«Путешествие по Эквадору»

    Галапагосы (август 2009 г.)

    Путешествие по Эквадору

    Поддубная Наталья

    Проблемы, как цепные псы до последней минуты бежали следом и кусали за пятки. Прыжок на подножку поезда, лязг зубов – и ты свободен! Оторвался! Впереди счастливая беззаботная жизнь в 20 дней! Веселая огромная луна спелым апельсином катилась следом и нашептывала невероятное… Дверь в параллельный мир скрипнула… Едем открывать Америку!!

    Туда, где на трех китах держится Земля. Где аленьких цветочков хватает для всех Настенек. Где колибри – такая же обыденность, как шмель, залетевший в банку с вареньем.

    Еще совсем недавно поехать в Америку (неважно какую – Южную или Северную) было для меня все равно, что полететь на Луну. Но из букета мечтаний понемногу выдергиваются и подносятся к носу самые яркие цветки. Было бы желание!

    Если ткнуть пальцем на глобусе в Россию, то Галапагосы очутятся аккурат на противоположной стороне. Там, где, как мне казалось в детстве, все ходят на руках, а конфеты из карманов вываливаются в космос.
    Когда на небольшой остановке на Антильских островах в грудь ударила волна пахучего горячего воздуха, 250 разноязычных пассажиров синхронно улыбнулись, словно кто-то скомандовал «чи-и-из!» Нас, русских, было всего 9 человек, и это, откровенно говоря, радовало дополнительным бонусом. Хотелось оторваться от прошлой жизни напрочь, как пуговица с пиджака!

    Мы фотографировали гигантские кактусы у кромки взлетной полосы и сам самолет, и пилотов, которые не махали испуганно и запрещающе, а улыбались поощрительно и принимали наиболее выигрышные позы.

    Спустились сумерки. Самолет взлетел. Огни внизу не обнаруживали улиц, дорог и кварталов, просто светились горстью бусин, окруженных черной водой Атлантического океана.

    На каждой остановке, начиная с Амстердама, мы переводили стрелки часов назад. Казалось, мы зависли во времени. Я смотрела в зеркало, и казалось - время стирает с моего лица отметины прожитых лет. Казалось, мы летим на машине времени в прошлое, но более счастливое и беззаботное.

    Из-за того, что мы висели почти в одном и том же часе, нас 4 раза накормили завтраком и ни разу – обедом!! Мы тихо бухтели про нидерландскую скаредность, но других изъянов в полете не нашли.
    Кито

    Кито встретил ярким солнцем и неожиданно студеным горным ветром. Но мы беззаботно жмурились в летних маечках, вызывая ступор у местных, одетых в зимние куртки и сапоги на меху. По европейским меркам температура все равно была летней. Но эквадорцы оказались существами теплолюбивыми. До сих пор помню изумление маленькой девочки в зимнем комбинезоне, которая с детской непосредственностью во все глаза разглядывала лак на пальцах моих ног.
    Кстати, высоту почти в 3 км никто из нас не почувствовал. И хоть Кито и считается самой высокой столицей мира, но справедливости ради стоит отметить, что Лхаса в Тибете выше. Просто китайцы, подмявшие под себя Тибет, стараются, чтоб все забыли про некогда великий город…

    Гостиница оказалась в центре старого города. Под скороговорку испанской речи нас быстро расселили по номерам. Изумило лишь отсутствие окон. Когда я спросила у горничной, где окно, она лишь растерянно показала на потолок. Проследив взглядом за ее пальцем, мы действительно обнаружили продолговатое окошко, которое можно было открывать длинным крюком, висевшим сбоку на стене. Только позже мы поймем преимущества таких окон. Ночная жизнь в Кито оказалась столь громогласной, что спокойно заснуть можно было лишь в таких номерах.

    Нетерпеливо раздувая ноздри, мы ринулись в гущу эквадорской жизни, удачно попав на 200 х–летие независимости Эквадора. Праздник предоставил нам все население Кито в полном составе – хоть перепись делай! Массы народа в экзотических одеждах под звуки барабанов текли рекой по улицам. Мы воровато щелкали фотоаппаратами, еще не зная, как отнесутся к этому сами «модели». А посмотреть было на что! Приземистые индианки в белых блузах с оборочками, длинных черных юбках и мужских черных фетровых шляпах несли в простынях за спинами, как куль с мукой, своих черноглазых младенцев. Бусы из золотистого бисера обязательным атрибутом сверкали на шее. У мужчин-индейцев волосы были заплетены в косы, и они часто были гораздо длиннее, чем у женщин! Казалось, будто идет съемка вестерна .

    Впрочем, и одетых по-европейски тоже было предостаточно. Но мы быстро научились распознавать местных по телосложению. Такое впечатление, что взяли нормально сложенного человека и большой деревянной кувалдой стали «ровнять» его, вбивая в землю. В итоге ноги стали короткими, а туловище – широким и квадратным. Мы с интересом смотрели на них, а они – на нас.

    Поразило, что даже в такой толпе многие приветливо здоровались с нами. От полицейских до простых граждан. ( Я на секундочку представила, как со мной без всякого повода здоровается на шумной улице российский милиционер и замотала головой – не-е-е. невозможно!!)

    Детей хотелось фотографировать без остановки. Никто не хныкал, не ныл – все лучезарно улыбались. Прямые не вьющиеся волосы трогательно торчали в разные стороны, как у вылупившихся птенцов.

    Не верилось, что вечерняя жизнь отличается от дневной, как черное от белого. Под покровом сумерек могут подойти несколько смуглых граждан и мирно потребовать вознаграждение. И без всяких уговоров стрельнуть в ногу. Сначала в ногу…

    Мы не стали проверять все «ужасы» ночной жизни. Ходили стадом , прижав свои рюкзачки к животу, как беременные кенгуру. А кафе выбирали поближе к гостинице. И очень нежно улыбались полицейским с никелированными, словно новая кастрюля, сверкающими автоматами, которые стояли по двое на расстоянии крика. И нам это очень нравилось!

    Но под утренним солнцем агрессивность столичных жителей таяла , и отовсюду слышалось:
    -Буэнос диас, сеньора!!
    Я лихо отвечала: « Буэнос диас, сеньор!» - словно жила тут уже 2 месяца. Время растягивалось, как жевательная резинка, текло вспять, но не со знаком минус, а с огромным плюсом.

    Чего греха таить, к посещению Кито мы были настроены весьма скептически. Подумаешь, столица…
    Но неожиданно обнаружили культурный слой такой мощи, что все наше европейское самомнение враз испарилось. Соборы старого города напоминали Париж.. Так же каменные кружева башен застревали в голубом небе. Так же взлетали голуби. Так же узкие винтовые лестницы уносили ввысь до головокружения. Улицы - то взвивающиеся в небо, то падающие с горы вниз, словно вели за руку – невозможно было противиться их зову.

    Удивительной красоты храмы с цветными витражами и тюльпанообразными сводами заставляли вспомнить романы А. Дюма. Монашки в белых одеяниях светло и отрешенно смотрели куда-то поверх толпы. Древние монастыри пятое столетие хранили свои тайны.

    Анды стояли вокруг кольцом , как богатыри, взявшиеся за руки. И белым ангелом парила над городом Дева Мария, любя и защищая его…
    Поразило, что в Кито ( а потом выяснилось, что и во всем Эквадоре!) не курят! Никто!! Мы видели курящих лишь 2 раза ( и это были молодые женщины-испанки…) Специально спрашивали – может, запрещено курить на улицах и в ресторанах, как в Европе? Нет, пожалуйста, курите, в каждом магазине целый спектр сигарет. Просто эквадорцы равнодушны к куреву. Это ж как надо было воспитать целую страну?!

    Зато с пьянством все обстоит проще. В праздничном угаре то там, то здесь мужики поодиночке падали снопами и затихали на асфальте до утра. Никто их не тревожил, а утром обчищенные карманы их воспитают лучше любого вытрезвителя…

    Волоча вечером распухшие от усталости ноги, мы старались не лязгнуть веками, ведь ночь мы пропустили! В глаза хотелось вставить спички, но терять время на сон было ужасно жаль! Когда же добрались до кровати, то заснули мгновенно. Но в 2 часа ночи вдруг проснулись, словно кто в плечо бесцеремонно толкнул. Спать не хотелось решительно. Есть – невероятно! Строго сказала своему желудку: « Спать!! Ты есть не хочешь!»
    Желудок вредно ответил: « Есть не хочу. Хочу жрать!!! У нас в Европе как раз время завтрака.»

    В 4 часа утра выглянули в коридор и сложились пополам от хохота: вся наша группка слонялась уже одетая и с голодным блеском в глазах.

    Амазония

    Ранним утром, когда ресторанчики еще спали, а длиннокосые индейцы мели улицы, нас повезли на аэродром. Буфетчица с удовольствием посматривала, как мы в ожидании самолета наворачиваем весь ассортимент. Что ж случилось с аппетитом?! Воздух тут, что ли, с витаминами?!

    Тукан в городе Кока, Эквадор, АмазонияБыстрый перелет в Коку, где нас ожидал симбиоз автобуса с грузовиком без окон - без дверей , но с крышей, что значительно важнее в этом климате. В ожидании отправления я забрела в маленький садик при гостинице и ахнула. По садику вперевалку бродили туканы с огромными яркими носами. По веткам без остановки прыгали крошечные обезьянки-игрунки, которых можно было поместить в карман. Тут же, привлекая к себе внимание громкими криками, толклись и клевали арбуз огромные ара – ни один не повторялся в красках. А в кустах застенчиво прятал профиль агути. Ну как бы объяснить, что это за зверь. Грызун с ростом собаки, но характером кролика.
    Нас еле оторвали от забавы, чтоб продолжить путешествие.
    Встречный ветер горячим феном бил в лицо, принося еле уловимый аромат пряностей и цветов. Всего полчаса лету от Кито - и такие перемены в климате! На красной, как в романе «Унесенные ветром» земле буйно кустилась растительность. Пальмы махали шершавыми листьями, у нищих построек яркими мазками, прикрывающими убожество, пламенели бугенвилии. Вдали роскошно цвели огромные деревья с лилово-синими шапками цветов (позже я подсмотрела в книжном магазине Кито, что эта красота называется якаранда ).

    Река под названием Ширипуно ждала нас, чтоб отвезти в Амазонию. Название долго не запоминалось, пока не переназвали ее в Шире-пупа.
    Коричневая стремнина с невероятным количеством топляка блестела под знойным солнцем. Ясно, почему лодки железные! Непонятно, как рулевой угадывал бревна, спрятанные под водой, но вел он лодку мастерски!
    А по берегам!.... Попугаев!... Видимо-невидимо!
    Попугаи всех цветов радуги и калибра действительно качались на ветках, приветствуя нас не вполне мелодичными криками. Маленькие синие и желтые птички мирно отдыхали на затопленных бревнах и даже не вспархивали при нашем появлении, хотя наша лодка дико ревела мотором.

    За нами сидела пара итальянцев. Они трещали, как сороки – без устали и передыха для вздоха, перекрывая и попугаев и шум мотора. Через 2 часа пути стало казаться, что наши уши распухли, как у Чебурашки. Так и хотелось спросить: «Вы вчера расписались после знакомства в интернете и хотите успеть рассказать всю свою жизнь за 4 часа пути в лодке?*»
    А я думала, что болтливость итальянцев – это несправедливый миф.
    Но, видать, они достали и кого-то из небесной канцелярии. Вдруг грянул такой ливень, что за спиной стало тихо. Я обернулась – наши итальянцы сидели абсолютно мокрые и улыбались, как дети. С выключенным звуком они показались мне очень симпатичными.

    Лодку мотало из стороны в сторону. Пару раз мы даже черпанули одним боком. Мужчина улыбнулся мне сквозь сплошную завесу дождя и радостно сказал по-итальянски: «Это наш Титаник.» Я по-русски свирепо ляпнула: «Типун тебе на язык!» И мы друг друга отлично поняли!

    На носу лодки мы самостоятельно нашли большой рулон черной пленки и стали раскатывать ее. Пленки хватило как раз на всю лодку. Под одним куском пленки, как птенцы в одном гнезде, сидели русские, итальянцы, французы и испанцы. Все мы были в одной лодке, и делить нам было нечего…

    Дождь прекратился так же внезапно, как начался. А вот и наш рай в шалаше! На полянке, словно прорубленной в сплошном зеленом массиве, стояли длинные хижины, покрытые пальмовой крышей. Та, что поменьше, оказалась рестораном. А та, что длилась вдоль стенки леса – нашим бунгало. Помните «пеналы» в общежитии у Иванопуло в романе Ильфа и Петрова «12 стульев»? Вот что-то похожее, только у нас еще и стенки до потолка не доходили. Есть в каждом «пенале» и душ и туалет, но слышимость такая, словно идешь купаться на сцене театра. Впрочем, нас это абсолютно не заботило. Мне поначалу важнее был вопрос - откуда они берут чистую воду для купаний. Наивная… Из крана текла жидкая глина… Так мне поначалу показалось. Твердо решила эти дни обтираться влажными салфетками…

    Нарушила собственное обещание после первой же вылазки. К тому времени я была твердо убеждена, что глиняная вода гораздо целебнее прозрачной.
    Машинально поискали выключатель, потом сообразили, что тут электричества нет и блаженно улыбнулись. Вот оно, началось!

    Ужинали при свечах, сняв выданные резиновые сапоги и прошлепав к столу по деревянному , до блеска надраенному полу босиком. Ни музыки, ни телевизора, ни воя машин…Только из джунглей кто-то без устали восхищенно ухал и какая-то птица звонко и настойчиво спрашивала: « Лю?... Лю?.. Лю?.. Лю?..»
    Плотно подоткнув москитные сетки под чистенькие кровати, упали в сон, как в бабушкину перину. Среди ночи я проснулась и крикнула несчастному: «Да любит она тебя, любит!!». Оказалось, это древесная лягушка… А мы-то приняли ее за местного соловья! Голосистая!...

    Проснулись в 3-30 ночи (утра?). Какая-то неизвестная зловредная птаха очень точно имитировала электронный будильник. Сели на кроватях, прислушались. Джунгли дышали, там в бархатной черноте что-то шевелилось и двигалось. Громко ругались обезьяны. Я трусливо думала, не придет ли им, как Винни_Пуху, в голову желание прийти в гости …

    Муж с воодушевлением пошел делать зарядку, а я улеглась в цветной гамак и прикрыла глаза…Никто не летал над ухом, не зудел и не кусал, что, определенно, явилось для нас запланированным приятным сюрпризом.

    В 6-45 все сидели за завтраком, поглощая свежеотжатые соки и фрукты «только с грядки». Грядку мы нашли, когда рассвело. Прямо у берега буднично росли ананасы.
    Наша сопровождающая испанка Еугения, которую мы сразу переназвали в Женю, повела нас в дождевой лес. Впереди шел коренастый индеец Карлито и прорубал большим мачете дорогу. Делал он это очень картинно, все время насупливая брови, чтоб все поняли, кто тут главный…

    Рассвет никак не мог пробиться сквозь толщу сплошной зелени. Нас сопровождали постоянные сумерки. Мы шли по ручьям и топям, с трудом и чавканьем, как репку из грядки, выдирая сапоги из грязи и с интересом слушали Женю. Она загадочно останавливалась то тут, то там и замирала. Глядя на нее, и мы усмиряли свой возбужденный шепот. По команде Жени Карлито срубал какой-нибудь листик или веточку, и начиналась чистая химия. Из веточки начинал сочиться сок. Он блестел на лезвии мачете. Женя буднично, будто официант в ресторане объявляла: «Кураре." И предлагала попробовать. Я тихо шелестела: «Хорошее чувство юмора…» Но оказалось, Женя не шутит. Она показательно лизнула лезвие. Мы с интересом придвинулись поближе. Она оставалась все такой же красивой и живой.
    Народ потянулся к мачете…То один, то другой, чмокая и подняв глаза вверх, пытался распробовать кураре, а мы спрашивали: «Ну как, забирает?» Наконец, отважилась и я.

    Кураре оказался горьковато-кисловатым на вкус, показалось, что его вполне можно намазывать на хлеб. Все зависит от количества и способа подготовки . Почему-то стали всплывать в памяти имена врагов… Отогнав от себя нехорошие мысли, двинулись дальше.
    А потом чего только мы не пробовали! Сладкие, горькие, чесночные и лимонные вкусы мешались и перебивали друг друга. Уж после кураре-то! Уже ничего не опасаясь, мы, как дети все тянули в рот.

    Бабочки в АмазонииГигантские муравьи угрожающе шевелили челюстями, видимо, лопотали угрозы на своем, на амазонском… Термитники обнимали стволы деревьев, но были так тихи, что хотелось постучать и спросить:
    «Есть кто дома?» Башенки, словно построенные ребенком из песка (а на самом деле оказавшиеся прочными, как зацементированными) свидетельствовали о жилище амазонских цикад. Жили они глубоко под землей и нами не интересовались. Как и броненосцы, чьи квартиры стояли открыты, но пусты. (Один из них все же забрел на нашу солнечную полянку прямо к бунгало, но поскольку мы не смогли сдержать восторженные вопли, быстро скрылся в зарослях).

    Возле одного скрученного листика Женя интригующе остановилась: «Тарантул!» Мы осторожно стали заглядывать внутрь. Почему-то оттуда глядели, не моргая, две пары глаз… Я беспечно щелкнула по листку, и в тот же миг оттуда выпорхнули две крошечные летучие мышки! Женя хохотала, довольная, но мы не обиделись. Это для нее и тарантул, и летучие мыши – обыденность. А для нас все в радость!

    Вброд переходили через реки и речушки со звенящей водой, каждый раз ощущая прилив новых сил. Заморосил дождь. Странным образом настроение повысилось. Все обрядились в плащи и стали похожи на разноцветных бабочек, присевших на мокрой тропинке. Кстати, ловушки для бабочек мы встречали неоднократно. Они представляли из себя сетчатые цилиндры с открытым пространством на дне, но глухим верхом. Глупышки залетали на угощенье, а потом по привычке взмывали вверх и уже не могли выбраться.
    Вот и привал у фикуса - великана на берегу быстрой реки (скорее всего это был один из притоков Ширипуно). Его ствол был похож на стенку, ровно отшпаклеванную бригадой молдаван.
    Дождь почти прекратился. Вдруг над коричневой гладью воды засверкали перламутром бирюзово- синие крылья бабочек. Они были огромны, как тарелки! Музейные экспонаты оживают!! Мы закричали, запрыгали, схватились за фотоаппараты. Но поймать в кадр непосед оказалось делом нелегким. Они дергались, как в брейк-дансе, «смазывая » нам кадры.

    Два высоких берега соединял ствол дерева, словно упавший сам, но очень ровненько. Он был мокрый от дождя и вызывал холодок под ложечкой, т.к. от него до глади воды было никак не меньше 3 метров
    (поначалу показалось, что 5!)…Когда я увидела, как муж, раскинув в стороны руки, идет по бревну в резиновых сапогах, то ощутила слабость в коленках. Первая мысль: «Выживет – убью!!»
    Переправа через реку по бревну в АмазонииНо когда Еугения приглашающим жестом указала и всем остальным на бревно, я нервно засмеялась, мол, знаю уже твои шуточки! Но шутки кончились! Наш путь действительно пролегал через бревно.
    С мыслью «убьюсь, но флот не опозорю!» - я вползла на бревно. Стараясь не смотреть вниз, мы тихо семенили по бревну, а вокруг подбадривающе порхали музейные бабочки. Я шла через пропасть и не верила… Если б мне сказали еще неделю назад… Каскадеры всех стран, объединяйтесь!

    Бревно оказалось очень обстоятельным и надежным. Мелькала надежда, что назад мы все же пойдем другой дорогой… Надежда не оправдалась, но второй раз мы перебежали его и вовсе на одном дыхании, гордясь собою.
    Назад возвращались под проливным дождем, но в груди теснилось ликование. Вот и наша поляна. И солнце в подарок победителям! Мокрые штаны и майки качались на ветру, а мы в ожидании обеда раскачивались в гамаках, перебирая в памяти сегодняшний день. Кричали друг другу: « Мы сколько дней тут? Всего 2?! Не может быть!!» И счастливо заваливались опять в гамаки.

    После обеда нас ждала рыбалка. Вернее, даже охота. На пиранью. Пока шли к мосткам, спугнули каймана, прилегшего покемарить на солнышке. Мы так орали, что распугали всех кайманов в округе… Боже мой, сколько я видела крокодилов – жутких, огромных, а тут такая эйфория при виде маленького каймана! Но в том – то и дело, что крокодилы были в вольере, а тут дикая природа прет в твои объятья!
    Получив удочки с насаженными на крючки кусками мяса, мы забрасывали ее в мутную воду. Вода начинала кипеть, крючок дергаться. Какая-то неведомая злобная материя рвала из твоих рук удилище, и это волновало. Но все успевали вытащить лишь обглоданные крючки. Это тешилась мелкота, а крупняк никак не шел на крючок. Повезло нашей Жене. Она наконец выдернула из воды пиранью и сама заголосила от радости. Хищница смотрела на нас злющими глазами, сверкая треугольными лезвиями зубов. Пасть то открывалась, то захлопывалась. Казалось, она «несет» нас на всех языках мира…

    Пиранья подверглась тщательному анализу, после чего получила вольную. Хотя после того, что мы услышали от нее в свой адрес, ее хотелось съесть…
    Вечер опять принес шелест дождя. Он умиротворяюще шелестел по пальмовой крыше. Не боясь сырости, посверкивали светлячки. Их было гораздо меньше, чем на Кавказе, но светили они мощнее – как маленькие фонарики.
    На ужин принесли неизвестные фрукты, перевода на английский нет. Почему – то это обстоятельство нам ужасно понравилось. Без всяких вопросов мы поглощали витамины, без устали повторяя: «Грасиас!»

    Всю ночь убаюкивающе шелестел дождь. Мы часто просыпались, переглядывались, улыбались и опять падали в подушки. В 4 часа утра шелест дождя прорезал рев цикады. Она визжала, как соседка-алкоголичка и не давала никому спать. И пошли трещать птицы, ойкать, ухать, пиликать. По их разноголосице мы поняли, что дождь прекратился. Уровень воды в реке повысился за ночь на 1,5 метра!

    Для очередной экскурсии нас посадили в лодку. Прыгать в нее пришлось с платформы – лестница оказалась затопленной. Причалили к крутому берегу, где ярко цвели кусты имбиря, и отправились в гущу леса. Женя опять подносила всем желающим сок лианы кураре. Мы охотно разбирали порции и причмокивали. Хорошо день начался!
    Карлито царапал ножом ствол дерева и демонстрировал красный, как кровь сок. Называется «кровь дракона» и используется, как антисептик. Курсы народной медицины продолжались до обеда.

    Беличьи обезьяны прыгали с ветку на ветку и покрикивали то ли на нас, то ли друг на друга. Присев на тропинке и слившись с зарослями, мы ожидали появления птиц. Карлито подзывал их, искусно имитируя зов самца. Они вторили так громко, словно во всю мощь были включены динамики!

    Подъем в гору закончился на обзорной площадке (это была просто залысина в зарослях на горе). Перед нами плыли в тумане верхушки пальм, фикусов, хлебных деревьев и массы других - неизвестных нам. Все стремились ввысь, к солнцу, толкая и затаптывая друг друга… Синие бабочки и зеленые жуки вольяжно летали перед носом, вызывая новые приступы фотосессии.

    Вернулись со зверским аппетитом и невероятно грязными штанами. Штаны стирали в реке, как в старину это делали бабы на мостках. Я все же старалась долго руки в мутной воде не держать, чтоб пираньи и кайманы не оттяпали пальцы… Хотя ловила себя на мысли, что кокетничаю. Эта река перестала быть для меня враждебной. Я ее не боюсь!

    Кто-то сказал: «А ведь у нас сейчас ночь…» Словно выстрелили из стартового пистолета. Все тут же упали спать. Через 2 часа нас ждала следующая увлекательная вылазка в лес.

    Сначала мы посетили колонию трудяг-муравьев. Муравьи шли стройными рядами. Каждый пёр на спине по большому куску зеленого листа. Казалось, мы смотрим мультфильм. Сверху за грузом листьев муравьев и не видно было. Словно зеленые тире сами извивались по дорожкам.
    Потом Еугения поводила нас ритуально по ручьям и болотцам. Для аппетита – как определили мы. Джунгли расступились, стали прозрачнее – мы попали в пальмовую рощу, где каждая красавица росла, свободно раскинув махровые ветви. И вот опять лодка.

    Закат тихо млел, путаясь в верхушках деревьев. Самые отважные полезли купаться в Ширипуно.
    Карлито без комплексов снял штаны и стал медленно натягивать плавки. Дитя природы! Он плавал, как пиранья и, несомненно, спас бы любого, унесенного стремниной.
    Когда чернота спустилась такая, что без фонарика не было видно дальше своего носа, отправились искать кайманов.

    Двумя мощными прожекторами наши сопровождающие шарили по берегам и показывали отдыхающих кайманов. Те на свет никак не реагировали. Лежали себе смирно, поблескивая глазками. Подпускали довольно близко, но когда мы уж совсем нахальничали, недовольно уползали в заросли.
    Вечером, идя на звук раковины (это гонг к поеданию пищи), мы оживленно вспоминали и кайманов, и попугаев, но особенно Карлито. Нас внимательно слушали лягушки, присосавшиеся своими лапками-присосками к стенке нашего ресторана , как магниты на холодильнике.

    День пятый
    Еще бы 2 дня здесь – и для нас стали бы обычными заплывы в Ширипуно. Но нам пора… В предрассветных сумерках – прощальный завтрак и опять – в лодку. Напоследок нас посетила ярко-зеленая, расписная, почти ручная бабочка. Она танцевала прямо на земле и давала себя снять во всех ракурсах. Из-под деревянного настила выглянул мохнатый тарантул, несправедливо оклеветанный молвой. Пока, ребята!

    Взошло солнце, залило все закоулочки, заблестело на мутном зеркале воды
    В первой же, искусно спрятанной за зеленью леса деревеньке к нам в лодку набились 12 местных безбилетников. Для них это единственная возможность вырваться в Коку. Барышни принарядились. Накрасили синим лаком ногти, намалевали фиолетовыми тенями веки, ярко-розовая помада ни к месту украшала всех подряд. Казалось, на всю деревню был один набор косметики. Но с ними поехала девочка с маленькой обезьянкой на голове. И это примирило нас с неудобствами. Обезьянка явно считала девочку своей мамой. Она цеплялась за ее волосы, елозила животом, потешно зевала и чесалась. Мать девочки все время поправляла над обезьянкой лист банана, чтоб малышка не перегрелась на солнце, забыв сделать то же самое для своего грудного малыша…

    КурареУ деревни с индейцами для нас сделали остановку. Еугения показывала в казанке готовый яд кураре, который уже нельзя пробовать без риска быть парализованным. Малорослые, но отлично сложенные индейцы демонстрировали меткость в метании стрел из духового ружья. Над головами летали попугаи – ара. Под навесом, как у нас собаки, сидели на привязи цепные обезьяны. Бабочки всех форм и расцветок порхали над плантацией ананасов.

    Нас провожали черные черепашки, греющиеся на бревнах топляка и синие, желтые, лимонные и апельсиновые бабочки, вылетающие из-за каждого поворота. Цвет их менялся по мере приближения к Коке.
    За прошедшие часы уровень реки упал на 1 метр! Но красавчик рулевой Джованни отлично справился с капризной рекой!

    Нас ожидала еще одна остановка у дерева-гиганта. Называется сейба (капок). Ствол такой толщины, что вся группа, став рядом на фоне ствола вместе, не смогла полностью его закрыть ! В разные стороны отходили мощные лапы-ребра, ровные, словно листы гипсокартона. Сверху свисали шнуры лиан. Карлито, вцепившись в одну из них, быстро полез наверх. Я, в желании добыть необычный снимок, нацелила объектив на его пятки и тут же получила ощутимый удар по лбу. Это с высоты со свистом упал кусок лианы. С детства я не получала шишек! Не стой под стрелой!

    Мы так расслабились в замечательном ресторанчике посреди джунглей, что испытали шок, рассмотрев свои тарелки в Коке. Плов был вперемежку не только с фруктами и курицей. но и с сушеными кузнечиками… Может, это нам, как самым дорогим гостям?...

    На землю, порхая, присаживались бабочки с одинаковым рисунком в сложенном состоянии, но с разным – в раскрытом. Словно дали задание детям раскрасить одну заготовку в разные цвета, а те уж постарались!

    Кито и Отавало

    Путь назад - словно отмотанная пленка.
    Утро в Кито началось с поездки на вулкан Пулулауа. Выяснилось, что не на сам вулкан, а на обзорную, откуда его можно разглядеть во всей красе. Русским этого, естественно, показалось мало. Увидев запретную тропинку за колючей проволокой, мы всей командой полезли вверх. Сначала - куда нельзя бесплатно, затем - куда нельзя за деньги. Затем куда нельзя категорически. Затем куда нельзя под страхом смерти… Утрирую, конечно, но железную решетку, вбитую в тропинку, мы облезли и шли и шли дальше вдоль горы по осыпающейся тропинке. А тропка становилась все уже и опасней. Но они не видели, по каким тропам мы ходим на Кавказе… Солнце сияло, полируя наш амазонский загар. Карминно - красные неизвестные нам цветы очень удачно оттеняли серость вулкана.
    Я ехала в эту поездку с твердым желанием увидеть колибри. Но когда за все дни в Амазонии эти непоседы ни разу не встретились, испытала разочарование. Но я не знала, что все еще впереди!
    Случилось это знаковое для меня событие в комплексе «Середина мира» на линии экватора.
    Мы долго теснились в очереди с местными для фотографирования на заветном пятачке, которые тоже почему-то рьяно желали того же (словно всей предыдущей жизни им для этого не хватило!). Притомившись от бесконечных хождений, я присела под куст гибискуса. Подняла глаза и замерла. Прямо передо мной кружилась, как юла колибри. Она (или он?!) тыкала длинный хоботок в цветок и молниеносно перелетала дальше. Я испытала совершенно детский восторг. Заглянула в витрину магазина – на меня смотрели сияющие глаза неприлично юной особы.
    Как же это молодит, когда сбываются мечты! Пусть даже такие пустячные…

    В тот же день я увидела колибри еще раз – в бот.саду. Сад источал ароматы цветов, щедро раскрывал палитру красок. Там поражал банан со стволом в полтора обхвата. И лохматые шапки папируса, взметнувшиеся нал головой. И деревья с разноцветными литровыми колокольчиками, название которых мы никак не могли запомнить. На сравнительно небольшой территории цвело столько цветов, словно разноцветные цыганские юбки были разбросаны по кустам. В павильонах угорали от духоты орхидеи. Уникальные кактусы беспризорно росли в маленьких горшочках. И над плантацией роз порхали колибри!
    Возвращались, наполненные впечатлениями, как сосуд – вином. Они кружили голову и подкашивали ноги…

    У нашей гостиницы мел улицу уже знакомый индеец с косой почти до колен. Когда-то у меня была точно такая, и меня даже фотографировали, как уникум. Но мужчина с косой!! Видимо, он давно привык к шоку туристов и не обращал на нас никакого внимания.

    День седьмой
    Поскольку нас уложил на обе лопатки Аппетит, то мои мужики заказали себе по две порции завтрака (т.е. на троих 5 порций). Сделали заказ. Принесли по завтраку и все. Еще раз позвали официанта. Мол, мы заказывали 5 порций. Тащите еще две! В его глазах мелькнуло детское недоумение. Несколько раз переспросил, озираясь по сторонам, а потом… вы не поверите, что он сделал! Он быстро заглянул под стол!! Искал оставшихся двоих!
    Понять местному, что человек способен выпить 2 чашки кофе, 2 стакана свежеотжатого сока, съесть 2 бутерброда величиной с поднос и навернуть 2 омлета – невозможно!
    На следующий день наш столик торжественно вышел обслуживать сам шеф-повар – высокий негр с осанкой гимнаста. Хорошо, когда праздник желудка переходит в праздник души!

    Отавало – город под облаками, романтические предки современных индейцев назвали долиной зари. Как будто знали, что и через много лет ничего не изменится в этом городе… Все время приходилось щипать себя, чтоб убедиться, что мы находимся в 21 веке. Хотелось оглянуться и увидеть в кустах оператора с режиссером. Как поверить в то, что целый город, наплевав на ахи туристов, одевается, как для съемок фильма, но исключительно для собственного удовольствия? Если в Кито мы надоедливым хвостом плелись за каждой индианкой, то здесь мы сами стали объектом пристального внимания – так отличался наш вид от остальной ярко расцвеченной толпы.

    День промелькнул преступно быстро в толчее ярмарки, в рассматривании и примерке всевозможных изделий. Возле каждого лотка можно было увязнуть на час. Продавец охотно болтал на неизвестном наречии, мы вторили на тарабарском – и все были довольны. Индейцы так легко шли на уступки, что приходилось покупать выторгованное поначалу из спортивного азарта.
    Слышала, как друг бормотал: «Зачем я купил красный шерстяной рюкзак? А пончо зачем?!» От вируса покупок нет прививки!

    В одной из торговых аллей над толпой возвышался…Гойко Митич в чистом виде! Красавец – великан явно был зачат от заезжего принца 2-х метрового роста. Он отлично знал себе цену, но охотно сбавлял ее. Впрочем, выторгованную у него скидку на снимок «рядом с настоящим индейцем» он забирал назад в виде невинных пощипываний за талию. Выражение лица при этом у него оставалось патриотически-индейским. Но он, подлец, был так неприлично красив, что ни одна из нас не сделала ему замечания…

    Этот день еще запомнился посещением зоопарка в охапке цветущих кустарников и деревьев, над которыми летали вольные птицы экзотических расцветок и колибри. И презрительно-высокомерный взгляд альпаки , расхаживающей в вольере (я мстительно думала: «Ну, погоди! Вот надену курточку из твоей шерсти…»)

    И еще радушно приветствующими полицейскими, которые охотно фотографировались в обнимку с нами, а потом долго махали вслед нашему авто (опять представила родных ментов, радостно обнимающихся с туристами… бред!)

    Характер эквадорцев – как коктейль «кровавая Мэри»: буйство водки уравновешивается полезностью томатного сока. Доброжелательность и некая аморфность сочетается со всплесками поразительной невоспитанности. Но даже мимолетное знакомство сразу записывает вас в разряд друзей. Радушие начинает литься через край – до пощипывания в носу от умиления и благодарности.

    За сбычу мечт!

    Вот прибой времени прибил нас и к Галапагосам. Главная мечта нынешнего проекта у порога. Наша вдохновляющая и организующая сила по имени Саша хитро улыбался и обещал шок от первого свидания с Галапагосами.

    Шок был получен. Выйдя из самолета, мы увидели… пустыню. Кое-где свечками догорали на нестерпимом солнце обугленные кактусы. Паром, переезд на остров Санта-Круз. На каменистой почве, словно взрыхленной Гераклом, среди кусков застывшей лавы стояли скелеты деревьев и кактусы величиной с березу. Вспомнилась лекция «Есть ли жизнь на Марсе»… Где буйство жизни?!

    Но когда автобус довольно резво доставил нас в городок Пуэрто-Айора, все заулыбались. Розыгрыш удался!
    Океан светился малахитовыми красками. Теплый ветер начищал щеки бархоткой. Дышалось так вольготно, словно нас подключили к кислородному баллону. Прямо над головами лениво планировали пеликаны. Чистенькие мостовые приглашающе разбегались, раскручивались, как ковровая дорожка перед дорогими гостями.

    В уютной гостинице в 3 минутах ходьбы от океана достраивалась пристройка. Рабочими лесами служили 15- ти сантиметровые стволы бамбука! Вся обслуга вышла посмотреть, как мы фотографируем это чудо… Представляю, какими дикарями выглядели мы в их глазах!

    Можно примерить панцмрь черепахиИ сразу, с разбега – на экскурсию. Сегодня у нас рандеву с гигантскими черепахами. Удаляемся от Пуэрто-Айоры, но в другую сторону. Туда, где плодородная почва взрастила зеленый дом для черепах. Сначала гид, похожий на модельера, показал пустой панцирь гигантской черепахи. Он тут же ловко его примерил и остался элегантным даже в таком нелепом наряде. Наши с удовольствием последовали его примеру. Панцирь оказался жутко тяжелым. Вот бедняги черепахи! Это все равно, что всю жизнь таскать на спине штангу!

    Через лавовую пещеру, как через глотку кита мы долго брели, приседая в самых узких местах, пока не вынырнули у дерева авокадо. Авокадо болтались на ветвях, как зеленые лампочки новогодней гирлянды. Под деревом валялись упавшие плоды.

    Не знаю, как на кого, но на меня слова «падалица-авокадо» производят неизгладимое впечатление. Гид рассказывал что-то про лавовые тоннели, а мы косились на валяющиеся плоды. Он понял, заулыбался и щедро одарил каждого.
    Авокадо обожала всегда, но на дармовщину оно оказалось еще вкуснее!
    Потом мы встретили целые залежи падалицы маракуйи и гуаявы. На ходу еще клевали какие-то псевдовишенки, называемые гидом «голубиная еда». В жизни не ела столько экзотических фруктов , да еще бесплатно! Мы жевали и жевали, не забывая зорко высматривать черепах.

    Голова гигантской черепахи Geochelone elephantopus, Галапагосские островаНо красотки попадались какие-то мелкие. «Маловато будет, маловато!!!» - думали мы и жадно шуровали по кустам дальше. Наконец нашли одну томную особу, окружили ее и ну щелкать затворами. Черепаха надулась, спрятала голову в панцирь, а 9 человек продолжали скакать вокруг нее.
    Вспомнился Райкин. «22 бугая гоняют один мяч! А вы дайте каждому бугаю по мячу!»
    Нам тоже хотелось каждому по черепахе. Но – увы, стало смеркаться, черепахи уползли спать в заросли.
    Однако, как меняются запросы! В Амазонии целой группой бегали за одним крупным муравьем, а тут гигантские черепахи мелковаты!

    Остров Флореана

    День девятый.
    Лавовая ящерица, Галапагосские островаНа завтрак мы слетелись, как птицы на крошки – лишь рассвело. Сонная обслуга в невероятном количестве никак не могла обеспечить нас завтраком. Глядя, как молчаливый помощник носит нам по одной вилке, не вытерпели и предложили ему захватить сразу 9 - для всех. Видели б вы его удивление! Да, тут народ живет неторопливо! Все их действия напоминали замедленную съемку.
    Пришедшая хозяйка быстро разрулила ситуацию – и обслуга забегала, как испуганные сороконожки. Замелькали руки, зазвенели ножи. Нам принесли целый тазик нарезанных ананасов, бананов, папайи и арбузов. Соки весело давились, омлеты жарились, булочки подогревались до горячего состояния.
    Плотно позавтракав, мы поспешили к катеру. Он за 2 часа на страшной скорости домчал нас до острова Флореана Было даже опасение, что напрасно мы так плотно завтракали… Болтало и шлепало об воду так, что дисциплинированные иностранцы сразу надели спасательные жилеты.

    Сразу же на пристани Флореаны, словно предчувствуя наше нетерпение, выстроились морские котики, розовато-серые нарядные игуаны и целая очередь пеликанов. В воде медленно плыла морская черепаха. Фрегаты и синелапые олуши рассекали воздух над нашими головами.

    Морская игуана, галапагосские островаМы нервно носились от котика к игуанам и обратно, не в силах согнать улыбку с лица, еще не веря, что зверье совершенно доступно. Огроменные красные, словно уже сваренные крабы подглядывали за нами из черных камней и трусливо приседали при нашем приближении.

    Котики, толстенькие и гладкие, с глазами грузинского обольстителя, и не собирались удирать. Невинно глядя прямо в глаза, они подпускали так близко, что хотелось сбежать самим. Все же дикий зверь… Кто знает, что у него на уме?...
    Акации трясли на ветру погремушками своих полуметровых стручков. Голубой холст неба был натянут ровно, без единой складки.

    На серую ящерицу «в яблоках» никто даже не кинулся – калибр не тот! В Амазонии толпились у маленького паучка, а тут необычная пятнистая ящерица с хохолком на гордо вздернутой голове оставила безучастными! Избаловался народ!
    На маленькой лодочке нас вывезли «на воды». Погружение в Тихий океан. Хоть и прозвучало предупреждение, что вода здесь не выше 20 градусов, но когда я бултыхнулась в воду, в глазах потемнело. Показалось, что прямо с жарко натопленной печи сиганула в прорубь. Дыхание остановилось. Но потом машинально опустила лицо в маске в воду и…забыла про холод. Подо мною кипела яркая жизнь. Стаи огромных (в сковородку не влезут!) жемчужно-серых рыб с невероятными золотисто-желтыми хвостами и белыми бусинами точек у хвоста с интересом посматривали на меня выпученными глазами. Между ними по- свойски разгуливали синие и красные создания. Казалось, они сплетничают обо мне. Кровь горячими толчками побежала по привычному кругу. Адреналин зашумел и заплескался прибоем в висках. Рыбы неспешно кружили в толще воды, впуская меня в свою стаю. Мало того, создалось впечатление, что в виду преимущества в размерах я негласно назначена вожаком… Я плыла вправо - и косяк поворачивал вправо. Я меняла направление – и цветной табун устремлялся туда же. Они не только меня не боялись, я была им интересна! Кто кого изучает – еще вопрос…

    Морской лев, Галапагосские островаПодняв над водой голову, я увидела на скалистом островке детеныша морского льва. Он грел на солнце бархатное пузо и приветливо махал ластами. Поискав глазами, с кем бы поделиться восклицательными знаками и пузырями умиления (наши быстро растворились в океане), я опять опустила лицо в воду и…увидела, как со скоростью торпеды прямо мне в лоб летит туша морского льва. Видать, мамашка - последнее, что успело мелькнуть у меня в голове. Я дико заорала, забыв про трубку во рту, и зажмурилась от ужаса. А зверь прямо перед моим носом сделал крутой вираж в сторону. Казалось, он смеялся над моими страхами. Он вертелся вокруг меня винтом, подплывал и сбоку и снизу. А затем стал передо мной (в одном метре!) столбиком, поднял морду и стал выпускать тонкой струйкой пузырьки – так же, как я это делала трубкой. Он дразнился! Подплыла пара итальянцев – и представление повторилось. Мы с итальянцами переглядывались под водой, как сообщники, жали друг другу руки - нас объединяла общая радость и восхищенное повизгивание и похрюкивание в трубки.
    К лодке я вернулась, как светящийся планктон. Я задыхалась от переполнявших впечатлений и готова была душить Алякринского в объятьях.

    Но день только разгорался! Нас повезли вглубь острова. Туда, где стада непуганых черепах в ожидании долгой жизни бороздили райские кущи. Наконец-то черепах хватило на всех! И размерчик всех устроил! Бонусом посетили пещеры пиратов. Только тут до меня дошло, что какой-нибудь а-ля Джонни Депп в образе капитана Воробья действительно ходил тут каких-нибудь сто лет назад…

    Мы опять жевали дары природы. К ним добавились ароматные галапагосские мандарины, которые со всем радушием сбивал с деревьев наш гид.
    Вечером на пирсе провожали все те же (будто никуда и не уходившие весь день) пеликаны. Они лениво сидели на перилах и лишь изредка, словно спросонья, бухались башкой в воду, как самоубийцы на мосту. Но неожиданно изящно взмывали из воды, что-то дожевывая на лету.
    За этот день все загорели так, что уже не бросались в глаза в общей индейско-испанской массе.

    Дорога назад была проверкой на смелость. Катер нырял в ложбины между волнами и бахвалился умением. За катером летели уже не брызги, а стена белой воды. Два раза мы реально чуть не черпанули правым бортом… Итальянка - моя подружка по подводному плаванию, круглыми от ужаса глазами смотрела в одну точку. На ее лице читалось прощание с жизнью… Словно и не она несколько часов назад дергала огромного морского льва за ласты! Остальные по-доброму посмеивались над ней, но спас.жилеты все же надели. Беспечными остались только русские. Мы, абсолютно мокрые, смеялись и болтали без умолку. Глядя на нас, мужчины-итальянцы устыдились, стянули жилеты, но уложили их поближе – под ноги…

    Новый день обещает новые чудеса и встречи. Бухта Тартугас (Черепашья) ждет нас. Узкая пешеходная тропка, буквально вырубленная в непроходимых кактусовых зарослях, полчаса ведет, петляя, к океану.
    Кактусы гордыми деревьями стоят по обе стороны тропинки и не влезают в объектив. В этом узком каменистом пространстве, где едва могут разойтись 2 человека, резко меняется характер прохожих в лучшую сторону. На всех языках мира звучат приветствия. Впору назвать ее Тропой Человечности.

    Но вот тропа упирается в белый песок пляжа - и все резко перестают здороваться…
    Песок такой белый, что слепит глаза. На его фоне мы кажемся мулатами. От палящего солнца спасает легкая дымка, бережным зонтиком нависающая над бухтой. Топчем белый песок в бухте с непрерывными волнами, где ни один человек, кроме самоубийц, не купается. Мы тоже благоразумно идем дальше, до следующей бухты, где вода - как натянутая перед праздником скатерть. Ни ряби, ни морщинки. Хоть спи в воде!

    Морская игуана на Галапагосских островахНа границе двух бухт сначала даже не замечаем 3-х игуан. Робко подползаем, боясь дышать, затем смелеем, потом наглеем. Но игуаны, следя за нами взглядом, даже с места не трогаются. Они у себя дома, и уступать насиженное место каким-то заезжим нахалкам не собираются.

    Целый час я гонялась за пеликаном и умоляла: «Гюльчатай, покажи личико!», - а тот сонно прятал клюв под крыло и не хотел позировать. Вконец разобидевшись на него, отправилась на вулканический участок бухты, где видели синелапую олушу.

    Вы когда-нибудь ходили по кактусам?... И не советую. По дурости отправилась босиком, а возвращаться было и лень и жаль бросать олушу, которая могла сбежать - и не видать бы мне красавицы! Она так гордилась своими голубыми ботами, так показательно демонстрировала свою аристократическую красоту на расстоянии вытянутой руки, что я смирилась с израненными пятками.

    Обратный путь пролегал через лежбище игуан. Их было так много, что в полном смысле слова некуда ногу было поставить! Я только и выговорила: «Ребята, у вас что, собрание?»
    Сначала они флегматично терпели мое присутствие. Затем вдруг одна упитанная особь гордо подняла голову и неинтеллигентно плюнула в мою сторону. Я, конечно, знала, что таким способом игуаны избавляются от излишков соли, но почему-то было обидно…
    Слушай, ничего не сделал, только вошел!… Хулиганка!
    Некоторые лежали, распластавшись, как курортники на пляже, раскидав в стороны 4 лапы. Другие привставали и опускались на передних лапах, словно отжимались в спортзале. А некоторые лежали парочкой влюбленных, сцепив лапы и нежно уложив свирепые морды на спины друг друга. Я никак не могла остановиться и снимала их без конца в любви и гневе.

    А потом мы валялись на белом песке, а неконфликтные черные вьюрки скакали по моим ногам и рукам, щекоча и вызывая приливы умиления…

    Не найдя ни одной черепахи, задались вопросом, почему, собственно, бухта черепашья? И ответ подоспел. Вдруг маленький мальчик закричал, показывая пальцем в воду: «Тартуга, тартуга!!» В прозрачной воде плыли несколько морских черепах. Видимо и для местных это событие не совсем рядовое. Потому что они гурьбой кинулись к надувным лодкам и долго фотографировали черепах сквозь толщу воды. А может, они просто умеют радоваться жизни и не привыкать к чудесам…

    После обеда – центр Чарльза Дарвина, где ученые всех стран изучают галапагосских черепах. Огромные тортиллы флегматично жевали фрукты, все время норовя придремнуть.
    Наши ноги гудели от целого дня хождений, но с наступлением вечера нас опять занесло на празднично подсвеченную пристань, где кувыркался морской котик и по-хозяйски сидели на перилах пеликаны.
    Ресторанчик на улице выбрали по количеству едоков. Если в соседних ресторанах пусто и лишь в одном нет ни одного свободного места, стоит подождать. Местные никогда не пойдут ужинать туда, где невкусно. Нас накормили божественно!

    День 11-й
    Проснулись в 5 утра. Поворочались и пошли к океану - наблюдать за дрожащими пеликанами. Им было холодно! Я подошла к самому краю каменной набережной без перил ,присела, наклонилась … вдруг из воды, как черт из табакерки выскочила черная морда и мужским басом как заорет! Я заорала в ответ и чуть в воду от неожиданности не свалилась! Морской лев еще раз трубно рыкнул и изящно, казалось, не шевеля даже ластами, скользнул гладким телом на лестницу частного причала. Ловко прошлепал по лестнице и улегся на деревянный настил. К нему из воды вынырнула подружка. Они лежали на 2-хуровневом деревянном помосте, как пляжники, тянулись друг к другу мордами, терлись щечками и нежно рыкали. Пеликаны летали, как птеродактили, чуть не задевая голову.

    Пеликаны на лодке, Галапагосские островаПосле завтрака мы помчались на мини-причал, где рыбаки по утрам разделывают рыбу. Зверье об этом прекрасно знало. Котики взбирались прямо в лодку и пытались нагло украсть добычу. Рыбины были огромные, а потому воровство не всегда удавалось.

    Детеныш-котик, явно любимчик рыбаков, терпеливо ждал на пирсе подачки, обтирая , как кошка мордочкой их коленки. Но пеликаны, не рассчитывая на привязанность людей, нахально воровали рыбьи головы прямо с прилавка. Интеллигентные олуши ничего не воровали. Казалось, они пришли похвастаться красотой.

    Наводила порядок в этом царстве одна длинноногая цапля. Ее боялись все – и пеликаны и олуши , и даже котики обходили скандалистку стороной. Цапля взмахивала крыльями и долбила непокорных длинным клювом!
    Собравшийся народ встречал каждое воровство котиков с ликованием. Рыбаки делали вид, что не замечают пропажи. Спектакль всех устраивал!

    Остров Изабела

    Сегодня едем на остров Изабела – самый большой и самый удаленный. Едем на край Земли! Наверно, если зайти еще дальше, то упадешь в черноту Космоса…
    Катер домчал за 2 часа, на полчаса обогнав собственное расписание! Никакой водной полиции, нарушай, сколько хошь!

    450 лошадиных сил ревели, как 450 львов. Океанская вода бурунами поднималась за нами на такую высоту, что невозможно было фотографировать. Очень неуютно было посреди неспокойно дышащего океана, но капитан оказался настоящим морским волком. Пока ехали, над нами висел спасительный зонтик облачности. У горизонта со всех сторон – яркая голубизна неба и лишь над нами ровный купол облака. Такие бывают итальянские детские коляски – с зонтиком… Кто-то заботился о нас…

    Маленькие островки по пути кишели пингвинами, птицами и морскими львами.
    К Изабеле зонт захлопнулся. Ослепительные краски, как на прилавке художественного салона - выбирай! Бирюза, малахит, лазурь – все мешалось в воде. На причале рыбаки ящиками взвешивали хвосты лобстеров. У пирса кувыркался морской лев и размахивал, как бабочка «крыльями» морской скат, неторопливо плавая туда-сюда, будто тренировался перед соревнованиями.

    Отель был расположен прямо на пляже. Самые невоспитанные могли бы запросто доплюнуть до волны. С восторгом пошли топтать ослепительно - белый песок босыми пятками. Ни один человек не встретился нам по пути!

    На ужин я заказала лобстера. Его принесли в панцире. Кариесом лобстер не страдал, а потому разгрызть его оказалось делом непростым. Попросили щипцы. Предложили молоток. Я удивилась, но согласилась. Официанты забегали, и через какое-то время притащили… заевшие плоскогубцы. Есть лобстера становилось все увлекательнее! Но он был так вкусен, что все недочеты сервиса забылись.
    Ребята заказали рыбу. Я спросила, как называется рыба. Послышался неопределенный ответ: «Да тут плавает…» Я восхитилась. Прекрасная рекомендация!

    Когда стемнело, пошли на деревянный помост в прибойной зоне. Звездное небо вопреки прогнозам раскрылось и засияло. Млечный Путь светил не широким мазком слева направо , а поднимался из океана и длился почти перпендикулярно линии горизонта. Эк его развернуло!

    Спустившись на пляж, встретили наших ребят и еще целый час воодушевленно говорили о звездах, чертя схемы на мокром песке и подсвечивая их фонариком.

    День 12-й. Вулкан Сьерра Негра.
    В 8 утра нас везут на вулкан Сьерра Негра (Черная Земля). Въезжаем в джунгли на территорию секущих дождей. Если схематично нарисовать остров по высоте, то можно выделить три четкие зоны. Внизу, у океана, почти всегда отличная погода. Срединный пояс составляет зона непрерывного дождя, а, вынырнув из него, опять попадаешь в зону знойного солнца. И ничего никогда не меняется. Каждая зона живет по своим правилам и законам. В двух зонах нужны купальники и крем от загара , в одной – свитера и брюки потеплее.
    В зоне дождей мы садимся на лошадей и отправляемся в зону солнца.

    Ну, лошади - это отдельная песня…
    Представьте, подводят к разумному существу чужую тетку. Вы еще не только не любите друг друга, вы даже не знакомы! И эта тетка нагло взгромождается ей на спину. Да еще пытается командовать.
    Я не осуждаю лошадь. Она была смирной, но в грош меня не ставила. Кто я ей такая? Кто нам дал хоть пару часов подружиться? Ни «тпру», ни «нно!», ни «ой, милая!» на нее не действовали. Я причитала: «Ну куда ж ты пошла! Ой, не надо, тише!» Но она слышала только звук хлыста погонщика. А тот потешался и наяривал хлыстиком по своему сапогу. Это был сигнал к галопу. Мы неуправляемым стадом неслись по кочкам, судорожно вцепившись в поводья и думали об одном – как бы не бухнуться в грязь (в прямом и переносном смысле).
    Только на ее спине я начинала понимать, какое это независимое существо со своими привычками и пристрастиями. И что такая большая голова, наверно, умеет думать…

    Вид с вулкана Сьерра Негра, Галапагосские острова, остров Исабела (Изабела)Иногда на мои причитания она поворачивала голову и словно хмыкала. Мол, мели, Емеля, твоя неделя, а я пойду, куда хочу! И перла, мерзавка, по зарослям, поближе к колючей проволоке. То она рысила, то пускалась вскачь по кустам и корягам, увеличивая количество моих синяков. Создавалось впечатление, что она пыталась укротить меня. Но я нечаянно нашла к ней подход. В отчаянии положила ладонь на ее горячую шею (и как только расцепила судорожно сжатые пальцы!), и вдруг она замедлила бег! Повернула голову, я увидела карий глаз – совсем не злой. Словно она говорила: «Ты ко мне по-человечески, и я к тебе по-хорошему…»
    Я продолжала гладить ее по шее, и это было началом нашей дружбы.
    Мы благополучно добрались до зоны жары – до вулкана и спешились. Теперь пешком к жерлу вулкана.

    Марсианские пейзажи сменялись один другим. Черная, как антрацит почва истолченного в песок вулканического камня оживлялась лишь редкими кактусами, стоявшими, словно в карауле. 10-ти километровое жерло впечатляло! Лава застывшими черными волнами растекалась во все стороны. Ветер свистел так, что приходилось кричать, чтоб быть услышанными друг другом.

    Сьерра Негра, вулкан Чико, Галапагосские острова, остров Исабела (Изабела)Путь назад не обошелся без приключений. Лошади вдруг стали выяснять отношения. Выяснилось, что у них масса претензий друг к другу… Одна из них укусила мою за филей, и мне стоило большого труда ее успокоить. Оказывается, лошадиная ревность мало отличается от человечьей. Моя была отчаянно влюблена в одного жеребца и преданно рысила за ним. Я это дело поощряла, т. к. парень был смирный и ни в чем плохом не замечен. Но ревнивица на этом не остановилась. Она со всей дури брыкнула копытом по морде мою лошадку, но та в ожидании очередной гадости от соперницы ловко уклонилась, и весь удар пришелся по моей ноге… Искры посыпались у меня из глаз! Теперь я могу причислить себя к обществу друзей Остапа Бендера!
    Кстати, иностранцы, все, как один пошли назад пешком! И только наша группка лихими ковбоями прогалопировала в зону джунглей.

    После обеда – долгая прогулка на мыс вдоль кромки океана. Далеко... Птицы с длинными клювами потешно суетились , шлепая по песку пешком – выискивали пропитание. Одни трусливо визжали, взлетая. Другие, мало обращая на нас внимания, быстро-быстро строчили клювами по песку, словно сшивали на машинке ткань. Волна накатывала и отступала, оставляя на какой-то миг зеркало, в котором отражались облака. Затем вода уходила в песок, зеркало тускнело.
    Низко над водой, не шевеля крыльями, парили птеродактилями пеликаны. Затем они , как зонтик-автомат складывали крылья и бомбардировщиками пикировали в воду за рыбой. Мы окончательно влюбились в этих птиц! При такой нелепой внешности такая гордая грация полета! Такая сила! Прет против ветра, почти не шевеля крыльями!

    Вернулись в полной темноте, когда ноги гудели, как прибой океана. Синяки саднили, к обгоревшему носу было больно притронуться, но в душе пели птицы.
    Край Земли. Дикие, но живущие в гармонии с людьми звери.

    Нет пьяных, нет драк, нет краж. В ресторанах не орет музыка. Слышно лишь дыхание океана. Все здороваются, словно ты был тут вчера и будешь завтра…
    Вечером мы выпили крепкого рома за процветание этой благословенной земли. Чтоб никто не помешал ей оставаться такой же еще долгие годы.
    Два зеленых створных огня и один красный горели в океане, как три далеких кита, на которых покоится Земля.

    День следующий . Стена плача.
    Наша малочисленная группка единомышленников рассеялась по острову - никого ни впереди, ни сзади! То, о чем мы мечтали! Лишь шумит прибой, кричат птицы да шуршат ящерицы.
    На 4-м километре стали попадаться сухопутные черепахи. Первую я даже не заметила, чуть не споткнувшись об нее. И только ее предупредительное шипение (словно лопнула шина) заставило сфокусировать взгляд. Серая черепаха на серой земле на фоне серых веток…
    На лавовых завалах валялись кучей, словно их выгрузили из грузовика и не успели раскидать, черные игуаны. Они тоже сливались с лавой настолько, что приходилось внимательно смотреть под ноги, чтоб не наступить на чей-нибудь хвост.

    Серая ящерица с коралловой шеей сидела, притаившись в гуще веток. Там, где была содрана кора, словно кровь сочилась – будто серую древесину метили красной краской. Дарвин был бы в восторге!

    Еще один пример покровительственной окраски: по черному вулканическому песку спешила по своим делам угольно-черная тонкая змея. Вежливо уступили ей дорогу.

    Мы удалялись от побережья. Ландшафт напоминал пустыни Австралии, как их представляют в учебниках географии. Непролазные серые кущи, густо утыканные древовидными опунциями.

    Из зарослей на дорожку с утра пораньше выползло такое количество черепах, что даже наша здоровая жадность натуралистов была удовлетворена! Только мы задались вопросом о полезности или бесполезности опунций, как очередная черепаха подсказала ответ. Она смачно грызла лист опунции вместе с колючками.
    О да, запасов пищи ей хватит как минимум лет на триста!

    Вот, наконец , и «стена плача», поражающая своей бесполезностью. В стародавние времена на острове держали заключенных, и изощренный ум начальника тюрьмы придумал такое наказание для заключенных: собирать и разбирать стену из лавовых камней… Причем, заключенные должны были знать, что работа бесполезна. Иезуитское мышление! Будто нельзя было строить дома и дороги! Даже в таком раю можно быть бесконечно несчастным…

    Последняя ночь на Изабеле, в краю, не испорченном цивилизацией. Юго-восточный ветер гнал тугие пласты воздуха, продувал наши легкие, наполнял энергией и здоровьем. Казалось, на порыв ветра можно было вскочить, как на доску и лететь по небу.
    Или резать ножом на кирпичи и строить мосты в небо.
    А как спится под бесконечный шум прибоя!.. Как же нам этого будет не хватать!
    Напоследок звездное небо раскрылось опять, как скатерть-самобранка и одарило созвездиями. Прямо над головой сияла Южная корона и созвездие Дракона. Ручка Большой Медведицы виднелась лишь у самого горизонта, словно ковшом зачерпнули океан да не смогли поднять. А говорили, что в этих широтах небо по ночам практически не видно – всегда облачность. Нам определенно везло!

    Вот и пошел обратный отсчет.. Едем в Санта-Круз. Уютный городок был уже так знаком, словно мы тут жили в прошлой жизни. Мы уже узнавали в лицо местных и гостей, отличали новичков от старых посетителей. Уже научились узнавать «в морду» каждого морского льва, каждую олушу и каждую гигантскую черепаху.
    На морском рынке котик стащил под аплодисменты туристов целый мешок с рыбой, ловко швырнув его в воду. Вся птичья банда ошивалась рядом в надежде получить свой кусок. Но живых омаров они не трогали, опасались. Те грозно шевелили усами и изредка всплескивали клешнями. Словно сетовали, что так глупо попались…

    Последние прогулки, последние купания рядом с котиком. Сытый котик загорал на остатках старого причала и чесался, как щенок во сне. Красные крабы привставали на «пуанты», с любопытством выглядывая из засады.
    Нахальным игуанам, выбравшим для своих солнечных ванн пешеходную тропу, мы кричали: «Брысь! Надоели!» Те обиженно плевались, но уступать место не спешили. Приходилось обходить невоспитанную братию, тщательно выбирая свободный пятачок для ступни.
    Легли спать, когда на родине соотечественники вгрызались в первый бутерброд.
    Буэнос диас, страна! Пожелай нам буэнас ночес!

    Карибы

    Если вы думаете, что на этом приключения закончились, то вы сильно ошибаетесь!
    Поначалу все шло по задуманному сценарию. Мы оторвались в Кито от взлетной полосы. Самолет сделал прощальный вираж. Под его крылом, бережно уложенный в каменные ладони гор, лежал сказочной красоты макет города!
    Прилипнув к иллюминаторам, мы с грустью покидали до конца не исхоженный город. Сколько еще интересного приберег он!

    Перелет через Южную Америку и последняя дозаправка в Бонейро. И вот тут все пошло не так. Сначала нас долго томили, ничего не говоря, в «накопителе». Мест для всех не хватало. Иностранцы в белых одеждах укладывались, как цыгане на пол и дремали. За стеклянной стеной на фоне нашего громадного самолета беззаботно порхали колибри. Создавалось впечатление, что они прилетели посмотреть на людей в клетке…

    Часы томительно тянулись. Вдруг объявили, что в салоне нашли 6 кг кокаина, в связи с чем полиция устроила шмон.…Иностранцы восприняли эту весть абсолютно спокойно, даже зааплодировали. Чисто дети! Еще через несколько часов буднично сообщили, что один двигатель отказал... После 7-ми часов изматывающих ожиданий , наконец объявили, что предполагается пробный запуск двигателей. Ребята мрачно шутили: «Жаль новых курточек в багаже…» Мы нервно смеялись и медленно кружили, как львы в клетке, по замкнутому пространству «накопителя».

    И вот посадка. Мы взлетели, отстегнулись, успели выпить по соку и… хорошо поставленный голос командира объявил о какой-то протечке и разгерметизации… Круто развернувшись, самолет летел назад. Настроение разлетелось в пыль и прах.
    В Бонейро была ночь. Под звездами притихшие пассажиры шли по твердой земле, и на сегодня это была самая крупная удача…

    Из аэропорта «Фламинго» очень быстро и организованно 250 (или 300?) пассажиров развезли по острову и расселили в отелях.

    Маршрутка везла нашу компанию по острову, но даже эти новые впечатления не могли рассеять наше уныние. Но когда мы остановились у кактусовой изгороди в 2 человеческих роста, переплетенной цветущими бугенвилиями, стрелка настроения дрогнула.
    Номер отеля поразил. В нем можно было принимать китайские делегации. С трех лоджий номера открывался вид на чудесный сад и слышался прибой океана. Атлантического океана! Вернее, примкнувшего к нему Карибского моря.

    Надо ли говорить, что мы рванули купаться! Вода оказалась выше 30 градусов! Она ласкала, обнимала, успокаивала. Между ногами в подсвеченной зелеными огнями воде плавали огромные рыбины, я их чуть пятками не толкала! Прозрачность воды была невероятной!

    До 3 часов ночи мы плескались в Карибском море, а рано утром, после императорского завтрака, помчались обследовать остров.
    Бирюзовая вода светилась радостью. Казалось, кто-то из чистого альтруизма выпускает под воду тонны бирюзовой краски, только чтобы наша жизнь превратилась в праздник. Солнце щедро заливало остров. Мы группкой активистов порысили в поисках фламинго на пресном озере. Карта врала, что это совсем рядом – буквально в 3-х км. Но мы шли и шли, а озера даже и в проекте не было.

    Роскошные виллы, утопающие в зелени, яркой цепочкой тянулись вдоль берега. Навстречу нам попадались хозяева вилл. Все, как один доброжелательно здоровались. Покой и радушие светились в их глазах. Очень они нам нравились!

    Серые обломки кораллов на безлюдных пляжах напоминали кости. Казалось, вот-вот среди них мелькнет черный череп, наполненный золотыми дукатами пиратов…
    Светящаяся бирюзой вода заставляла все время держать фотоаппарат наизготовку, такими оттенками Тихий океан нас не баловал… Аквалангисты выходили из яркой воды и загадочно улыбались.
    Кстати, и в Тихом океане можно было свободно купить тур погружения. Для этого надо было лишь иметь припасенный из дома сертификат. Ах, какой белой завистью мы смотрели на нашего Лешика! Он источал свечение! Он так сиял и растерянно улыбался, словно сам не верил в свою удачу. 15 акул - молотов кружили рядом с ним, гигантские манты, морские черепахи и невиданные рыбы заставляли чаще биться сердце. То, что он видел раньше лишь в передачах Макаревича, стало доступным на Галапагосах.

    Мы вышли на пустынную часть острова, еще не освоенную нидерландскими богачами. Тут властвовали кактусовые заросли. В них проживали зеленые игуаны и невероятное количество ящериц. На верхушках кактусов сидели непуганые попугаи и летали колибри. Скалы с вымытыми пещерами приглашали спрятаться от палящего солнца. Через 12 (!!!) километров мы-таки нашли озеро с фламинго! К этому времени обгорели так, что индейцы Отавало вполне могли бы принять нас за своих.

    Назад нас подвез (бесплатно) жилец одной из вилл, в котором я узнала своего соседа по самолету рейса Амстердам - Бонейро.
    За эти сутки мы влюбились в Карибы! В самолет, пригнанный из Европы, садились, сверкая загаром и улыбками.
    Ска-а-а-зочно нам «не повезло»!...

    Источник отзыва: http://kolibry108.livejournal.com/

    Другие отзывы автора:

    Этот отзыв оценили:

    Комментарии (13)

    Вот это да!!!
    Спасибо за повесть (отзывом язык не поворачивается назвать:-))), как-будто в маленькое путешествие слетала...очень необычно и интересно!!!
    Спасибо!
    Сильно!
    Обалденно классно!!
    Оля (09.05.2011 11:55)
    Так и хочется сказать как Вероника,Казань-Вот это да!!! Невозможно оторваться-так и хочется еще продолжение почитать.Да и о таких дальних и экзотических странах и островах отзывы вообще редкость.Все Турции да Тайланды с Египтами....Спасибо за такой познавательный и увлекательный рассказ.Фото супер!!!
    Оценка отзыва: 5 - захватывающе
    люся (москва) (09.05.2011 13:18)
    Потрясающе!!!
    Оценка отзыва: 5 - захватывающе
    Оценка отзыва: 5 - захватывающе
    Юрий (С-Пб) (09.05.2011 22:03)
    Извините! Но я не буду петь дифирамбы этому тягомотному рассказу! Так обрадовался поначалу, увидев среди турецко-египетской ерунды отзыв с более, чем достойным названием, а тут вместо конкретики по Галапагассам опус какой-то затяжной, не понятно о чем. Сил прочитать это не хватило... Может, Вам на литературном сайте разместиться? Лучше бы фоток побольше показали!!!
    фотографии понравились!)
    и правда ЗДОРОВО!
    Серафим (24.05.2011 08:46)
    Шикарно все расписано!!
    Спасибо!
    Общение этого пользователя заблокировано администрацией сайта!

    Новый комментарий

    Что бы оставлять комментарии на сайте, Вам нужно Войти или Зарегистрироваться

    Найти ближайшее турагентство: Москва, Подмосковье, Санк-Петербург, Россия