« Из сказки Тысячи и одной ночи»

    Йемен, часть 1

    Мы только что вернулись из Йемена. Изначальный план состоял в том, чтобы повидать русских друзей, которые работают в Сане, скататься на остров Сокотра в поисках безлюдных пляжей и местных эндемиков и встретиться с моей йеменской однокурсницей по Лондону. Решаясь на поездку, я имела смутные представления и еще более неоформленные ожидания от страны, что сыграло со мной блестящую шутку: случилось лучшее путешествие с момента греческих открытий в 2006.

    Т.к. мозг переполнен информацией, способ путешествия был необычен и Йемен очень отличается от всего, что я видела до этого, я намерена осветить все десять дней по отдельности: с бытовыми деталями, историческо-культорологическими описаниями и, конечно же, фотографиями. Думаю, впоследствии, эти описания можно будет использовать как мини-путеводитель для тех, кто захочет поехать в Йемен.

    Приготовления к поездке:

    Нам было известно, что в Йемене орудуют террористы, на Сокотре могут быть малярийные комары, а одежда как мужчин, так и женщин должна прикрывать плечи и ноги. Если пошерстить Интернет, то можно наткнуться на массу историй о захваченных или расстрелянных на месте автомобилях с иностранцами. Видимо, поэтому компания, в которой работает наш русский друг Дима, запрещает сотрудникам выезжать за пределы Саны на автомобилях. Именно этим и был обусловлен наш маршрут по воздуху: Сана - Сокотра - Сана. Воздушное сообщение обеспечивается местной авиакомпанией Yemenia Airway и бюджетными авиалиниями Felix Airways. Однако, как иностранцу, вам придется выложить полную стоимость билета и во втором варианте: перелет на Сокотру и обратно обошелся нам в 210 USD. Если же желание путешествовать по Йемену по земле непреодолимо, то нужно получить специальное разрешение в полиции или купить специальный туристический тур на внедорожнике с пулеметом на крыше за цену, доходящую до 2000 USD. Туры пользуются популярностью среди итальянских, французских и корейских туристов. :)
    Проблему с малярией нужно решать заранее. Примерно за неделю до попадания в регион возможного заражения нужно выпить таблетку лариама. Другой, более легкий исходя из побочных действий, препарат "маларон" в нашей стране незарегистрирован и в продаже не доступен. Лариам стоит примерно 1200 рублей, насчитывает в пачке 8 таблеток, пьется раз в неделю. Если почитать инструкцию, то можно обнаружить много серьезных побочных эффектов: от панических аттак до лихорадки. Должна сказать, что часть из нас ощутила на себе последствия от лариама, однако чаще все это были кратковременные проявления, которые вызывали много шуток. Комары, при этом, попались нам лишь однажды в горах, маленькие, писклявые - не чета нашим болотным. И хотя нас никто особенно не кусал, нам встретился турист, который, по его словам, был атакован роем кровососущих. Мужчина был очень впечатлен.
    Одежда. В Сане необходимо закрывать руки и ноги. Носить платки женщинам не обязательно. На острове в пределах городов хорошо бы соблюдать те же правила, на природе - носите, что хотите. В случае неприкрытых конечностей вы вряд ли услышите недовольный комментарий, но чувства местных жителей оскорбите. А это, по меньше вере, невежливо.
    Виза. Россиянам нет необходимости оформлять визу в Йемен заранее. На границе штампуют красивую фиолетовую наклейку за 60 USD сроком действия 30 дней. Ходят слухи, что с осени виза станет для нас бесплатной. Нужно также помнить, что если в вашем заграничном паспорте есть свидетельства о пребывании в Израиле, то в страну могут и не пустить. Так, один из наших спутников, имел пару красных штампиков на одной из страниц. Узнал о правиле накануне и ничего больше не придумал, как склеить паспортные страницы сахарной водой. В итоге, шесть КПП пройдено на "ура", страницы так и не расклеились. :)
    Перелет. Дешевле всего лететь, конечно же, из Москвы. В порядке возрастания цены имеются следующие авиакомпании: Egypt Air, Qatar Airways, Turkish Airlines, далее уже примерно одинаково дорого, если нет акции.



    День 0. Expats' Life

    День прилета в Сану назван мною "нулевым" вследствие того, что был практически полностью посвящен подготовке путешествия на Сокотору. Для этого мы встретились с владельцем турфирмы по имени Номан. На хорошем английском парень обрисовал наш шестидневный вояж в очень общих чертах. Изначальная цена незначительно увеличивалась с каждым нашим дополнительным вопросом: стоянки в кемпинге не входят в общую стоимость, хотите спать на матрасах - еще 5 долларов с человека в день и т.д.

    Спустя час переговоров, мы сошлись на 140 USD с человека за шесть дней. В эту сумму вошли следующие пункты:
    - аренда автомобиля с водителем. Для информации: аренда автомобиля с водителем стоит в день от 50 до 70 USD. Можно также нанять гида. Если есть место в машине и свободные деньги, соглашайтесь. Те гиды, с кот. нам удалось пообщаться во время стоянок, производили очень приятное впечатление и хорошо говорили на иностранных языках (англ, франц, нем, итал, испанск.)
    - готовка еды. Наш водитель Нуродин оказался отменным поваром, которого неустанно нахваливали все местные, хотя к пятому дню от добавлямых в еду гвоздики и кардамона уже было не по себе.
    - аренда матрасов - поролоновых подстилок в матерчатых чехлах.

    Все остальное оборудование - спальники, палатки, посуда - были наши собственные. Кроме того, согласно Номану, еду для Сокотры нужно купить здесь, в Сане, т.к. Сокотрийские магазины на порядок дороже местных. Это происходит по причине того, что товары завозятся по морю, просторы которого патрулируют сомалийские пираты. Чтобы груз был доставлен в целости и сохранности через Аденский залив, суда должны быть сопровождены вооруженными катерами. Отсюда увеличение себестоимости продуктов.

    Из первых впечатлений стоит отметить головную боль, сумасшедшее дорожное движение и внешний облик местных жителей.

    Головная боль, скорее всего, была вызвана перепадом давления. Сана находится навысоте 2200 метров над уровнем моря, где давление насчитывает всего 590 мм рт.ст. Вследствие понижения атмосферного давления происходит понижение давления кислорода в атмосфере и воздухе легких. Люди переносят такие перемены по разному. Хотя мы, конечно, шутили, что все это - происки лариама. :)

    Правил дорожного движения нет! Чтобы получить водительские права в Йемене, нужно закончить курсы длящиеся, по информации из разных источников, от двух до семи дней. Затем ты садишься и рулишь. Тут в порядке вещей разворот через двойную сплошную или езда по встречке, если так удобнее повернуть налево. Здесь перевозят пассажиров в ковшах экскаваторов, на крышах автомобилей. Количество пассажиров ограничено лишь вместимостью автомобиля! Но что приятно: весь этот хаос подчинен правилу вежливости. Тебя всегда пропустят, если тебе нужно быстрее. При этом еще улыбнутся и песню споют. Было и такое :)

    Про одежду жителей будем смотреть картинки. В такой одежде ходят более 90 % местных жителей. Это не карнавальные костюмы, а повседневная одежда. Женщины носят абайю, а мужчины джамбии - кинжалы на поясе. Кинжалы тупые и используются для танцев.

    Задачка "Запад-Восток".

    Дано: Очень многие русские, настрадавшись от хамства, бедности или непризнанности, стремятся построить более счастливую жизнь на Западе. Существует некая иллюзия устроенного, безопасного мира, в котором непременно все будет хорошо. И у многих, действительно, все хорошо. Не хорошо у тех, кто решив вопрос безопасности, не решил вопроса статуса. В Западном мире хватает своих специалистов, и они говорят на языке страны пребывания на порядок лучше, в этой связи конкуренция ужесточается, а статус наших героев понижается.
    Решение: так почему бы не поехать на "Восток"? К примеру, наш друг Дима работает геофизиком в местном отделении Total. За это ему полагается большая зарплата, бесплатная квартира и личный транспорт. К Диме обращаются Sir Chizhov, а к его жене Ире - Madam. Ира рисует, играет в теннис и учит арабский. Выходные и отпуск (оплачиваемый для всей семьи) можно проводить в близлежащих странах.
    Издержки: придется потерпеть уличную грязь, угрозу терроризма, несовершенную медицинскую систему, небогатую культурную жизнь и др.
    Результат: качество жизни может улучшиться по сравнению с российским, расширяется кругозор и понимание мира в процессе сравнения западной и восточной реальностей, появляется возможность к саморазвитию (новые увлечения, изучение иностранного языка) и др. Появляется шанс стать более интересным и разносторонним человеком.

    День 1. Welcome to Socotra

    Felix Airways является авиакомпанией, которая оснащена новыми самолетами, канадскими пилотами и забавной системой маршрутов. Например, если вы летите в воскресенье, как мы, то самолет сделает посадку в портовом городе Аден, выпустит часть пассажиров, загрузит новых и полетит дальше на Сокотру. В пятницу та же история происходит с городом Муккала. В другие дни на остров по воздуху не добраться. Что удивительно, наши продукты, аккуратно упакованные в коробки, Felix Airways доставила в целости и сохранности. Оставалось только купить воды.

    Наш водитель Нуродин - в прошлом водитель при Посольстве ОАЭ - честно ждал нас в аэропорту столицы острова Хадибо. Нуродин произвел впечатление очень дружелюбного и внимательного парня. Он улыбался и практически не понимал английский. Хотя, как ни странно, это почти не мешало нам все последующие дни.

    Вода, как и все остальное, закупается на острове, где проживает 45 000 человек, в основном в двух местах: столице Хадибо (Hadiboh) и втором административном центре - г. Каленсия (Qalanciah). Хадибо дивный городок из каменных коробочек, формирующих центральный променад, рыночный квартал и жилые районы.

    В лавках продается, в общем-то, всё: от стирального порошка до футбольных мячей, от меда до одежды. Есть на что потратить миллионы:

    После "шоппинга" нам предстояла последняя перед палаточной жизнью трапеза в ресторане. На ресторане, кстати, значилась вывеска Интернет. Но по стрелке с вывеской попасть можно было только в кухню:
    ...где готовилась еда: рис, овощное рагу и рыба. Все последующие дни третий пункт менялся в пользу козлят, омаров, тунца, но испещренные корицей и кардамоном рис и овощи были прочно закреплены за нашим меню. Пряное однообразие заставило задуматься на тему того, насколько мы привыкаем к вкусовым характеристикам пищи своего региона и тяжело переключаемся, если различия очень существенны. Мне вспомнился трехдневный семинар в Виндзорском парке в прошлом году, где нас кормили обычной европейской едой: стейки, пасты, сыры, пирожные. Где-то в середине мероприятия я обратила внимание, что мои сокурсники-негритята едят только хлеб и воду. Оказалось, что подаваемая еда для них пресна и противна. Их африканские мамы забабахивают в кастрюли килограммы специй - и только после этого еда становится пригодной в пищу. Вы, кстати, быстро адаптируетесь к кардинально новой пище? Если нет, то как как выходите из ситуации?

    Подкрепившись, мы с готовностью упаковались в наш Land Cruiser - наиболее часто встречающуюся машину на острове. Изумительные, украшенные изнутри козьей шкурой и МР3-плеером, транспортные средства бороздят просторы Сокотры. Даже очень старым версиям этих чудо-мобилей присуща невероятная проходимость и вместимость.

    Около 6 млн лет назад с Сокотрой произошла занятная история: архипелаг откололся от контитента и продолжил формирование по самостоятельному сценарию. Специфический климат и изоляция сформировали уникальную эндемическую зону. Из 900 видов растений треть существует только на Сокотре. 90% из 30 известных видов наземных рептилий проживают только на этих островах. Так же много здесь уникальных моллюсков. При этом из млекопитающих долгое время на острове обитали только летучие мыши и землеройки, все остальные - кошки, козы, коровы, верблюды, собаки, крысы, овцы, ослы - были завезены людьми. Кроме этого, здесь практически не водятся земноводные и первично пресноводные рыбы. Эта природная самобытность осознается жителями острова и международными организациями. На острове созданы природные зоны, в которых запрещается мусорить, отрывать кораллы, ломать ветки, жечь костры и т.д. Вам вряд ли удасться вывезти какие-нибудь объекты флоры и фауны с Сокотры: приборы досмотра в аэропорту четко секут ракушки, стволы бутылочных деревьев и другие украденные природные объекты.

    В одну из таких зон мы попали сразу после обеда. Dihamri (maritime nature reserve) выглядел как форменный Марс.
    Подходящее место для снорклинга: в приблежных водах обитают всякие рыбки, крабики...
    Я, однако, больше впечатлилась тем, что было под ногами на побережье. Фантастика: от цветов до макаронных изделий!

    Еще через полчаса полностью стемнело, и водитель отвез нас на пляж Arrarr. Расставлять палатки и готовить пришлось в полной темноте. Но когда взошла луна, мы оказались в кольце мерцающего моря и снежных сугробов. Только утром стало понятно, что это был за снег...



    День 2. Нет пределов.

    Утро выдалось жарким в тот день. Мой вам совет: располагайте палатку по возможности в тени. Тогда у вас появится шанс проспать хотя бы до 9 часов утра, а не подрываться от духоты с рассветом. С другой стороны, есть ли смысл лишать себя природных красот и восторга прямо с утра? :)

    С пещанных гор можно было скатываться кубарем без ущерба для здоровья, но с большим довольством.

    И пока Нуродин мастерил нам плотный завтрак на своем чудо примусе (костры жечь нельзя), мы купались в море и отмывались в ручье. До этого я думала, что в Саянах была лучшее моя помывка в природных водоемах. Ан нет: вода там была хрустальная, но ледяная, а тут, в Arrarr, прохладная и журчащая.


    Уезжать из этого места не хотелось смертельно, но водитель наш хитро улыбался , и скоро стало понятно почему. Дальше мы должны были подниматься в горы. У подножия Homhill нас ожидал мальчишка-проводник, который управлял нашим подъемом и спуском при помощи одной лишь фразы. И было это... Andiamo! Забавный выбор.

    Внизу - вади, что по-арабски - "русло горной реки". А по центру - кусок дерева с серебрянным стволом.


    Вуаля! Два из трех самых известных растительных эндемиков острова: драконовое дерево, что с шапкой, и огуречное справа от него. Красной смолой драконового дерева лечат порезы и красят лица, горшки и ткани. А вот огуречные деревья во времена большой засухи идут в корм животным, что заметно сокращает их популяцию.

    С каждыми новыми 100 метрами казалось, что вряд ли природа может быть более красивой, чем в этот конкретный момент, но все это были ошибочные представления, т.к. пределов, как оказалось, нет!

    Наш парнишка, тем временем, поймал ярко-оранжевого пресноводного краба Socotrapotamon socotrensis - еще одного уникального обитателя острова.

    С этой северо-западной точки мы отравились на самый юг. Дорога, а местами лишь намеки на нее, тянулась вдоль вади Difarhu. После двух часов изрядной тряски (склонные к расстройствам вестибулярного аппарата, имейте в виду) мы прибыли не побережье Индийского океана. Кемпинг Аmak имел платные условия стоянки, душ и собственного повара. Мы как-то особенно тупо торговались и заплатили в итоге чуть ли не вдвое больше за пребывание в кемпинге. Т.о. омар обошелся нам в 10 долларов с человека, а стоянка - в 5. По утверждению местных, мы сильно переплатили :)

    На картинке присутствует часть пальмового дома. Из веток связаны стены и частично потолок, что позволяет укрываться от ветра, солнца или песчаных бурь. Наш душка-Нуродин настелил циновок и матрасов, мы зарядили кальян, звезды осветили небо, нирвана, если такое бывает, достигла своего пика...



    День 3. Фиолетовое небо.

    Ну что ж, в этот раз я вновь не угадала стратегически верное место для палатки. Попытка спрятаться от солнца за песчаным бугром практически лишила меня притока воздуха. В этой связи "доброе утро" началось в районе шести утра. Я натянула купальник, пошуршала распечатками про Сокотру и уложила бренное тельце у кромки Индийского океана.

    Распечатки сообщали, что остров нестандартен не только с биологической и геологической точек зрения, но и с культурной. По хорошему, тут произошло смешение генов выходцев из Африки, арабов и местных племен. Время от времени на остров забредали и оседали греки, аравийцы, индийцы. Так, в 52 году к берегу Сокотры прибило Св. Фому. Отлежался святой человек, пришел в себя и "дай, думает, построю церковь из обломков корабля". Построил и уехал, а церковь зажила своей необычной жизнью: в миру известной как раннехристинская Ассирийская (Несторианская), в реальности изобилующая ритуалами других конфессий. Так, например, сокотрийцы признавали догмат о Святой Троице и непорочном зачатии, при этом почитали луну за чудо, делали обрезание и не ели свинину. Имели одну жену и совершали самоубийство в старости. Что интересно, именно из отсутствия поддержки от Несторианского патриарха христиане сдали свои позиции мусульманам, когда те высадились в 1800 году на Сокотре и разрушили христианские памятники. С тех пор сокотрийцы примерные мусульмане и строго блюдут все каноны этого верования.

    Хотя какие могут быть верования, когда лежишь посреди такой красоты?

    Индийский океан оказался теплым молоком, в котором плавал борщ. Теплым, потому что мало отличался от температуры тела. Молоком, потому что вода была плотного светло-голубого цвета. А борщем была всякая трава, которая плавала то тут, то там.
    На пляже, тем временем, никого. Километры пустынного пляжа... Километры...
    Ближе к одиннадцати небо начало приобретать фантастический фиолетовый оттенок. Было непонятно, то ли голову напекло, то ли зрение подкосило, но вода и небо окрашивались в фиолетовый цвет все более уверенно.

    Водитель наш, кстати, всю ночь проспал на пляже под навесом, никаких тебе палаток. Проспал часов до 10, не меньше. Затем наварил нам вновь котлы с едой. В этот раз к нам на завтрак пришел козленок. Козы, надо сказать, на острове повсюду. Они жрут картон, пленку, ржавые автомобили. Как-то утром мы не досчитались туалетной бумаги - по ходу дела, после лома и полиэтиленовых пакетов это был изысканный десерт. А в последнюю ночь они подмели наш табак для кальяна. Хотела бы я посмотреть в зрачки тем козам. А теперь главное: вот примерно такого козленка, как на фотографиии, мы зажарили и съели вечером. Сейчас у вас должно возникнуть двоякое чувство: жаль животное и как вы не траванулись после того, чем эта скотина питается. Ну как, что чувствуете?
    Выше гор могут быть только горы, выше высоких гор - только высокие горы и т.д. Нуродин показал нам высший класс пилотирования автомобиля. Углы подъема и наклона машины заставляли задерживать дыхание. Да впрочем, окружающие красоты заставляли делать тоже самое. Мы въезжаем на плато Dixam, царство драконовых деревье:
    Видите ущелье? Нам туда. Вниз. На машине.

    А все затем, чтобы очутиться в горном оазисе Dirrharr:
    ...и принять лучшую природную ванну в моей жизни. Да, я забираю обратно свои вчерашние слова про речку в Arrar. :)
    Дальше со всеми случилось что-то приятное. Кто-то играл в "я свободен":
    Кто-то в шаолиньского монаха:
    Кто-то отлично почитал в природном "икеевском" кресле:
    Сумерки постепенно окутали бутылочные деревья, пальмы и склоны ущелья.
    Затем было небо с перевернутыми созвездиями, дым от шиши, смешные разговоры и хорошая музыка в ушах.


    Йемен, часть 2

    Наконец-то была шикарная ночь: прохладная и тихая. Из-за того, что палатки располагались внизу ущелья, солнце добралось до нас только к 10 часам утра, что дало возможность комфортно покушать, почитать и собраться. Это ущелье было, по сути, идеальной "избой-читальней": теплые гладкие камни, журчащие ручейки, тень от пальм. И что еще немаловажно - никаких насекомых. Я была бы не отказалась от пожизненного абонемента в такую библиотеку.

    Однако нам предстояло выдвигаться в северо-западный конец острова – город Калансия (Qalansiah). По пути мы заехали на единственную заправку на острове, которая располагается на трассе Хадибо – Калансия. Главная дорога длиною в сто с лишним километров была построена, по информации одного из гидов, шесть лет назад. До этого люди брели по гористой местности пешком или на верблюдах, и путь мог занимать до четырех дней.

    Тем временем, вдоль дороги местная ребетня семенила домой после уроков. Дети сигналили водителям, чтобы те подбросили их до близлежайших деревень. Понятное дело, что все это – абсолютно безопасное мероприятие и мама может не волноваться.

    Школ на Сокотре довольно много. Даже в глухих горных районах наш водитель то и дело махал в сторону каменных строений, произнося «school». Хотя не все так радужно: на Сокотре, как и в остальном Йемене, уровень грамотного населения согласно Human Development Report 2007/2008 составляет лишь 51.4 процента. Эта цифра, тем не менее, отличается от 37.1 процентов за период 1985-95 гг. Скорее всего, рост грамотности сопряжен с увеличением возраста вступления в брак (с 16 лет) и прибавлением женских школ. Да, образовательные учреждения подразделяются на школы для мальчиков и девочек. Хотя по дороге нам попалась школа, где сразу и не разберешь, кто тут учится.

    Школы школами, но один дорожный эпизод удивил нас куда более: северное побережье острова добротно уставленно советскими танками модели Т-34. Как оказалось, это не следы советской военной базы, а собственность южнойеменского правительства. Эти "ископаемые" были привезены сюда в конце 70-х и были устаревшими уже на тот момент. Интересно также, что сравнительно много из встретившихся нам йеменцев были в 1980-е годы в Советском Союзе по службе или оканчивали советские высшие учебные заведения и даже говорили по-русски. Большинство местных жителей, узнав, что мы из России, начинали радоваться, щедро сыпать добрыми словами и улыбками. Учитывая возможности йеменцев к путешествиям, делаю вывод о наличии некой «просоветской» пропаганды или длинной памяти у бывших советских студентов.

    Также искренне нам радовались дети. Подозреваю, что все дети из развивающихся стран любят иностранцев. Те дарят им жевачки и ручки, фотографируют на большие фотоаппараты и улыбаются белозубыми улыбками. Наш друг Дима, к примеру, спел ребятне пару партий из мультипликационного мюзикла про бременских музыкантов. Грушинка удалась. Слушатели держались за гитару и просили еще:

    Где-то после полудня наш автомобиль начал подниматься в гору, водитель попросил закрыть глаза. Когда он скомандовал "open your eyes", мы увидели чудо:

    Чудо нас не подвело. Это было состояние восторга, гармонии, расслабления и возбуждения одновременно. В какой-то момент я обнаружила, что я не иду, а танцую. А вокруг никого, в пределех твоей видимости - практически ни души. Только ты, это фантастическое море, горы, птицы, крабы, снежный песок...

    Когда солнце стало садиться, я побрела вдоль пряжа в кемпинг в Detwah Lagoon. Водитель был уже там и пребывал в блаженной радости от многочасового совокупления с катом. Он посмотрел на меня затуманненым взором и сказал: Sea is beautiful! You is beautiful! Стало ясно, что нирвана поглотила не только меня. :)

    День 5. О вреде алкоголя.

    Этим утром я пыталась не проспать рассвет. Но ничего не вышло. Накануне вечером выяснилось, что наш друг Илья в детстве 12 лет пел в эстрадно-джазовом ансамбле и сам пишет чудесные песни. В общем, мы заслушались. Время от времени, к нам подходил Нуродин. Кат привел его нервную систему в возбужденное состояние, и чтобы заснуть, он налегал на местный самогон. Лицензированный алкоголь на острове, как и в остальном Йемене, так просто не купишь, поэтому местные варят мутную брагу из дрожжей и сахара. Нуродин много пил и щедро угощал. А потом сел за руль и поехал в деревню договариваться об утреннем катании на лодке для нас.

    Что удивительно, в шесть утра он уже бодро варил нам остатки макарон на завтрак. К макаронам шли помидоры, купленные пять дней назад в Сане. Они не только не покрылись плесенью, но даже не имели видимых повреждений. Ни жара, ни тряска не берет йеменские помидоры (как, впрочем, и другие овощи), должна вам сказать. Этот факт снова навел меня на мысль, что Петербург - гиблое место для жизни. Тут все чудесно с культурной жизнью и красотой фасадов, но отвратительно с погодой и продуктами. Особенно с продуктами: то, что продают нам за овощи и фрукты, уже давно не имеет аутентичного вкуса и запаха, а иногда даже и цвета.

    Про лодку Нуродин тоже не забыл: трехчасовой заплыв должен был начаться в 7 утра из бухты в Калансии и стоил 60 долларов со всех. Эта часть программы не показалась мне особенно интересной. По-моему, лодочные вояжы вдоль побережья примерно одинаковые в любой стране. Здесь, правда, периодически сновали дельфины и на дне лежали огромные скаты. В остальном больших отличий от Мальты, Греции, Турции и т.д. я не обнаружила.


    Калансия - второй и последний город на острове. Он также является административным центром и имеет несколько магазинов. На улицах и во дворах высажены пальмы с целью создать щадящую тень, ибо на солнце сложно оставаться дольше 5 минут.

    Лодочник спустил нас на землю и уплыл. Дело шло к 12-ти, а Нуродин не спешил появиться. Как только ребята ушли на его поиски, Нуродин приехал. Веселый и шатающийся, он вышел из машины, взял лом и начал вправлять якобы помятую дверь. Стоит ли говорить, что тюнинг удался не в пользу двери, и стало понятно, что наш водитель плотно отмечает "почти уже конец" рабочей смены. Одновременно с этим приезжает автобус, откуда вылезает Чижов и говорит, что глава местной полиции ждет нас на обед.

    В его доме уже собралась толпа мужчин: часть из них, чтобы поесть, другая, чтобы посмотреть на нас. Мне пришлось срочно напяливать что-то поверх купальника: город все-таки. Все сидели на полу вдоль стен. Еда была подана на больших железных блюдах. В меню: рыба и рис. Местные ели руками, комкая рис и укладывая его в ямку между ладонью и большим пальцем. Нам дали приборы. Рядом оказался парень, хорошо говорящий по-английски. После дежурных вопросов о впечатлениях и восклицаний "Руссия - шатура" (Россия - хорошо) он спросил, сколько нам лет и есть ли у нас дети. Мы сказали, что еще очень молоды в наши 26-31. Парень посетовал на то, что ему уже 19 и он начинает подумывать о семье. В окнах, тем временем, то и дело появлялись дети, с которыми изо всех сил заигрывал Чижов. В конце трапезы принесли сладкий чай с корицей и пригласили вечером на свадьбу. Нам очень хотелось пойти, честно-честно. Смущало только то, что свадьбы празднуются раздельно и мы не представляли, как сможем без телефонов найти друг друга в ночи, а главное - неизвестно, где бы к этому моменту лежал наш пьяный Нуродин.

    После обеда мы провели еще несколько фантастических часов в той лагуне. Зря мы, правда, надеялись, что наш душка-водитель проспится за это время. Нам предстоял тревожный час по горной ночной дороге, с нетрезвым пилотом и многочисленным встречным транспортом (гости собирались на свадьбу). Но все сложилось хорошо, Нуродин довез на до гостиницы в Хадибо и договорился об ужине. В гостинице душ и туалет располагались на этаже, но зато в номерах были кондиционеры. Полотенца и белье пришлось попросить дополнительно. Ребята пошли гулять по "ночному Хадибо", а я отправилась смотреть сны про волшебную Калансию:


    День 6. Думы.

    В этот день нам предстояло улетать обратно в Сану. В аэропорту Сокотры таможенная служба скрупулезно пересчитала нас по головам, досмотрела на момент ракушек и уточнила имя гида. Чуть позже выяснилось, что отдыхавшая параллельно с нами группа русских туристов отказалась от услуг водителя и рассекала по острову самостоятельно. Эта группа состояла из 4 матерых и не очень туристов и фотографов, которые хотели сами прокладывать себе маршрут, используя систему GPS навигации. В принципе, пять с лишним дней им удавалось обходить имеющиеся правила о том, что туристы должны путешествовать по острову на автомобиле, управляемым местным водителем, но на шестой день ими заинтересовалась таможня и туристическая служба. Русские туристы провели полдня "в органах", заплатили штарф и были возмущены. Особенно недовольны они были необходимостью следовать инструкции. В нашей стране это, вообще, мало кто любит.

    Среди них был фотограф, проживающий в Великобритании вот уже 16 лет. В прошлом политический беженец из Одессы, он планирует ближе к пенсии прикупить мини-отель в Юго-Восточной Азии для приема фото-туристов. Во время полета он поделился массой занимательных историй о скором крахе США, о том, кто убил Литвиненко, и даже о том, что весь арабский мир уже встал на защиту русского брата в борьбе с англо-саксонской экспансией. Ну да не суть. Действительно интересным в его монологе было описание национальных особенностей русских. Он выделил две основных: пессимизм и категоричность. Пессимизм, по его мнению, проявляется на всех уровнях и стал уже частью нашей мимики. Наши опущенные брови, носогубные складки и морщинки вокруг глаз несут печать вселенской скорби и предательски высвечивают нашего брата в толпе иностранцев. Это уже не одежда, состояние кожи/волос или образ жизни. Это мимика и образ мысли. Помимо пессимистичного настроя мышлению русского человека свойственна изрядная категоричность. Т.е. до последнего стоять на своем, утверждать, что "именно так надо сделать или подумать", не видеть серое в мире черного и белого. Подобное упрямство в нашей ментальности зовется "сильным характером". Хотя в западно-европейской традиции часто держится за глупость, узколобость или недальновидность. Хорошую работу, если вас заподозрили на интервью в категоричности, кстати, не предложат. Что думаете по этому поводу и есть ли что еще, что можно было бы добавить в копилку национального характера русского человека?

    А мы, тем временем, прилетели в Сану. Магазины, заправки, такси в окрестностях города казались нам уже высшим достижением цивилизации. А душ, кровати и холодильник - незаслуженным даром небес.

    Отдохнуть нам удалось недолго. Это была пятница, а значит - священная джума. По всему городу из репродукторов лились молитвы. Глагол "лились", правда, не является особо точным, т.к. добрая часть из них звучала довольно воинственно: что-то среднее между призываом "А ты записался добровольцем?" и оперой Вагнера. Тем не менее, к шести часам вечера люди устремились к Al-Saleh Mosque - главной мечети города:


    Красавицу достроили осенью 2008 года на деньги налогоплательщиков. Обошлось это, по разной информации, в 70-100 миллионов долларов. Эта сравнительно небольшая сумма сложилась из почти бесплатного труда и использования местных материалов, приобретенных по себестоимости. Местные жители не все довольны такой тратой. Но президент, чье имя увековечено в назывании (Al-Saleh Mosque), думаю, вполне себе доволен раскладом вещей:

    Йемен, часть 3

    День начался с пространной беседы с водителем такси: он не знал и слова по-английски, а мы мечтали добраться до дворца Имама. В ход шли жесты, денежные купюры с изображением резиденции, "помощь зала". В конце концов, мы воспользовались вариантом "звонок другу". Первым "другом" стал водитель компании, где работает Дима. Он дал какие-то инструкции таксисту и, вуаля, спустя полчаса катаний по городу мы вернулись на практически отправную точку. Стало понятно, что ничего не понятно.

    Пришло время прибегнуть к тяжелой артиллерии: я позвонила своей однокурснице по Лондону, которая родилась и выросла в Йемене. Габу долго беседовала с таксистом по телефону, в то время, как мы куда-то снова ехали. Ехали мы долго, уже даже выехали из города, а дворец все не спешил появиться. Вокруг, правда, были изумительные картины гор:
    ...и глиняных городов:
    Но от нас так просто не уйдешь! В конце концов, цель была достигнута!
    Таксист дал понять, что будет ждать нашего возвращения, и мы, пожав плечами, побежали в кассу. На билете значилось Dar Al Hajar - арабское название летней резиденции имама, построенной в 1930-е годы. Имам Yahya руководил в тот момент феодальной страной, принимал единоличные государственные решения и противился всякому влиянию Запада. Дворец отстроил на древней скале, внутри которой обнаружен колодец 7 века до нашей эры. Нынче строение принадлежит государству и являет собой музей, незаполненный особо экспонатами, но довольно популярный среди туристов и местных товарищей.


    Дворец имеет сложную систему переходов, лестниц, разнокалиберных помещений, приспособлений для хранения пищи, добычи воды и т.д. Образ "защитного сооружения" укрепляется с каждой витиеватой лестницей, спонтанной надстройкой и неожиданным колодцем. Только витражи, пара парадных помещений и резные балконы напоминают о парадном назначении строения.


    На нижнем уровне нас приветливо встречала группа школьников из Саны. Мальчики плохо говорили по-английски, но очень хотели установить контакт с пришельцами. Для этой цели они открыли учебник по английскому языку на теме: "туризм". В предложенной статье детей мотивуруют развивать туризм, чтобы "американцы приехали в Йемен и привезли с собой свои доллары". Сразу после долларов мы прошли в кафе, где чуваки настаивали, чтобы мы купили кат. Кат, кстати, тут, как и на Сокотре, хранят в холодильниках из-под мороженого. Т.е. существует почти 100-процентная вероятность того, что если перед вам такой холодильник, то мороженого там не будет! :)


    В конце концов, мальчики стрельнули у нас с Ирой телефончик, чтобы пожевать вместе кат вечером, и укатили на своем таксо:


    Наше же транспортное средство терпеливо дожидалось на площади. Таксист доставил нас обратно в город и на моменте расплаты замахал руками: мол ничего не надо. Мы удивились и перезвонили Габу... Вот теперь поговорим о кодексе чести, принятом в арабских странах. Оказывается, суть ее длинного разговора с таксистом была в том, что он возит нас столько, сколько нам нужно, затем едет по данному Габу адресу и получает от нее деньги за работу. Тут тебе и восточное гостеприимство, и уровень доверия данному слову. Чуть позже, при встрече, Габу рассказала, что в Сане до сих пор есть лавки, куда они ходят с семьей за покупками без денег. Хозяин записывает их приобретения на бумажку, и счет оплачивается в удобный момент. Все - на честном слове. В первый вечер в Сане, когда мы оговаривали с агентом условия поездки на Сокотру, я спросила, будет ли заключено какое-то письменное соглашение и как я могу быть уверена, что водитель будет нас ждать в аэропорту. Тот парень, Номан, моментально изменился в лице, покраснел, но собрался с силами и пострался передать мне словами, что в его традиции не принято обманывать, что несчастные 600 долларов не стоят его чести и репутации. Должна сказать, что почувствовала я себя отвратительно. Будучи из культуры, где воровство считается нормой, при столкновении с подобной честностью ощущаешь стыд. Т.к. безбилетный проезд, распечатывание книжек на рабочем месте, отношения с людьми, состоящими в браке, или присвоение целых корпораций - это все воровство разного масштаба, но одного постыдного свойства. Как думаете, почему у нас так много воруют и даже любят похвастаться этим друг пере другом?

    Дальше на повестке дня была Старая Сана - кварталы сахарных домов, плотно населенные людьми, торговыми лавками и мечетями. Когда попадаешь сюда, понимаешь, насколько сам выбиваешься из йеменской реальности. Здесь сохранены уклад и облик, которые были присущи старому городу и 100, и 500 лет назад. Форменное средневековье с легкими вкраплениями достижений машиностроительной индустрии и глобальной электрификации. На улицах нет табличек с названиями, как их нет и в остальной Сане. Более того, не существует карты самого города. Иностранцам приходится довольствоваться распечатками с Google Earth, остальные, вроде как, в курсе. :)


    Спустя час бесцельных брожений нам случайно встречается светлый фей Мохаммед. Мохаммед отлично говорит по-английски вследствие многих лет работы в службы маркетинга Yemenia Airlines, носит джамбию и очень радуется знакомству (вспоминаем: Руссия - шатура и т.д.). Неожиданно он приглашает нас в гости к своему другу полковнику, который "живет здесь за углом".

    Полковник, богатый в прошлом человек, имеет нынче двух жен, 11 детей и половину этого дома в собственном распоряжении. Мохаммед постучал в маленькую дверцу, которая открылась внутрь посредством шнурка, тянущегося с жилых этажей. Мы начали подниматься выше, выкрикивая "алла", для того, чтобы женщины успели спрятаться на своей половине. Наш новый друг привел нас в роскошную комнату для жевания ката. По хорошему, это был целый зал, где по периметру располагался мафраш - местный диван, состоящий из подстилки, спинки и разделяющих посадочные места валиков. В нишах красовалась медная посуда, подсвечники, детские фотографии, блики от витражей рисовали веселые рисунки на белых глиняных стенах. Полковник был сердечно рад нашему присутствию, нарядил мальчиков в юбки, повязал платки на голову и раздал всем кат. Начали собираться друзья дома. Не берусь описать эффект воздействия ката на нервную систему человека, ибо за два "подхода" мне так и не удалось ощутить особых перемен в себе. Но Мохаммед настаивал на абсолютной безопасности продукта, просветлении сознания и улучшении настроения. Ребята свидетельствовали, что после трех часов жевания почувствовали бодрость и прилив энергии. Так или иначе, вокруг творилось полнейшее благодушие и праздник - разговоры, сладкий чай, сигареты, лютна, песни и даже танцы.

    Мохаммед играет на лютне и поет. За щекой, как водится, кат. На столике все, что нужно для жевания: вода, чай, сигареты, кат. Все приносится в полиэтиленовых пакетах.

    Уже ближе к ночи водитель с Диминой работы прислал сообщение о том, что он не правильно понял нас утром. Он решил, что нам нужен не дворец, а мебельный магазин, который зовется "Дворец Имама". Вот такая жизнь у "зверьков". :)

    День 8. Теплый воздух от крыш.

    На завтрак был припесен журнал Yemen Today, который создается преимущественно иностранцами на английском языке. Издание напичкано статьями разнообразного содержания: от описания жизнедеятельности пиратов Аденского залива до набора ингредиентов khadab (краски для украшения тела йеменской невесты). Наша Ира, к примеру, начала писать статью о русскоязычных врачах в регионе, коих тут довольно много.

    В это время с другой частью нашей дружной труппы творилась смешная история: мужчины поехали за автоматом Калашникова к Диминому коллеге. "Автоматические карабины", согласно Small Arms Survey 2007, существую в Йемене в каждой семье и даже не по одному стволу. Оружие продается в свободном доступе за 500 американских рублей. Какое-то время назад люди носили автоматы, пожевывая кат и совершая покупки. За наш приезд, тем не менее, нам не попался на глаза ни один вооруженный человек. Что было особенно интересно, т.к. в те же дни Аль-Каида устроила взрыв 4 южнокорейских туристов в рамках Священного Джихада. В Сане объявили "внимание всем постам" и избирательно досматривали автомобили. Одалживающий "машину смерти" коллега заклинал не светиться по чем зря и не стрелять в этот день. Еще он волновался, что если в случае досмотра автомобиля, автомат будет обнаружен у иностранцев, а у не потенциальных адептов Аль-Каиды, то мозг полицейских может не выдержать перегрузки. Сознание же наших юных друзей, отравленное военной кафедрой, не могло упустить такое приключение. Через пару часов Калаш был у нас.

    Первой крышей стала площадка на последнем этаже дома ребят. Вокруг просторные строения преимущественно для иностранцев, широкие улицы, арочные окна, но уже без глиняных украшений. Как видно, кризиса в Йемене нет, здесь идет перманентная стройка. И также отсутствуют названия у улиц.

    В старом городе предлагается масса более и менее полезных сувениров: платки, шарфы, медная посуда, деревянные приспособления (мебель, рамки, сундуки), специи, инжир, бусы различной конфигурации и, естественно, золото. Мужчинам, конечно же, стоит присмотреться к пиджакам. Различного цвета и кроя, изделия из натуральных материалов стоимостью от 100 до 300 рублей впечатляют своими брендами. На рукавах нашиты известные лейблы: Диор, Ив Сен Лоран, Поваротти. Отрезать картинку нельзя! Мы даже попросили нашить дополнительные, т.к. на части купленных моделей блестящие отметки отсутствовали. Обновки будут продемонстрированы в конце этого дня. :)

    Тем временем, мы доползли до Old Sanaa House - дом-музей, представляющий интерьер типичного глиняного дома в старом городе. Фантастика! Несметное количество этажей расписано под различные семейные нужды и различные поколения. Так, к примеру, помимо уже знакомых нам помещений для жевания ката и приема гостей, мы обнаружили, что у йеменцев имеется маленькая комната для беременной жены. Будущая роженица залегает в берлоге без окон и с маленкой дверью, где бережет себя от сквозняков и инфекции во время беременности и чуть ли не год после родов. Примерно в середине дома отдельный этаж отводится старикам. Их жилые помещения имеют вывод на собственную терассу-балкон, где можно совершать прогулки, не спускаясь вниз. Ревматизмы, знаете ли. В итоге глиняные хитросплетения лестниц и переходов вели на крышу, откуда начинался средневековый космос:
    Именно в этот момент появилась Габу:
    Габу выросла в семье университетских преподавателей, получила высшее образование по специальности "фармацевт" и проработала сколько-то лет в некоммерческой организации, занимающейся молодежным лидерством. Габу не носит бурку, но покрывает волосы цветными платками. В Лондоне, где мы учились вместе, она не надевала также и абайю, предпочитая разноцветные наряды на основе брюк. Сейчас она продолжает работать в своей НКО.

    Чуть позже, за ужином, Габу сказала, что для нее была бы не возможна публичная трапеза совместно с йеменскими мужчинами, кот. не приходятся ей родственниками. Ее извиняло только то, что мы были иностранцами. С нашей стороны прозвучал любимый вопрос: "Но где же вы тогда знакомитесь с будущими супругами". На что Габу подтвердила вчерашний рассказ в доме у полковника о том, что сын сообщает матери и сестрам, какой он бы хотел видеть свою невесту: рост, волосы, лицо, нрав и т.д. Те ищут ему подходящую девушку по друзьям и родственникам. Сегодня, правда, можно познакомиться в Университете, где больше девушек с открытым лицом, чем в любом другом месте, но это сложнее, т.к. семейное одобрение и сговор никто не отменял. Как только принято решение о помолвке в высшей инстанции, "молодым" запрещается видеть друг друга, иногда даже говорить по телефону. После свадьбы девушка, как правило, переезжает в дом семьи жениха.

    На ужин мы стремились заполучить аутентичный кебаб. Нам удалось! В центре рыночных дел, на одном из много численных пятачков сомнительный дядька творил чудо-еду. И была она невероятно вкусна. Габу, понятное дело, не дала нам за нее заплатить. Традиции гостеприимства превыше всего.

    Стемнело: мы выползли на улицу по продаже ката. Мрачный переулок был утыкан ячейками, в которых сидели люди с характерными полиэтиленовыми пакетами. Время было к 8 часам вечера, поэтому за их собственными щеками уже высились горы травы, а клиентура рассосалась довольно давно. Им было скучно, они даже почти не торговались с нами.

    К концу этого дня по внешнему виду некоторых из нас можно было сказать, что культурное слияние произошло. Так вот, обещанные йеменские пиджачки:

    День 9. Обводный канал.

    Утром последнего дня стало ясно, что жизнь нашей мужской половины окончательно "уСТАКАНилась, поэтому они наКАТили" (с). Теперь кат жевался с самого утра. Мы же с Ирой отправились на урок рисования. Местный художник Мохаммед Аль Йемени в перерывах между исполнением идейно значимых работ проводит занятия для желающих учиться рисовать. Как правило, это девушки, как правило, из состоятельных семей, т.к. один урок, не шутка, стоит 10 долларов. Мохаммед, хоть и учился год в Париже, не говорит ни на каких языках кроме арабского. Тем не менее, как показала практика, приобретению навыков это не мешает: нужно просто выполнять упражнение, а подкованные в иностранных языках соученицы переведут основной смысл его замечаний.


    Занятие по акварели: девочки копируют на флеш-карты ролики с ютьюба, предварительно закаченные учителем. Прогресс, он везде. :)

    Дальше по программе полковник и наш друг из маркетинга Мохаммед устраивали отвальную вечеринку в нашу честь. К дому полковника мы добирались на такси: легковой автомобиль вместил 7 человек и чемоданы. В какой-то момент машина плотно застряла в одном из переулков старого города и выезжала оттуда долго и мучительно. Прохожие давали инструкции, водители других автомобилей вовсю комментировали происходящее, вновь прибывшие машины сигналили... Мы всемером утрамбовывались в плотную консерву. Ситуация накалялась, как нам казалось. Таксист же, справившись с затором, начал... петь. Мохаммед подхватил мелодию, нам оставалось лишь удивленно переглядываться. Известный факт, что ситуации на российских дорогах провоцируют людей на проявление агрессии и хамства, люди почти всегда на взводе и готовы сорваться при любой, самой незначительной оплошности другого водителя или пешехода. А здесь участники дорожного движения поют и улыбаются. В результате, через минуту мы уже забыли об инциденте и продолжили пребывать в прекрасном расположении духа. Откуда у нас эта повышенная враждебность по отношению друг к другу?

    Несмотря на то, что собирались мы довольно рано для кат-посиделок, гости были уже на месте. С полиэтиленовыми пакетами и раздутыми щеками.


    В этот раз, надо сказать, мы пришли подготовленными: с катом, шишей и гитарой. Кат, правда, полковник выбросил, раздав свежие побеги вместо старых листьев. Но с гитарой мы не прогадали. "Ничего на свете лучше нету" шла под кодовым назанием "A song about friends who travel together" и вызвала особый ажиотаж. В той части, когда Чижов решил порадовать йеменских друзей парой-тройкой песен Oasis, мы с Ирой отправились на женскую половину.


    Этажом выше располагались женские покои: такие же белые глиняные стены, подушки на полу, минимум предметов. Если бы не плазменная панель телевизора, то перемещение в средние века можно считать успешно завершенным. По телеку шел увлекательный сериал, о том как арабский мужчина отчитывает своих красивых, разряженных жен в стенах их роскошного дома. За перепетиями телевизионной драмы следила одна из жен, беременная 11-м, по-моему, ребенком, и некоторые из детей. Как водится, никто не говорит по-английски, а арабские слова, что Ира успела выучить, закончились довольно быстро. Спасением стал фото-альбом одной из девочек. Там мы увидели, как семья отмечает праздники, ходит на экскурсии и прихорашивается по случаю и без. Так что, смело просите фотоальбом, когда сказать уже нечего. Может быть информативно. :)

    Тем временем, подошло время собираться в аэропорт. Йеменцы прижимали нас к груди, целовали в щеки и просили вернуться, как только будет возможность. Уезжать, действительно, не хотелось.

    Погода прощалась с нами по-своему: неожиданно пошел дождь. Улица, огибающая Старый Город, наполняется водой в сезон дождей, чем очень напоминает Обводный канал в Петербурге. Нам повезло увидеть даже это :)

    Источник http://www.wise-travel.ru/user/iralira/

    Другие отзывы автора:

    Этот отзыв оценили:

    Новый комментарий

    Что бы оставлять комментарии на сайте, Вам нужно Войти или Зарегистрироваться