«Креветка мне звонила. Лаос.»

    Посещение Лаоса ограничивается его бывшей столицей Луангпрабангом, «Королевским городом Золотого Будды». Именно сюда, к берегам Меконга в четырнадцатом веке пришли племена лао, чтобы основать своё первое государство Лансанг Хомкхао, страну «миллиона слонов и белого зонта». К сожалению, белый зонт не уберёг народ лао от многочисленных бурь и катаклизмов. Их обижали и кхмеры, и тайцы, позже французы, во время второй мировой – японцы, пострадал Лаос и от американцев, получив в подарок 250—260 миллионов авиабомб, страна пережила и гражданскую войну, которая превратила Королевство в Народно-Демократическую Республику. Всё это не способствовало росту народонаселения, и сегодня в Лаосе проживает около 7 миллионов человек, которых этнически принято делить на три группы – лао равнинные (лао-лум), горные (лао-сунг) и подгорные (лао-тенг), суммарно составляющие порядка 70 племён и народностей и 49 лингвистических групп. Досталось не только людям, но и слонам, которых в Лаосе осталось всего около тысячи.
    Но хватит о грустном, мы в Луангпрабанге. Город получил своё название из-за статуи Золотого Будды (Про Банг), которую подарило первому лаосскому королю Фа Нгуму государство Ангкор в 1357 году, кстати, статуя на поверку оказалась всего лишь бронзовой, позолоченной, отлитой на Цейлоне в VIII или XI веке. Оставшийся нерасшифрованным «Луанг» означает королевский и подчёркивает статус столичного города.По плану у нас отдых до вечера, но гид непреклонен – нужно осматривать достопримечательности, а то можем не успеть. Начинаем с одного из монастырей, их тут множество, они и составляют главное богатство города, из-за которого Луангпрабанг причислен ЮНЕСКО к мировому наследию. Название монастыря, увы, не приведу, запомнить сложно, а спутать с другим легко. Центром любого лаосского монастыря, по здешнему вата, является сим – прямоугольная пагода строго ориентированная по оси восток-запад. Чуть вогнутая крыша, характерная именно лаосской архитектуры черта, с устремлёнными ввысь деревянными коньками в форме мифических змей нагов покоится на деревянных резных золочёных колонах, вмурованных в кирпичное белёное основание, смотрится симпатично. Ещё заслуживает упоминания резные расписные двери, да безмолвные стражи у входа. В разных монастырях-ватах роли стражей исполняют разные персонажи. Чаще всего это змеи наги, мифические первопредки народа лао, которые также исполняют по совместительству роль перил у лестниц, ведущих к храму. Реже свирепые кото-псы с оскаленными полными зубов пастями или не менее ужасные клыкастые человекообразные демоны, а иногда миловидные девушки, пытающиеся что-то сделать со своими собранными в жгут волосами. По рассказу гида – это изображение Маторани, «матери-земли», которая однажды помогла Будде в борьбе с мировым злом. От демона его защитили струи воды, стекающие с волос девушки. Внутри сима огромная до потолка статуя сидящего Будды, окружают его стоящие будды поменьше. Лаосские будды мне показались тоньше и изящнее не только упитанных китайско-вьетнамских, но и тайских-бирманских, с более высокими шишаками на макушке. Кроме сима на территории вата обязателен тат – буддийская ступа, могущая принимать здесь, в отличие от классической колоколообразной, самые причудливые формы.Следующий объект осмотра – холм Пуси, центр города, с него удобно осматривать окрестности Луангпрабанга. Чтобы подняться на вершину, нужно преодолеть триста с лишком ступеней, учитывая высокую температуру окружающего воздуха, дело непростое. Чтобы дорога была нескучной, она оживлена скульптурами видных буддистов и самого Учителя. Причём Сам представлен в разных позах в зависимости от дней недели, всех семерых сфотографировать не удалось, но могу констатировать, что вторничный Будда лежит на правом боку, подперев голову рукой, субботний сидит в классической медитативной позе, воскресный стоит, опустив сложенные друг на друга руки, понедельниковый тоже стоит, но с выставленными вперёд ладонями. Будда среды (кажется это день его рождения) стоит уже не с пустыми руками, а держит пустой горшок, наверное, как и ослик Иа получил в подарок от какого-нибудь Винни Пуха. Венчает холм ступа сложной формы под ажурным металлическим зонтиком. Кстати, вид с холма на Луангпрабанг особенно не вдохновил – всё тонуло в воздушном мареве, нужно было выбрать для подъёма другое время суток или года.
    Спустившись с холма, мы попадаем в объятия Вечернего рынка, посещение которого является ещё одним обязательным пунктом программы пребывания в Луангпрабанге. Рынок исключительно для туристов – изделия из дерева, шёлка, чай-кофе и прочая туристическая дребедень. Пора и в гостиницу, нужно выспаться, поскольку мы запланировали факультативно посетить Пиндапату - церемонию утреннего подношения пищи монахам. Кстати, коммунистическое правительство, придя к власти, вначале запретило эту процедуру и пыталось заставить монахов работать, но поскольку труд противоречит законам виная-питаки, в 1976 году пиндапату вернули, однако обязали в монастырях кроме Трипитаки изучать и марксистские тексты («кто не работает, тот не ест»?!).
    В нашей программе написано, что церемония начинается в центре Луангпрабанга в 5.30-6.00, встаём в пять, от нашего отеля ходу минут 40 неспешным шагом, когда появляемся на нужной улице, нет ни дающих, ни принимающих. Минут через 15 появляются несколько заспанных туристов, ещё через 15 минут первые местные с небольшими торбами риса и пакетами с другой снедью усаживаются на тротуарах. Наконец видим, как в одном из близлежащих ватов пожилой и довольно упитанный настоятель собирает в колону своих подопечных. Мгновение, и тоненькая шафрановая струйка монахов потекла через людское море. Монахи появляются периодически человек по 20-30, видимо из разных монастырей и идут разными маршрутами. Хотелось, чтобы монахов было значительно больше, то есть, чтобы шафрановый ручеёк, раз уж мы взялись за водные сравнения, не пересыхал минут 10-20. Во всяком случае, в Бирме не пересыхает, там даже не ручеёк, а полноводная река, но другая процедура – все окрестные монахи стекаются в одно место, где их централизованно кормят, тут же в Луангпрабанге монахи обходят многие улицы города, чтобы понабрать побольше еды. Ещё одно различие между этими буддийскими странами – цвет монашеских одеяний, в Бирме тёмно-бордовый, в Лаосе шафрановый, реже горчичный. У своей гостиницы появляемся одновременно с добравшимися и сюда монахами, оказывается, можно было никуда не ходить – бывает праздник и на нашей улице. Убедившись, что монахи не останутся голодными, со спокойной совестью и чистым сердцем, мы тоже забросили в их горшки для подаяний по несколько конфет, отправляемся завтракать сами.
    После завтрака за нами заезжает гид и везёт нас уже на утренний, продовольственный рынок. В путеводителях Лаос позиционируется как страна, где едят всё что можно и что нельзя – крыс, летучих мышей и прочих ползающих, плавающих и летающих, но на рынке из «живых тварей» ничего более экзотичного, чем лягушки и цикады встретить не удалось, зато много диковинных растений, овощей и грибов.
    Недалеко от рынка Королевский дворец-музей, туда и направляемся. Весьма скромное, по российским меркам, здание 1904 года постройки во французском стиле. Внутри тоже ничего особенного – королевская семья жила достаточно скромно, единственная роскошь – портрет короля Сисавонга кисти Ильи Глазунова, и это не единственная ниточка, связывающая Лаос с Россией, слева от входа в музей внушительная королевская статуя, отлитая в советское время в Ленинграде. Справа от входа в музей тоже есть на что посмотреть – роскошный храм, пардон, сим - изящная деревянная резьба, яркая обильная позолота, многоголовые змеи-наги в качестве охранников. Но, увы, новодел 2004 года выпуска. Говорят, был построен для хранения «Золотого» Будды Про Банга, но потом всё таки решили поставить его во дворце-музее, по некоторым сведениям копию, а не оригинал, который спрятали в неизвестном месте. Несмотря на отсутствия в храме Про Банга, он несёт большую смысловую нагрузку, являясь, как мы заметили, живописным фоном для групповых фотографий передовиков производства, которых посещает музей немало.Становится жарко, поэтому отправляемся на природу. В окрестностях Луангпрабанга есть водопад Куанси – природный заповедник с небольшим зоопарком. Кроме любования каскадным водопадом, высота 54 метра, можно в определённых местах искупаться, вода холодная, но целебная с радоном и характерного нежно-бирюзового цвета. Для любителей трудностей и активного отдыха - тропинка, петляющая среди деревьев и камней, ведущая к вершине водопада. Пребывание на свежем воздухе пробуждает аппетит, и нас везут обедать в находящийся поблизости гольф-клуб. Трапеза начинается с лёгкого салатика, который съедается мгновенно. Дальше каждому выдают по туеску из рисовой соломы – внутри, разумеется, рис. Многие, не совладав с голодом, начинают это рис поглощать, я же жду, когда к этому рису принесут ещё что-нибудь. Минут через 10 приносят нечто, завёрнутое в банановые листья. С нетерпением разворачиваю, и там оказывается…ну, кто догадается? ...снова рис. Известная притча о странах ЮВА – вьетнамцы сажают рис, камбоджийцы смотрят, как вьетнамцы сажают рис, а лаосцы слушают, как он растёт. Конечно, они не только его слушают, но и усердно кушают, наверное, это главные рисоеды Индокитая. Поскольку, по их мнению, нам подали два совершенно разных блюда, думаю, что разные сорта риса лаосцы отличают не только на вид и вкус, но и на слух. Одна наша туристка неосмотрительно поинтересовалась у гида – как этот рис с рисом есть. Гид, ничтоже сумняшися, залез рукою в её рисовый туесок, взял добрую жменю и стал из неё катать в ладонях рисовые шарики, которые и запускал в рот. Справедливости ради сообщу, что потом всё-таки подали мясо с овощами, довольно острое, так что съевшие свой пресный рис заранее сильно об этом пожалели.После обеда отправляемся на берег Меконга и грузимся в лодку. Вверх по течению, километрах в 30 находятся пещеры Пак У, в переводе устье реки У, куда лаосцы на протяжении веков, точнее время установить не удалось, сносили статуэтки Будд. В Бирме тоже есть подобное место – Пиндайя. Так вот Пак У даже не тень, тень от тени Пиндайи. Если в Пиндайе поражает и размер и количество скульптур, то в Пак У и размер и количество разочаровывают – тратить пять часов ради этого зрелища явно не стоит. Правда, нам дополнительно было обещано общение с лесными слонами, но поскольку наш визит был относительно поздним, слоны нас не дождались и ушли в родные джунгли на ночёвку. На обратном пути туристов обычно завозили в деревню местных самогонщиков на выставку-продажу с дегустацией, но и тут нам не повезло. Самогонщики внезапно бросили пить, гнать и массово переключились на торговлю сувенирами.Последний день в Лаосе. Остался неосмотренным самый древний из Луанг-Прабанговских монастырей - Ват Ксьенг Тхонг. Это не самый древний из монастырей Луанг-Прабанга – время постройки 1560 год, но зато, в отличие от других, дошедший до нас в своей первозданности, поскольку избежал в 1887 году нападения китайских «чёрных флагов». Ват Ксьенг Тхонг, пожалуй, самый почитаемый из монастырей и долгое время служил местом коронации лаосских королей. Наверное, именно поэтому резьба и роспись в этом монастыре потоньше, позолоты побольше, постройки поизящней, а туристов пообильней. После монастыря завезли на шёлковую фабрику, стандартное развлечение, где показали гусениц тутового шелкопряда, его коконы, процесс прядения и ткачества на ручных станках, ну и разумеется, для этого всё и затевалось, можно было купить шёлковые изделия не особенно высокого качества.
    Итак, прощай Лаос, здравствуй Камбоджа.

    Другие отзывы автора:

    Этот отзыв оценили:

    Комментарии (2)

    Irina (Москва) (24.06.2015 13:24)
    Как обычно, интересный и познавательный рассказ! Ждем продолжения!
    (25.06.2015 05:42)
    Общение этого пользователя заблокировано администрацией сайта!

    Новый комментарий

    Что бы оставлять комментарии на сайте, Вам нужно Войти или Зарегистрироваться

     
    Найти ближайшее турагентство: Москва, Подмосковье, Санк-Петербург, Россия, Украина