«Иорданские сладости: Петра.»

    После Каракского замка мы направляемся к главной цели нашего путешествия – новому чуду света Петре. Петра в переводе с латинского каменная – таинственный город в скалах, построенный таинственными набатеями. Сегодняшние хозяева Петры утверждают, что набатеи – древний арабский народ, пришли в эти места из Аравии в 7-6 веке до нашей эры. Место им понравилось, и бывшие кочевники осели. Расцвет Петры пришёлся на 2 век до нашей эры, поскольку через эти места проходили важные торговые пути, в частности знаменитый шёлковый, по которому шёлк доставлялся из Китая в Рим. Почему именно через эти места ходи караваны? – набатейцы предлагали приличную крышу, куда входили: вода, защита от грабителей, комфортабельный ночлег. Брали, конечно, с проходящих караванов плату натурой, на том и богатели. Разумеется, у них нашлись завистники, в однополярном мире так долго продолжаться не могло. Мировой жандарм (тогда это был Рим), сославшись на нарушение исконных прав римских граждан на дешёвый шёлк и обвинив набатеев в производстве из пряностей химического оружия, используя катапультное бомбометание, вторгся на суверенную арабскую территорию, и в 106 году нашей эры Набатейское королевство вошло в состав Римской империи. То ли из-за терактов, то ли из-за чего-то ещё, но Петра постепенно пришла в упадок, и торговые караваны обходили это место стороной. Короткое время Петра была резиденцией местного епископа, но после создания арабского халифата и ряда землетрясений окончательно впала в забвение. Переоткрыл Петру для западного мира швейцарский учёный-востоковед и путешественник Иоганн Людвиг Буркхардт, подкупивший арабского проводника и пробравшийся сюда тайно в арабском платье под предлогом паломничества в 1812 году. Но хватит истории, читатель заскучал, а нам между тем нужно заселяться в отель. Наш отель называется Grand View, на свои четыре звезды он тянет, имеет бассейн на открытом воздухе, его шведский стол богат и разнообразен - завтрак включает свежевыжатые соки, фрукты, и даже печёный в фольге картофель. Но, как догадался владеющий английским читатель, главное достоинство отеля – потрясающий вид на скалы, открывающийся прямо из окна номера. Где-то там внизу в скалах почти тысячу лет Петра пряталась от цивилизации, и нам тоже предстоит её переоткрыть. Нам крупно повезло, мы прибыли в Петру в четверг вечером и можем насладиться устраиваемым только три раза в неделю шоу Petra by night. Стоит это удовольствие 12 динаров с носа, но оно того стоит. Наш отель имеет и один крупный недостаток, он дальше всех расположен от современной и древней Петр, но тут уж, как говорится, или-или. Чтобы попасть на шоу, нам нужно брать такси, мы договариваемся с нашим водителем, предварительно справившись у независимых источников о ценах, он с нас берёт по максимуму 10 динаров, но сюда входят и дополнительные услуги – он сопровождает нас до входа, ждёт окончания шоу, повышается наша безопасность – садиться ночью к незнакомому водителю в машину минимальный, но риск. Короче, мы не возражаем, тем более, что всегда можем скорректировать ситуацию, внеся изменения в финальную сумму чаевых, которые здесь обязательны и прайс-лист с размером оных был нам своевременно вручён отправляющей турфирмой. Итак, новые паломники собрались, народу много – человек 100, нас кратко инструктируют на английском, идти строго за проводником, не шуметь, для любования звёздами останавливаться, иначе можно поскользнуться, упасть, потерять сознание… и далее по знаменитому тексту. Инструктаж не до всех доходит, слышится жалобное, произнесённое с японо-китайским акцентом «ай донт спик инглись», народ смеётся, но терпеливый экскурсовод повторяет самое существенное на испанском. После инструктажа отправляемся в путь. Путь нас освещается двумя рядами фонарей, устроенными на манер китайских – внутри пакета из вощёной бумаги парафиновая свеча. Путь неблизкий, это ж какое терпение нужно иметь, чтобы зажечь столько свечей, и состоит из двух частей, кстати, путеводитель подсказывает, что свечей 1800. Первая часть пути проходит по открытой местности, а вторая через ущелье в скалах. Мы законопослушны, поэтому периодически останавливаемся, чтобы посмотреть наверх и полюбоваться звёздной рекой, струящейся между скал. Наконец мы на месте, перед самым узнаваемым и тиражируемым образом Петры - Сокровищницей, она же Казначейство, она же Казна или Хазне по-арабски. Пространство перед этим высеченным в скале чудом заполнено сотнями свечей. К сожалению, запечатлеть эту красоту на фото или видео плёнку не получается, слишком мало света, Казна остаётся тёмной и таинственной, и ждёт своего утреннего открытия. Подходящий народ в трансе от восхищения. Все рассаживаются, подошедшие раньше, мы в их числе, на скамейки, которых немного, остальные прямо на песок. Проводник рассказывает об открытии Петры и о программе шоу. Нас обносят чаем, а после этого звучит музыка. Первая композиция исполняется на каком-то древнем арабском инструменте, предке виолончели, как авторитетно заявляет дочь. Далее вступает флейта, она звучит сначала изнутри Сокровищницы, что создаёт определённый акустический эффект, а потом исполнитель выходит на освещённую свечами площадь. Не все композиции инструментальны, некоторые исполняются ещё и голосом. Когда музыка стихает, долго висит тишина, толпа заворожена. Но какое-то время спустя, оказавшиеся совсем рядом торговые палатки зажигают свет, и начинается торговля сувенирами, а мы, не имея сил и дара изгнать торгующих из Храма, покидаем его сами.Чтобы достойно завершить день, решаю полежать в тёплой ванне с бокалом чего-нибудь холодного, но в тоже время согревающего. Увы, это невозможно, ванна в номере лишена затычки. Умывальник затыкай, пожалуйста, пробка имеется, но к ванной она не подходит. Собственно та же ситуация была и в Arena Space в Аммане, но мы тогда сочли это досадным недоразумением, а разбираться с администрацией не было времени. Но оказывается это система, а с порочной системой нужно бороться, поэтому посылаю жену на переговоры, возвращается она без пробки, ею уверили, что затычки от ванной не существует, дескать, у них не приняты подобные водные процедуры.Утром мы бодры и веселы и готовы к открытиям. Путь к Сокровищнице можно проделать пешком, а можно верхом. Гид говорит, что поездка на лошадях оплачена принимающей стороной, и если мы хотим на них проехать мы должны всего лишь заплатить чаевые по 2 динара погонщикам. Дочь наотрез отказывается ехать на лошади, уж больно резвы арабские скакуны, и мы бредём пешком. Собственно путь нам известен и мы довольно быстро доходим до узкого прохода между скалами, это ущелье Сик. Именно по нему мчался Индиана Джонс за Великим Граалем в «Последнем крестовом походе». Именно до этого места довозят арабские скакуны желающих туристов, далее можно следовать на повозке, цена от 5 динаров, но место такое, что, поверьте, его стоит пройти пешком. Каждый шаг открывает новые виды на громоздящиеся по бокам скалы, они причудливой формы и интересного окраса, я включил камеру и снимаю наш поход в режиме реального времени. В середине пути ты уже не понимаешь, где находишься: в каком месте, в каком времени, на каком свете, так могла бы, пожалуй, выглядеть дорога в ад, во всяком случае, в экранизации Божественной комедии. Так как дорога по вчерашней ночной экспедиции нам знакома, Сокровищница не открывается перед нами неожиданно, мы знаем, что она вот за этим поворотом, но её вид всё равно потрясает. В Петре много таких чудес, вырезанных из камня, здесь он податлив, но Сокровищница, благодаря своему положению в конце ущелья, куда почти не заглядывает солнце и ветер, сохранилась лучше всех. Сокровищница это такой мавзолей в скалах, гигантский барельеф, напоминающий видом помесь античного храма с христианским собором. Неужели набатеи сами придумали эту архитектурную форму, уж больно их колоны похожи на греко-римские, но гид объясняет, что набатеи заимствовали архитектурные изыски у многих народов, а строили на свой вкус. Например, барельефы ряда гробниц, расположенных дальше, украшены изображениями поднимающих с двух сторон ступеней, гид сказал, что это типичный йеменский стиль, а лично я увидел сходство с формой индейских ступенчатых пирамид, «разрез» которых и изображён. Площадка около Казны самое оживлённое место в Петре, кроме толпы туристов здесь толкутся и местные аборигены, часть из них одета то ли в набатейские, то ли в древнеарабские одежды, тут и «древние» воины, и «древние» ремесленники, предлагающие свой товар, и погонщики верблюдов со своими питомцами. Особо ленивые путешественники могут с колесниц пересесть на этот вид транспорта, цены от 5 динаров. Петра это, прежде всего, гигантский некрополь, людей победнее тут хоронили в небольших рукотворных пещерах, близлежащие скалы так и пестрят многочисленными отверстиями, для людей побогаче входы в загробный мир украшены барельефами. Всё это можно наблюдать либо снизу, либо поднявшись по одной из тропок на смотровые площадки. Оставили следы своего пребывания в Петре и римляне – в скалах вырублен амфитеатр, желающие могут и сегодня отдохнуть на его ступенях, обозревая окрестности, кроме того, римлянами проложена мощёная булыжником дорога, ведущая, конечно, к храму, точнее к его развалинам. Но Петра славна не римскими развалинами, их можно наблюдать и в других местах, поэтому цель наших передвижений по Петре иная. Кроме Казны существуют ещё две главные достопримечательности Петры, это могила Аарона, Гаруна по-арабски, брата Моисея и Монастырь, по-арабски Дейр. Усыпальница Аарона, туда якобы и собирался лжепаломник и переоткрыватель Петры Иоганн Буркхардт, была сооружена по приказу мамелюкского султана Аль-Назир Мухаммеда, находится на вершине крутой горы, путь туда долог и опасен. Наш гид Мадж побывал там всего один раз, будучи школьником, и вспоминает об этом восхождении как о самом большом кошмаре своей жизни. Монастырь тоже расположен высоко в горах, но дорога туда полегче. Кстати, существующие названия достопримечательностей Петры: Казна, Монастырь, Дворец и т.п. давались людьми с буйной фантазией, но скудными познаниями в набатейской истории, поэтому никак не связаны с истинным предназначением поименованных объектов, большинство из которых усыпальницы. Мы решаем осмотреть Монастырь. Мадж слабо отговаривает: «уже жарко, вам будет трудно, особенно девочке, вам придётся пройти в общей сложности 15 километров, я с вами пойти не смогу, моя страховка кончается у подножья, дальше моя фирма за меня не отвечает». Но наше решение твёрдо, не для того в такую даль тащились, чтобы чего-нибудь не увидеть. И мы начинаем подъём. В принципе не обязательно это делать пешком. Тут и там снуют бойкие арабские ребятишки на осликах, оставляющих тут и там свои «визитные карточки». Эти «пахучие карточки» специальный человек периодически сметает в пропасть. Юные водители зазывно кричат: «taxi up, taxi down, taxi with air condition». Но наш гид пользоваться осликами не советует, при подъёме вверх это опасно, ослик на четырёх ногах, да спотыкается, а при спуске вниз, поскольку видишь надвигающиеся на тебя пропасти, страшно. Во время восхождения, нам попадались навстречу туристы на осликах, у некоторых лица с выпученными глазами были неестественно красного цвета. У каждого из нас своя тактика подъёма, дочка выбрала спокойное равномерное движение, я предпочитаю короткие интенсивные «перебежки» с последующим отдыхом. Периодически останавливаем жену, порывающуюся купить редкие набатейские монеты, которые здесь продают на каждом углу, точнее выступе. Наш путь труден, но живописен, и когда кажется, что силы на исходе, мы замечаем выглядывающий из-за скал кусочек колоны. Итак, мы у цели. Монастырь не открывается как Сокровищница неожиданно и сразу, он расположен сбоку от тропы, но это не снижает остроту восприятия. Впечатления от осмотра Монастыря не уступают ощущением от осмотра Сокровищницы. Во-первых, доставшееся с трудом всегда ценится выше, во-вторых, тут спокойнее, меньше туристов, больше точек обзора. Что же такое монастырь? Если сказать одним предложением, Монастырь представляет собой более грубую копию Сокровищницы, но есть такие слова и творения, которые, даже будучи многократно повторенными, не становятся менее прекрасными. Кстати в Петре есть и ещё одна копия Сокровищницы, но совсем бледная, почти окончательно стёртая ветром и временем. Отдохнув, попив воды, насладившись видами не только монастыря, но и окрестных гор-пропастей, начинаем спуск, злорадно посматривая на поднимающихся вверх измождённых товарищей по счастью. Осмотрев ещё ряд менее значимых экскурсионных объектов, пускаемся в обратный путь, путь этот даётся с большим трудом, мы реально устали. Кстати, как потом выяснилось, арабы так и не раскрыли всех своих тайн европейцам. Дело в том, что в Петру существует другой, заповедный путь в обход знаменитого ущелья Сик. По этому пути в Петру можно въехать хоть на джипе, собственно бедуины, занятые в туриндустрии, так и делают. Кстати, эта дорога проходит мимо залежей разноцветного песка, который умельцы насыпают специальным образом в специальные бутылочки, создавая «песчаные картины», а потом продают бедным и не очень туристам. Стандартный сюжет – горы, пустыня и бредущие под надписью «Jordan» верблюды. Кстати, одну такую бутылочку подарил дочери наш путе-водитель Насер, причём изготовленную по индивидуальному заказу, вместо стандартной надписи красовалось дочкино имя. Мы были тронуты. Мажд встретил нас как героев. Он сказал, что никто из русских туристов, с которыми он работал, не добирались до Монастыря. Возможно это и преувеличение, поскольку общаясь на отдыхе с другими туристами, русскими и из других стран, мы не встретили ни одного, не видевшего Монастыря, но услышав похвалу Маджа мы надулись как индюки и вообразили себя путешественниками круче Индианы Джонса, он то добрался только до Сокровищницы.

    Этот отзыв оценили:

    Новый комментарий

    Что бы оставлять комментарии на сайте, Вам нужно Войти или Зарегистрироваться