оказался российский консул, которому мама уже тоже успела позвонить и поднять большую панику насчет пропавшего ребенка. Вообще, консул – это было сильно. Потому что сама бы я ни за что не догадалась, кто звонит нам по телефону. Всегда интересно, когда происходит что-то в целом безобидное и безопасное, но из области очевидного невероятного. А Елисейкина после звонка консула почему-то снова расстроилась. Да и вообще, вся эта суматоха, жара и консулы поставили на 02 декабря жирный крест – день очевидно не задался.

    03 декабря 2011

    В этот день мы решили исправить ошибки предыдущего, и проснуться в полпятого утра, дабы в пять уже бодро шагать по колониальному кварталу Янгона в приятном тепле (то, что творится утром, язык все равно не поднимается назвать прохладой – это тоже тепло, но просто не так одуряюще жарко). Дабы план состоялся, я завела накануне вечером будильник, но по причине своей затянувшейся невменяемости, не подумала о том, что время на телефоне стоит российское. Поэтому, разбудил меня Настик, который заявил, что на улице для половины пятого подозрительно светло, да и вообще сейчас уже половина восьмого. Мы оперативно позавтракали, и в восемь таки выехали на такси в сторону старой части города.Сложно сказать, насколько велика колониальная часть. Мы пробыли там не более полутора часов, потому что потом снова стало жарко и слишком людно и шумно, и за эти полтора часа сделали только небольшой променад с заходом в пагоду Суле, которую не посмотрели вчера. Пагода меня не вдохновила, а вот колониальные постройки Янгона очень понравились. Вероятно, во многом из-за несоответствия архитектуры окружающей среде, и степени разрушенности домов.
    Если бы то же самое я увидела где-нб в Европе – думаю, это воспринималось бы более спокойно, т.к. казалось бы более естественным. А в Янгоне это тоже было из области очевидного невероятного. Дома изысканно-европейские: с колоннами, портиками, балкончиками, псевдо-витражами в романском стиле, башенками, украшенные лепниной и курантами – и все это облупившееся со временем, заросшее каким-то мхом и мелкими растениями, почерневшие стены, обваливающаяся штукатурка и каменная кладка, оконные рамы без стекол.
    Выглядит декорацией к фильму о затерянных в джунглях останках погибших цивилизаций. И еще, очень поразила внутренняя лестница в одном из домов – сразу на уровень второго или даже третьего этажа от входа в подъезд идет крутая деревянная лестница с узкими ступенями и без перил – местные сделали ее сами и на свой манер. Видимо, оригинальная каменная лестница обвалилась во время одного из многочисленных бирманских землетрясений, равно как и часть перекрытия между первым и вторым этажом.После пешеходной прогулки мы поехали на такси на железнодорожный вокзал Янгона, чтобы покататься на круговой пригородной электричке. Стоит полный круг для иностранцев 1 доллар с человека, продолжительность всей поездки – около 3 часов. Вокзал был первым местом в Янгоне, где мы увидели одновременно много иностранцев - целых 10 человек, включая нас двоих. Но даже это изобилие белых физиономий не уберегло от любопытных взглядов разной степени пристальности со стороны местного населения. Электричка очень грязная и очень плохо пахнет, с жесткими деревянными скамьями. Пол забросан шкурками от семечек и заплеван бетелем. Но если задуматься, то наши электрички можно описать точно такими же словами, и они точно также забросаны мусором и заплеваны. Просто, к своим мы привыкли, а к мьянмарским – нет. Поэтому, есть подозрение, что тут вопрос субъективный, и на самом деле электрички примерно такие же, как у нас, только без стекол в окнах и без печек для обогрева. После того как я привыкла к плохому запаху, первое время было даже весело: сначала мы фотографировались, потом тронулись в путь в практически пустом вагоне, обдуваемые ветром, перекинулись парой фраз с парой туристов из Австралии-Германии. Народ медленно подсаживался в вагон на каждой из станций, переходы между остановками очень маленькие. Но потом стало жарче, душнее, народу набивалось все больше и больше, и в голову пришла мысль: а скоро ли круговое путешествие закончится? Карта показала, что мы проехали примерно…только одну шестую часть пути. И вот надо было послушать внутренний голос и уже тогда выйти вон, потому что на следующей станции случилась очередная волна хаоса. Там был какой-то большой оптово-розничный рынок всякой зелени, и как только поезд остановился, в него буквально хлынул народ, запихиваясь все плотнее, просовывая через пустые оконные проемы мешки с продуктами, заталкивая огроменные корзины с овощами. Сразу стало шумно, душно, тесно и возникло ощущение, что едем мы в товарном вагоне с группой нелегалов, пытаясь перебраться из Мексики в Америку. Тут-то и захотелось совсем выбежать вон, но, во-первых, к двери было уже не пробиться, а во-вторых, мы отъехали о цивилизации куда-то по карте вправо и вверх, и если бы мы вышли – не факт, что там было бы такси. Следующие полчаса или час я откровенно мучилась, дожидаясь с нетерпением, когда же мы проедем половину круга и снова поедем в сторону цивилизации. На ближайшей станции, рядом с которой карта обещала большую автомобильную дорогу, мы спешно эвакуировались. Таким образом, поездка заняла у нас около двух часов, вместо полного 3-часового круга. Поймав такси, мы снова поехали в Feel, узнав от таксиста, что он находится совсем неподалеку от российского посольства, а пообедав, поехали в номер отдыхать, чтобы в районе пяти вечера, когда жара спадет, выдвигаться в Шведагон (вход 5 долларов с человека).Шведагон не поразил. Не потому, что он какой-то нехороший, а потому что после восторженных отзывов других туристов («ах, Шведагоном можно любоваться вечно», «Шведагон потряс меня до глубины души» и т.п.) ожидалось нечто большее. Но главный храм Янгона мне показался больше похожим не на великую сакральную святыню с мощной энергетикой, а на Королевский дворец в Бангкоке – много остроконечных построек (только во дворце это здания, а в Шведагоне это пагоды), много золота, белый мраморный пол, кучи туристов.
    Из нелогичного очень удивило то, что на ступенях перед подъемом к Шведагону заставляют снимать обувь, но где-то в середине ступени прерываются…обыкновенной автомобильной дорогой, по которой ездят такси, машины – а ты потом должен босыми пятками перебегать дорогу по этой грязище, и топать дальше. Не иначе как священная дорога, ё-мое…С двух сторон света к Шведагону ведут анфилады лестниц, а с двух сторон – эскалаторы на спуск и подъем (точно такие же, как в нашем метрополитене). И на эскалатор тоже надо заходить босиком, что кажется немного неправильным.
    Народ ведет себя в храме кто во что горазд – кто молится, кто непрерывно фотографирует все вокруг, включая молящихся, кто-то ест, кто-то плюется в сливные отверстия…в общем, хаос. Бриллианты на вершине пагоды замечены не были, но они там обязательно есть. Когда стемнело – фото получились красивые, золото загадочно блестело. После Шведагона мы сходили в интернет-кафе, а потом пошли ужинать в ресторан при отеле и спать – завтра нас ждал ранний выезд в сторону Нгве Саунга.

    Этот отзыв оценили:

    Новый комментарий

    Что бы оставлять комментарии на сайте, Вам нужно Войти или Зарегистрироваться

     
    Найти ближайшее турагентство: Москва, Подмосковье, Санк-Петербург, Россия, Украина, Казахстан