«Мои Алые губы по Чёрным плечам. Ч-8. Феромоны трёх тел – Вишен Белых и Чёрного Манго.»

    Я смотрела на Кристоферу, любуясь и понимая, что совсем не одинока в безумном женском мире, где любовь, состоящая из поцелуев и ласки, требует большего – боли, крови и физического страдания до исступления женского тела, когда отдавая своё тело, заставляешь свою душу с жалостью смотреть на твоё порочное и сладостное пристрастие под названием – женский порок.

    ------ 

    Второй день Международной конференции в столице Венесуэлы Каракасе по разработки нефтяного проекта "Хунин – 6 " был менее насыщен. 

    Наш Российский проект "Газпрома" о перспективах разработки нефти в Венесуэле по - прежнему лидировал среди иностранных фирм гигантов нефти и газа. Все ждали предстоящее, по завершению конференции, выступление Президента Венесуэлы о его принятых президентских реформах на последующие годы. В его реформах на тот момент были затронуты крупнейшие международные компании –
    "ConocoPhillips", "Chevron Corp.", "Exxon Mobil Corp", "Statoil ASA", "Total SA" и "British Petroleum", лишившиеся монопольного контроля над разработкой месторождений в бассейне реки Ориноко. Все ждали по окончании конференции итогового президентского приёма во дворце "Мирафлорес" всех иностранных глав по разработке проекта "Хунин – 6."

     Пройдя в выставочный сектор Голландского концерна "Royal Dutch Shell Plc." увидела гламурную Голландку Кристоферу мою соседку по гостиничному номеру отеля "Centro Lido". Помахала ей ручкой, видела как её глаза радостно заблестели, моё сердечко забилось, я чувствовала, что желаю для себя только её женской любви, как не странно, мне уже казалось, что знаем друг друга много дней и ночей!

     Прошли в ресторанчик "Боливар Плазы", сидя за чашкой кофе Кристофера осторожно и смущённо спросила: 
    - Ксения, как поживает Ваша загадочная молодая подруга – офицер полиции Каракаса? 
    Неожиданно для меня, сидя за столиком, медленно приподняла изящным пальчиком манжет моей белоснежной кофты, тронула пальчиком уходящий след от полицейских наручников, накинутых на мои хрупкие запястья Андоррой - офицером полиции Каракаса в желанных истязаниях моего тела на полу моего гостиничного номера в нашу прошедшую с неё ночь.
    - Это  просто твоя  боль...? - прошептала Кристофера, нежно водя пальчиком по уходящему следу, жадно и не отрываясь смотря мне в глаза.

    Я поняла, интуитивно, что сейчас совсем не одинока в безумном женском мире, где любовь, состоящая из поцелуев и ласки требует большего – боли, крови и физического страдания до исступления женского тела, когда отдавая своё тело и делая с ним всё, то хочешь, заставляешь свою душу с жалостью смотреть на твоё сладостное и порочное пристрастие под названием – женский порок.

    Взяв её ухоженные, красивые пальцы в свои руки, краснея, прошептала, наклонившись к ней:
    -  Это  не просто моя боль, это моя ожидаемая долгожданная и сладостная боль, которую иногда желаешь и даже ждешь не находя обьяснений!
    Обе загадочно друг для друга улыбнулись…

    Предложение Кристоферы посетить нам троим сегодня вечером Голландский ресторан "Старая Голландия" на площади " Альтамира " (или "Площадь Франции") в фешенебельном районе Каракаса, мне понравилось, так как было очень кстати, выведя меня из неопределённости способа знакомства Андорры с Кристоферой. Мой звонок Андорре с предложением Кристоферы привёл её в неописуемый восторг, договорились встретиться вечером в Голландском ресторане на площади "Альтамира" ( "площадь Франции"), где Андорра будет ждать заказав нам столик.
    Кристофера, обрадовавшись согласию Андорры, в знак  благодарности  приложила ладони моих рук к своей красивой груди, дав желанно ощутить  шёлковую кожу… моё сердечко бешено стучало от определённого взаимного женского ожидания!
    Голова шла кругом, я даже не представляла, как все будет выглядеть в постели, никогда в жизни не было в моей постели трёх женщин!

    Не отпуская моих рук, Кристофера  предложила для нашей поездки в ресторан свою машину, условились встретиться с ней вечером в фойе нашей гостиницы. Рабочий день заканчивался, забрав рабочие документы по "Газпрому", отпросившись у Шефа, просто летела в свой номер гостиницы "Centro Lido"! Водитель служебной машины, совершенно чёрный Венесуэлец, мурлыча незамысловатую песенку,
    быстро доставил к моей гостинице.

    Приняв душ, перебирала наряды, я не могла понять, что именно мне надо, хотелось одеть всё! Решив успокоиться, разложила "моё всё" на постели. Вечернее платье, взятое мною для последующего президентского приёма участников конференции в президентском дворце "Мирафлорес" отложила сразу, выбор был из трёх платьев, примерила Миланский дом моды " Roberto Cavalli", который,  как всегда оказался на высоте, мой выбор, как я и предположила, превзошёл все мои ожидания. Подобрала в гармонии клатч, туфли, выбрала бюстг…. , подумав решила его не одевать, потянув платье вниз придала кокетливый вид чуть просматривающихся высоких грудей. Осмотрев себя перед зеркалом, решила так же не одевать ажурный чёрный поясок с подвязками из французского Кале, через зеркало выправила на высоких ногах стрелку тончайших чёрных чулок, подняла
    повыше широкие коронки приятно обхватившее мои внутренние стороны бёдер вышитыми Фламандскими сюжетами….

    Волосы мелко завила, перехватив с одной стороны заколкой от "Dior" с черным камнем… добавила капельку духов от Курджиани "Baccarat Roouge" с запахом  тягучей хвойной смолы  сочетающейся с медовым бликом жасмина  и роскошным шафраном с белым кедром ...  осталась довольна. Приведя себя в порядок, отбросив фен, взглянула на часы, ещё оставалось время, в волнении примерила бриллиантовые серьги, подаренные мне в Египте Итальянкой Альбертой… как всё неимоверно кстати.

    Выйдя на балкон, эфемерно и любопытно смотрела на усыпанную огнями вечернею столицу Венесуэлы – Каракас. Тёплый тропический ветер приятно окутывал лицо… полуоткрытую грудь. Я смотрела на далёкие криминальные барриос, которые мотыльками усыпали окружавшие пологие горы Каракаса, вспомнила, как вырвались из барриос с Андоррой на её полицейском "Хаммере"... , расстрелянный из "Беретты" Андоррой стол крутого мачо на дороге.. , вспомнила, как избивала ночью Андорра в полицейском участке ногами красивую Венесуэльскую шлюху Рональду из трущоб барриос.... , реальная и повседневная жуть Каракаса.

    Зажгла сигарету...

    Быстро темнело, огни города зажигались разбросано, город, ранее мне совсем неизвестный, нравился всё больше и больше. Что принесёт мне предстоящая Венесуэльская ночь, я не знала, но я желала Кристоферу, я хотела Андорру… мне хотелось любить, так как я умею и желаю!
    Звонок Кристоферы известил, что ждёт возле своей машине у главного входа нашей гостиницы "Centro Lido". Выйдя, среди обилия дорогих машин международных делегаций проживающих в гостинице, увидела машущую мне Кристоферу, обрадовавшсь, подойдя, в волнении коснулась губами подставленных красивых, узких губ с тонким запахом бергамота.
    Огромный Английский автомобиль "Роллс - Ройс", дверь которого открыла для меня Кристофера, сверкая черным лаком поражал обтекаемыми несущими формами, удивлял красивой фигуркой (эмблемой) с крыльями в виде крылатой женщины, которая склонившись, застыла перед прыжком на словно серебряным радиаторе. Запах натуральной кожи огромного, роскошного белого салона английского автомобиля просто пьянил мою голову! Было приятно осознавать, что я очень дорога как женщина и по - женски заведомо ожидаема!

     Увидев мой восторг и удивление Кристофера,  сказала, что эта собственность принадлежит её Голландскому концерну "ROYAL DUTCH SHELL Plc" и является её служебной машиной. 

    Кристофера, выглядела очаровательно, высокая, белокурая, большие голубые глаза, безумно красивое платье от "Louis V…"… и ничего лишнего - это была Бизнес-Леди высокого социального статуса! Положив клатчи на заднее сиденье двигались в вечерних автомобильных пробках  (кстати, в
    Венесуэле не говорят – пробки, здесь говорят – очередя ) к площади "Альтамира". Кристофера прекрасно управляла автомобилем, сохраняя за
    рулём осанку Бизнес – Леди с Уолл – стрит, в запахе её дорогих сигарет, в запахе натуральной кожи салона автомобиля добавлялся неизвестный мне запах пьянящих и наверно ну очень, очень дорогих духов, глядя на неё моё сердечко стучало, трепетало, я уже её хотела…  желала и  ждала как властную  повелительницу моего обнажённого и безоговорочно отдавшегося тела!
    Кристофера говорила о Венесуэле, что красивых Венесуэлок очень мало, мировой миф о Венесуэлках не соответствует действительности, и это её очень разочаровало, люди просто в своём большинстве не очень красивые, даже есть тенденция, что чем выше социальный уровень жителя Венесуэлы, тем красивее его лицо.
    Бесцеремонность Венесуэльских мужчин поражала, двигаясь в пробках рядом с нашим автомобилем, просто бесцеремонно таращили на нас глаза, показывали свои огромные золотые цепи на шее, сигналили, настойчиво предлагали через окно сигары.
    Закрыв тонированные стекла "Роллс – Ройса", словно отделившись от латиноамериканского мира, почувствовали себя облегчённо и уверенно.
    Ресторан "Старая Голландия", плотно окружённый раскидистыми пальмами, сверкал множеством огней в наступившей тропической ночи, чрезмерно изобилуя стоящими у входа дорогими автомашинами. Передав "Роллс – Ройс"  портье, поднялись в сопровождении администратора в зал ресторана. Администратор галантно провожал к столику сидящей в ожидании нас Андорры.

     Наша Андорра была восхитительна!

    Юное 22-х летнее лицо шоколадной Креолки Андорры на фоне белоснежных зубов светилось радостью нашей безумной встречи! Встав из - за стола, протянув руки к нам идущим к ней средь огромных, инкрустированных столов ресторана в сопровождении администратора, она излучала радость ожидаемой встречи.

     Роскошные чёрные волосы Андорры, спадая намного ниже плеч, подчёркивали её утончённость и принадлежность к классическим дочерям Святого Сиона! Приталенное платье цвета цветущей Сакуры от ведущего модельера Японии "Tadas.. ", которое я видела только в США на Манхэттене, безоговорочно украшало стройную, шоколадную фигуру Андорры,  высокие, шоколадные груди без бюстг… выделяясь  подчёркивали  остальные женские достоинства на высокой шпильке. Завершала композицию безумного платья бриллиантовая брошь в форме веточки японской Сакуры, которая гармонировала с бриллиантовыми серьгами в виде лепестков. Андорра, именно сейчас была желанна и притягательна для меня как женщина даже больше чем в красивой темно – синей форме офицера полиции Каракаса с серебряными офицерскими звёздами, в небрежно надвинутой на глаза пилотке с серебряным кантом, в которой каждый раз сводила меня с ума.  Красивые тонкие руки с длинными пальцами и аккуратно заострёнными ноготками покрытыми прозрачным бесцветным лаком, казалось только что опустили крышку рояля на сцене Миланского оперного театра "Ла  Скала".. На среднем пальце левой руки  кольцо из белого золота с большим, розовым, как впоследствии узнала,  фамильным рубином. На запястьях рук золотые браслеты в виде лепестков, в каждом из которых был драгоценный камень. Правильные и тонкие черты шоколадного лица, большой рот с красивыми губами, огромные чёрные глаза, чёрные брови… полное отсутствие макияжа на молодом и чистом лице придавало шоколадному телу впечатление утончённости, изысканности и аристократизма.

    Кристофера, сжав мою руку, прильнув ко мне, не отрывая глаз от Андорры шептала:

    - Это именно та красивая Венесуэлка, именно тот мой Чёрный Бриллиант, который я искала в Венесуэле целый год!! Мне просто не верится, что я буду делать с таким красивым, чёрным телом всё, что захочу именно сегодня!

    Взглянув на меня загадочно улыбнулась:

    - К чёрту параграф 175!

    Я улыбнулась, прикрыв пальчиками свой рот от удивления! Чувство ревности приятно всколыхнуло моё женское Эго.

    Рядом с Андоррой с сигарой в зубах, в неизменно белой шляпе, в строгом, дорогом белом костюме сидел господин Себастьян (дядя Андорры), занимавший пост в Совете Директоров Национальной компании Венесуэлы по партнёрству с моим "Газпромом".  Увидев нас, обрадовался, встав из-за стола, встретил меня с улыбкой и распростёртыми обьятиями. Приятное загоревшее лицо, дорогой костюм, пропахший невероятно
    изысканным запахом в купе с  запахом зажжённой дорогой сигары, всё говорило о том, что это мужчина, которого мы, женщины,  интуитивно выбираем для себя по запаху  перед которым я, как женщина, не устояла выбрав г. Себастьяна  два года назад  для нашего "Дольче - Секрета" в постели Московского отеля "Националь".  

    Познакомила г. Себастьяна с Кристоферой, представив как нашу Голландскую коллегу по выставке нефтяных проектов на конференции в "Боливар Плазе".

     Он, передав нам из "рук в руки" Андорру, сославшись на свои дела, пожелав нам приятного вечера, покинул ресторан.

    Интерьер ресторана соответствовал Голландскому быту, ветряные мельницы, рыбацкие сети, тюльпаны. Каждый этаж ресторана соответствовал тому или иному веку Голландии, у нас был этаж с мельницами какого-то древнего века. Красиво! Кухня не впечатлила, не Венесуэльская заказанная Андоррой, не Голландская предложенная Кристоферой. Но, здесь был мой любимый чисто Американский "Бурбон"! "Бурбон", мороженое, цветочный букет из конфет на нашем столе, Венесуэльский кофе, дорогие Кубинские сигары – это то, что я хотела!  Так как ресторан позиционировался как очень дорогой то присутствовали только богатые Европейцы, Венесуэльцы. Многие из Венесуэльцев были с семьями, для Венесуэльцев семья – это всё! Признак хорошего тона в Венесуэле - обедать семьёй в дорогих ресторанах, если конечно позволяет социальная лестница.
    Наливаемый "Бурбон" приятно пьянил наши женские головы, испанские гитары безумно волновали наши влюблённые женские души, испанские песни и танцы захватывали безумным ритмом и тактом кастаньет. Танец Фламенко в исполнении красивой Венесуэлки в шикарном  Испанском платье увлекал, завораживая взгляд! Мужчины, сидя за столиками ресторана, настойчиво поглядывали в нашу сторону, но предчувствуя нашу недоступность и увлечённость только собой, проходя мимо нас млели бросая завороженные взгляды сразу на нас троих. 

     Я видела, что креолка Андорра не сводит желанных и горящих глаз с Кристоферы. На щёчках  Кристоферы выступал заметный румянец, было заметно как  она волнуется от нашего женского предстоящего. Часто и смущённо поглядывала на меня, словно ища поддержки в своих сомнениях, что в 40 - с лишним лет сможет утолить свою застоявшуюся женскую жажду с 22-х летней шоколадной Венесуэлкой Андоррой годящейся ей в дочери!

     Я знаю и знала, что так смотрят как Кристофера и так бывает только тогда, когда женщина долго живёт своим женским ожиданием. Я сама 
    чувствовала, что наши души от предстоящей ночи уже трепещут как струны скрипки Страдивари вынутой из футляра перед премьерным концертом в Большом театре. Я чувствовала свою ревность к Андорре,чувствовала свою ревность к Кристофере. Чувство того, что моё предстоящее обладание гламурной Голландкой Кристоферой и Венесуэлкой – Креолкой Андоррой томило меня ожиданием нашей ночи, упорно волнуя сердечко! Я никогда в свои 30-ть лет не любила сразу двух женщин в постели, я даже никогда об этом не думала, как это будет, я даже не представляла, но я уже  хотела и желала!

     Чувство того, что все ждём предстоящую ночь, было заметно в наших взглядах, в наших волнениях, в неловких и смущённых движениях.
    Не став дожидаться утреннего закрытия ресторана решили уехать и продолжить вечер у меня в номере гостиницы "Centro Lido".  Оплатив счета, взяли пару бутылок "Бурбона" с собой, наш камарэро (официант) довольный провожал до нашего "Роллс – Ройса", сделав предварительный заказ на его подачу к главному входу ресторана.
    Город Каракас засыпал, из окна "Роллс - Ройса" было видно как группки криминальных Латиносов заполняли улицы фешенебельных кварталов. Проститутки занимали места на перекрёстках дорог, получая на пальцах указания сутенёров сквозь тёмные окна широких Американских "Кадиллаков»" 50-ти десятых годов. 

    Каракас мне нравился всё больше и больше своей непредсказуемостью ночной жизни, в отличие от многих городов Америки и Европы где неоднократно бывала, он  уступал только Лагосу, показанному мне моей любвеобильной черной тинэйджершей Майсой  и её чёрным мальчиком Флеймом при моём посещении Нигерии после Венесуэлы.
    Кристофера вела автомобиль по пустеющим улицам Каракаса, жёлтые огни проспектов соперничали с яркой рекламой ещё работающих ресторанов и кафе центральных улиц.

     Прильнув друг к другу утонули с Андоррой в  кожаных сиденьях "Роллс – Ройса". Открыв барчик  "Роллс – Ройса" разлили в хрустальные бокалы знаменитый сладкий Венесуэльский ром "Касике ", закурили...

    Последний глоток "Касике "придал женским головам совершенно большую уверенность в нашем женском предстоящем. Волнуясь, обняла Андорру, опустив с шоколадных плеч бретельки платья с бриллиантовой веточкой Сакуры полностью обнажила желанную шоколадную, упругую грудь без бюстга… с темно - красными набухшими ареолами. Пальчики Андорры, настойчиво расстёгивали моё платье… опуская по пояс.Откинулись на сиденья, запрокинув головы...

     Оглаживая мою белую грудь… шоколадное  "дитё порока" жадно поглощало безумным взором мою высокую белую грудь…  Две безумно набухшие горячие женские груди -  белая с чёрной… касание шоколадных рук внутренней стороны моих податливых ног... . Мои ладони, оглаживая… неумолимо чувствовали биение сердца под молодой, набухшей темной грудью с темно - красными ареолами!

    В зеркале заднего вида "Роллс – Ройса", не отрываясь от Андорры, краем глаза видела улыбку Кристоферы, видела красивые, большие глаза, чувство того, что за нами наблюдает такая дорогая женщина как Кристофера волновало женское сердечко, приятно побуждая на женское большее.

    Подьезжая к нашей гостинице "CENTRO LIDO", которая неумолимо иллюминировала сверкая ночными фиолетовыми огнями среди аллеи раскидистых пальм, поспешно влезали в свои платья, сдав портье автомобиль поднимались в мой номер.

    Тайком поглядывая друг на друга, краснея и смущаясь от нашего предстоящего молча поднимались в лифте…  Передав бутылку "Бурбона" Кристофере, нервно искала карту вытряхивая свой клатч, голова шла кругом от выпитого в ресторане. Открыв дверь, уставшие упали в кресла в ауре приятного полумрака.

    Неутомимая Андорра, в безумстве её предстоящего включив круглосуточный музыкальный канал, по которому транслировали Chris
    Botti   https://www.youtube.com/watch?v=MW2ES5QMCZM , словно стесняясь, смущённо снимала платье под нашими жадными и пристальными
    взглядами… погрозив пальцем поспешила принимать душ.
    Я осталась с Кристоферой… приятная музыка заставляла любить… в полумраке открыв бар нашла лёд, добавила в стаканчики с "Бурбоном", положив по дольке лимона, подала рядом стоящей Кристофере. Голова шла кругом от выпитого в ресторане, предложив выпить всё сразу и до конца – встретила одобрение. Выпив и совсем не почувствовав крепости, отбросив прелюдии жадно впились губами в друг
    друга… в сумасшествии сбрасывая с себя платья… нижнее бельё… .

    Я, волнуясь от чувства того, что через секунды наши обнажённые тела под душем будут касаться друг друга, раздевала безумно дорогую и красивую
    Бизнес - Леди Кристоферу, расстёгивая сзади пуговицы её дизайнерского платья от "Louis Vuit…", касаясь словно случайно  обнаженной и набухшей груди Кристоферы…  Касание горячих губ, касание её рук моей голой  набухшей груди… очаровывало, пьянило.

    Стоя под душем с Кристоферой… чувствовала волнующие руки, скользящие по моему телу… Чувствуя, что краснею от стыда своего желания, опустилась под потоком спадающей воды… положила руки на колени стоящей Кристоферы… изредка поглядывая в верх на закрывшую глаза в безумной истоме Кристоферу.

    Выйдя из душа, с облегчением упали по краям моей громадной, белоснежной постели к ожидающему нас в волнениях "Чёрному Бриллианту Венесуэлы " - юной креолке Андорре!

    Андорра, словно испуганная чёрная девчонка, лежала в постели, натянув одеяло до огромных чёрных глаз, с трепетом ожидая исполнение своей детской заветной мечты - исчезновение грани между креолкой и двумя белыми женщинами в огромной белой постели! 
    Отбросив с Андорры тонкое одеяло в полумраке номера, гламурная 40-ка летняя Голландка Кристофера жадно и в исступлении женского
    ожидания целовала губы, шею, обнажённые чёрные плечи Андорры, доводя 22-х летнею Андорру до черты её детских снов!

    Три женского тела в одной постели... такого я никогда ещё не испытывала!

    Позже, к сожалению, в своей жизни так и не встретила никакого аналога волшебного ощущения, когда ласково и настойчиво ласкают твоё женское обнаженное тело сразу две прекрасные женщины - Черная и Белая!

    Фелицитата и Перпетуя, словно взирая с небес, погружали наши тела в пучину неизведанного!

    Сердце словно замерло, низ моего живота превращался в жар, клокоча энергия обнажённого тела! Словно сговорившись, не открывая глаз, жадно и
    страстно любили друг друга… наши руки неутолимо бродили по обнажённым телам медленно, горячо и страстно... 

     Упиваясь друг другом в широкой постели, сладко целовались словно впервые познавшие непознанный и неиспытанный порок, целовались как безумные, жадно терзая друг другу губы, цепляясь отточенными коготками за обнажённые тела… каждая из нас боялась прервать свой поцелуй, будто он последний и больше такого не будет!

    Кристофера, откинувшись на подушку, уступила моё обнаженное тело прильнувшей ко мне Андорре, которая целуя мою набухшую ареолу, позволила подвести меня к краю вместе с собой....

    Издав тихий стон... в безумстве феромонов запрокинули головы!

    ----------------------------------------------

    Феромоны трех тел: Вишен Белых и Чёрного Манго
    Аромат верхних нот раскрывается розой в пионах…

    Сердцевина играет аккорд - карамели с ванилью...

    Лёгкий шлейф палисандра с дурманом пачули под солнцем…

    Я не верю слезам…

    Мне легко и свободно!

    Я развеяла грусть на столетье вперёд!

    ------------------

    Кристофера, взяв моё отрешённое лицо в мягкие ладошки, ответила на поцелуй Андорры моей набухшей ареолы с таким пылом... впившись в мои губы, что у меня затряслись руки, а внутренности скрутило тугим узлом от нерастраченного женского возбуждения! Кристофера, видя моё состояние, прильнув к моей обнажённой груди, едва касаясь кончиками пальцев, разглаживала мои ареолы готовые взорваться на тысячу Вселенных! В женском исступлении зажимала между губами мои набухшие ареолы, поочерёдно дразня набухшие кончики язычком утомлённо ласкала
    жадным взглядом мои истекающие груди.

    Я, увлечённая совершенно новыми эмоциями моего обнаженного женского тела, теряла здравый смысл и последние капли самообладание, покрывая жаркими поцелуями гладкую кожу восхитительного тела гламурной 40-ка летней Голландки Кристоферы. 

    Кристофера отдавалась неистово, исступлённо, даже истерично, снова и снова подставляя истосковавшееся женское тело моим поцелуям, моим ласкам...
    Женские стоны, жадные движения…. театр женского порока сменялся жгучими наслаждениями, которые заставляли стать ещё ближе и ближе, хотя ближе чем сейчас к обнажённому телу Кристоферы уже просто было невозможно!

    Вдыхая пьянящий аромат обнаженного, шоколадного тела 22-х летней Венесуэльской Креолки Андорры, с жадностью пробовала,  впервые в свои 30-ть лет, на вкус Креольскую страсть... наслаждаясь сладчайшим звуком её хрипловатого голоса, шепчущего моё имя, когда обе взлетела на пик наивысшего женского наслаждения не думая о том, что сможем когда-нибудь ещё раз насытиться состоянием тел утонувших в женском пороке.

    Я чувствовала приятные руки Кристоферы с трепетом раздвигающие мои сжатые от стыда длинные ноги… её горячие губы…  взаимная и приятная податливость её красивых, длинных ног… .

    Обнимая и целуя Андорру, чувствовала губами юное,  дрожащее тело, мои пальцы пронзая чёрное  тело соприкасались с внутренним женским теплом останавливаясь только на безумные вскрики!
    Мне хотелось ещё и ещё...........!

    Поцелуи Кристоферы моих глаз, моих губ, поцелуи рассечённой зубками креолки Андорры моей набухшей ареолы пьянили, я терялась во времени меняясь ролями….. на несколько секунд выпадала из реальности, всё во мне замирало, потом взрывалось разлетаясь на осколки и весь мир как в замедленном кино от счастья и невыразимого наслаждения.

    ----------------------------

                        И пускай в небесах нам играют хрустальные скрипки..

                        И пускай в небеса уплывает земля

    ----------------

    Наступал тропический Венесуэльский рассвет, который пробивался сквозь закрытые шторы номера. Стараясь не разбудить в моей громадной постели Андорру и Кристоферу, вышла на балкон.

    Каракас – столица Венесуэлы просыпался медленно и как бы не хотя расставался с тропической дымкой уходящей за окружавшие город горные барриос. Мои друзья попугаи, с соседнего балкона, распустив безумное оперение, удивлённо и молча взирали на меня в такую утреннюю рань. В благодарность за их молчание послала попугаем воздушный поцелуй, удивлённо закрутили переливающимися головами, усердно перетаптываясь с ноги на ногу.

    Моё голое тело под накинутым халатом чувствовало тропическое тепло восходящего Венесуэльского Солнца! Сбросив с себя халат, протянув руки к
    Солнцу,  утомлённая тропической ночью с любовью шептала:

    - "Буэнос Диас - моя Венесуэла!!!"
    Находясь уже в Нигерии после Венесуэлы, да и сейчас в Москве, когда пишу эти строки, с любовью вспоминаю и не могу забыть безумную, тропическую ночь в столице Венесуэлы Каракасе, где Белые Вишни сливались с Чёрным Манго!

    --------------------------------------------------------

     tempus fugit!

    -----------------------
    Продолжение следует…..



     

     

    Этот отзыв оценили:

    Комментарии (4)

    Комментарий заблокирован автором отзыва!
    Тинто БрасС - пишется с двумя С. )
    Да уж... куда там нам). А что там в параграфе 173 ?

    Новый комментарий

    Что бы оставлять комментарии на сайте, Вам нужно Войти или Зарегистрироваться