«Персидские напевы. Коль гореть, так уж гореть сгорая.»

    Коль гореть, так уж гореть сгорая.
    К вечеру мы достигаем Язда и селимся в гостинице, стилизованной под традиционный каравансарай – широкий прямоугольный двор с текущим по нему между деревьев и цветов ручейком, имеются и беседки с вытертыми коврами для приятных бесед и времяпровождения, а гостиничные номера окаймляют двухэтажной стеной наш двор-сад по периметру. Язд нас интересует, прежде всего, как центр Зороастризма, одной из древнейших монотеистических религий. Единственным пророком и основателем зороастризма является Заратустра, провозгласивший веру в единого бога Ахура-Мазду, от которого он и получил откровения, поэтому зороастризм также называют маздеизмом. Жизнеописание Заратустры просто калька с жизнеописания провозвестников других мировых религий: до 20 лет ничем не отличался от сверстников, в день двадцатилетия ушел от отца, матери и жены, чтобы странствовать в поисках Истины. Спустя десять лет его посетило первое из видений, в котором он узрел Ахура-Мазду, окружённого ярким сиянием, творца духовного и физического миров, всеблагого единого бога. Когда жил Заратустра доподлинно неизвестно. Большинство историков датируют его жизнь серединами шестого - пятого века до нашей эры. Есть радикалы, среди которых большинство зороастрийцев, отодвигающие его рождение до тысячи, или даже тысячи семисот лет до нашей эры. Библия зороастризма именуется Авестой, составлена на одном из древнеиранских языков и записана особым авестийским алфавитом. По легенде первый экземпляр этих священных откровений был начертан золотыми чернилами на 12 тысячах воловьих шкур. Наиболее ранний из сохранившихся манускриптов, зороастрийцы копировали священные тексты вручную, датируется тринадцатым веком. Зороастризм базируется на следующих девяти основных принципах: вере в Ахура-Мазду, как единого бога; Заратустру как его единственного пророка; в духовный мир (мину), где добро борется со злом; в Арту, закон праведности и гармонии, установленный Ахура-Маздой, который должны поддерживать верующие; в человеческую сущность, в основе которой совесть и разум, позволяющие отличать добро от зла; в семь ступеней развития человеческой личности; во взаимопомощь людей; в святость природных стихий - огня, воды, ветра, земли, растений и скота и необходимость заботы о них; в чудодейственное преображение бытия и окончательную победу Ахура-Мазды над злом. Каждый зороастриец должен следовать этической триаде, то есть иметь благие мысли, говорить благие слова и совершать благие деяния.
    Изучение зороастризма начинаем с самой главной церемонии в любой религии: переходу из физического мира в духовный, то есть с похорон. Сейчас из санитарных соображений запрещено хоронить по зороастрийскому обряду, поэтому только опишем его и познакомимся с сохранившимися памятниками этой процедуры. На вершинах близлежащих холмов зороастрийцы сооружали «башни Тишины», их то мы и осматриваем, сохранилась парочка, поднимаемся к одной, вход, конечно, замурован, но вид на окружающий ландшафт – унылая каменистая пустыня, явно намекает на победу в этих местах смерти над жизнью. Так вот, в эти погребальные башни зороастрийцы потихоньку, по мере поступления складывали тела умерших, в каждую башню трупов по пятьдесят. И ждали, круглые башни не имели крыши, пока хищные птицы не обглодают все кости дочиста. Потом собирали кости, башня была готова к новой закладке, травили их известью или кислотой. Таким образом, от человека не оставалось ничего, самая чистая смерть, только дела, поступки и, возможно, память.
    От башен наш путь к зороастрийскому храму Атешкадех, что означает «дом огня». Зороастрийцы, которых иногда называют огнепоклонниками, придают этой природной стихии особое значение, по их представлениям огонь пронизывает всё бытие, как духовное, так и телесное, а потому в каждом из их храмов огонь горит постоянно долгие годы. Храм, который посещаем мы, воздвигнут не очень давно в 1934 году, горящий же там огонь гораздо старше, источники сообщают, что он был зажжен в 470 году н. э. и дважды менял свое местоположение. Прямоугольное скромное небольшое здание, с эмблемой Фаравахара над входом. Это изображение ангела-хранителя фраваши, сопровождающего души праведников на встречу с Ахура-Маздой, этот ангел несётся в одноместном самолёте, имеющем форму ширококрылой птицы, а в руках держит золотой обруч, такой как вручал Ахура-Мазда основателю сасанидской династии Ардаширу, символизирующий договор между человеком и богом Ахура-Маздой. Три слоя перьев самолёта-птицы символизируют этическую триаду, без признания которой встреча с Ахура-Мазой невозможна. Зашли внутрь, действительно, за стеклом горит негасимый огонь, единственное, чего явно не хватало в святилище, так это верующих. Все посетители – туристы, иранцы вообще любят посещать свои достопримечательности и фотографироваться на их фоне, в Персеполе их было видимо-невидимо. Так что ни одного зороастрийца увидеть так и не удалось, и это было моё второе крупное разочарование, зато самое приятное впечатление оставил старый город – кривые узкие улочки, извивающиеся мимо глинобитных некрашеных стен, арки сквозь которые просвечивает голубое небо, купола мечетей и стрелы минаретов. Есть в старом городе несколько поименованных объектов, куда ведут стрелки указателей. Одна из стрелок приводит к зданию двенадцатого века, которое называется, кто бы мог подумать, тюрьмой Александра, Македонского разумеется, изначально это была школа, символично не правда ли, наверное о предназначении строения спрашивали у учеников. А почему Александра – нужно было громкое имя, но имя Соломона уже было использовано в Пасаргадах. Потом и миф подходящий сочинили – во время захвата Александром Македонским Персии часть знати покорилась, другая часть взбунтовалась, была арестована и посажена в тюрьму Язда, город то древний - пять тысяч лет истории, входил ещё в состав Мидии. Для туристов мусульман есть другой указатель - Могила 12 Имамов, так обозначена мечеть одиннадцатого века, в которой, ну не скажу никого – мало ли, но имамов точно не хоронили, поскольку предпоследний одиннадцатый имам Аль-Хасан Аль-Аскари умер в 873 году, а двенадцатый Мухаммад Ибн Аль-Хасан сын одиннадцатого исчез в пятилетнем возрасте и пока сокрыт Аллахом, а когда явится – наступит царствие Божие.
    Путник, в лазурь уходящий,
    Ты не дойдешь до пустыни.
    Из Язда дорога нас уводит дальше. Наша программа продумана и логична, вылетев из Тегерана в Шираз, самую дальнюю точку маршрута, мы возвращаемся назад автобусом, осматривая по дороге главные достопримечательности. Следующая короткая остановка в Мейбоде, пятьдесят километров от Язда, вообще эти два города – «самые иранские» из всех нами встреченных. Осматриваем крепость Нараин, сложенную из глиняных кирпичей, материал недолговечный, поэтому обветшавшие стены и бастионы обновляют прямо на наших глазах, рабочие укладывают аккуратненькими рядами свежевылепленные, ещё не застывшие куличики. Кого и от кого эта крепость защищала, осталось неизвестным, зато с неё открывается панорамный вид на город: старые глинобитные сооружения, песочного цвета пейзаж, кое-где оживлённый зеленью. Из крепости движемся к каравансараю – средневековой гостинице, просторный прямоугольный двор, огороженный стеной с многочисленными нишами, в них и располагались путники на ночь, теперь там сувенирные магазины. Рядом с каравансараем можно осмотреть ледяной дом – помещение для хранения льда. Лёд заготавливали зимой и сохранялся он почти всё лето, благодаря высокому глиняному куполу и бадгирам по краям. Бадгиры это древнеиранские кондиционеры – высоченные прямоугольные трубы, в которых из-за разницы давлений в верхней и нижней точке постоянно гуляет ветер. Используются бадгиры не только в ледяных домах, но и в самых обычных, даря желанную прохладу, в чём мы имели возможность убедиться. Ещё одно интересное сооружение, сохранившееся в Мейбоде, - голубиная башня. Это не голубятня в нашем понимании, голубей в Иране держали не для развлечения, а для удобрения. Когда-то таких башен на иранских полях было множество, жили там голуби, выводили птенцов, питались тем, что сами раздобудут, благо зреющего зерна вокруг было в избытке, а люди лишь собирали скапливавшийся в башнях помёт, которым удобряли свои поля. В каждой башне, глиняное цилиндрическое сооружения метров десяти высотой, голубей было множество – вся внутренняя поверхность башни в прямоугольных углублениях, которые голуби использовали под гнёзда, там были вылеплены и специальные козырьки, чтобы яйца не выкатывались и не забирались крысы. Следующая остановка в городе Наин, это уже другая провинция, центр которой Исфахан. Наин славится своими коврами, но мы здесь для осмотра мечети, обеденное время – все магазины закрыты. А мечеть самая древняя из нами виденных – десятый век, никаких украшений из керамической плитки, только виртуозная резьба по камню, о почтенном возрасте мечети говорит и одинокий минарет, в те времена была именно такая архитектурная мода, сооружать чётное число минаретов – более поздняя традиция. После утоления духовной жажды, нужно подумать и о жажде телесной, и группа отправляется на обед.

    Другие отзывы автора:

    Этот отзыв оценили:

    Новый комментарий

    Что бы оставлять комментарии на сайте, Вам нужно Войти или Зарегистрироваться

     
    Найти ближайшее турагентство: Москва, Подмосковье, Санк-Петербург, Россия, Украина, Казахстан