«Мясо в стиле «латино». Уругвай.»

    Латинская Америка совсем рядом. Судите сами, в субботу вечером в Москве мы неспешно загрузились в самолёт, а уже в воскресенье утром, спускаясь с самолётного трапа, шарили вокруг глазами, чтобы иметь право крикнуть, подражая вперёдсмотрящему Магеллановой экспедиции, «Монте видео» - вижу гору, поскольку приземлились в столице Уругвая. На самом деле страна официально называется Восточная республика Уругвая. Именно Уругвая, а не «Уругвай», поскольку Уругвай – это река, являющаяся западной границей описываемой страны, которая соответственно расположена от неё к востоку. Кто же населяет эту страну? Думаете уругвайцы – ошибаетесь. В паспорте у них в графе национальность записано – oriental (восточный), а восток, как известно, дело тонкое. Знаете ли вы, например, какая река является самой широкой в мире. Нет, это не Амазонка, не Миссисипи, Нил, Енисей или Хуанхэ, самая широкая река в мире – Ла-Плата (серебряная). На самом деле – это залив, на берегу которого с одной стороны находится Монтевидео, а с другой Буэнос-Айрес, но хитрые уругвайцы умудрились доказать, что это река, получив тем самым исключительные права на рыбные ресурсы этого водоёма.Ещё несколько слов о названии столицы. Многим изложенная выше версия кажется неубедительной. Действительно, как вперёдсмотрящий мог разглядеть такой маленький холмик, высота 132 м, на нём сейчас размещается небольшая крепость, почему он крикнул, нарушив правила грамматики и корабельный устав: «монте виде эу» – «гору вижу я» вместо табельного «земля»? Поэтому существует другая версия, данный населённый пункт на карту нанесли испанцы, обозначив его Monte VI D.E.O., Что должно было значить: шестая гора к востоку от чего-то там. К сожалению, поверхностное знание испанского не позволяет выдвинуть свою версию, базирующуюся на более сложной аббревиатуре M.O.N.T.E.VIDEO… Так или иначе, нынешние «монтовидейцы» поступили подобно Ги де Мопассану, невзлюбившего Эйфелеву башню и проводившего на ней всё своё свободное время, лишь бы не видеть как она уродует Париж, то есть выстроили свой город на берегу бухты как раз напротив этой уже столько раз помянутой всуе горы, чтобы в любое время суток иметь полное право сказать «Монтевидео». Хотя, по моему мнению, этому городу больше бы подошло название Буэнос-Айрес, поскольку ни в одной столице, ни одного государства мира не приходилось дышать таким чистым, свежим, морским воздухом, который хорош всегда, а по утрам просто восхитителен.
    Уругвай страна не очень густонаселённая, всего-то 3,5 миллиона жителей, как они сами шутят – мы все друг друга знаем. В столице живёт примерно половина населения, так что Монтевидео мегаполисом назвать нельзя, хотя некоторая амбициозность чувствуется. В соответствующее время (20-е – 50-е года прошлого века) были возведены здания, достойные украсить столицу первой футбольной державы мира. Особенно капитально выглядит площадь независимости с 26 этажным дворцом Сальво, на момент строительства (1927г.) самым высоким зданием Южной Америки и конной статуей Артигаса – местного Боливара. Причём статуя настолько мощная, что даже Медный всадник покурит. Оно и понятно, с одной стороны – столица страны-чемпиона мира по футболу, а с другой – родной город Зенита, ничем особенным себя не проявившего. Дополнительную изюминку этой и другим площадям придают шапки пальм, вымахавших здесь до невероятных размеров. Есть в Монтевидео и другие районы - много зелени, из которой то тут, то там выглядывают небольшие, но изящные особнячки. В одном из таких особняков, в каком показали, живёт нынешний президент страны, уважаемый человек, по профессии врач-онколог. А ведь не худшая профессия для президента! Как не довериться человеку, который может врачевать не только общественные язвы и нарывы, но и бороться со злокачественными образованиями пострашнее. Россияне, вам есть над чем подумать. Кстати, в Уругвае тоже не всегда была демократия, знал он и периоды диктатуры. Последний диктатор отличался весьма своеобразным чувством юмора, борцов с режимом он сажал в тюрьму, находившуюся в городе Libertad – свобода, как говорится, получили именно то, за что боролись. Население страны, поскольку невелико, достаточно однородно с преобладанием испанских и итальянских кровей, о чём свидетельствует точная копия Микеланжеловского Давида. Выглядит он не хуже флорентийского, но, учитывая южноамериканскую специфику, имеет более тёмную кожу, поскольку изготовлен из бронзы. В городе много парков и скверов, украшенных разнообразными памятниками, преимущественно бронзовыми. Есть, например, памятник Эмигранту – человеку с рюкзаком, завладевшему этой благословенной страной. Есть памятник Последним индейцам, эту страну потерявшим. Да, индейцы тут были истреблены, но уругвайцы заплатили за это преступление дорогую цену, получив в придачу к индейским землям индейские пороки, теперь они неторопливо тянут целыми днями горькую зеленоватую жижу – матэ. Культура пития матэ широко распространена в большинстве стран Латинской Америки, но только в Уругвае она имеет такой фундаментальный и ортодоксальный характер. По сравнению с Уругваем, любители матэ из других стран просто жалкие извращенцы. Например, аргентинцы мало того, что заваривают не только листья, но и их черешки, добавляют в матэ сахар, парагвайцы пьют этот священный напиток холодным и только уругваец относится к ритуалу потребления матэ как к чему-то сакральному, раскрывающему смысл жизни. Подобно англичанину, который никогда не покинет свой дом без зонтика, уругваец никогда не выйдет на улицу без специального кожаного рюкзачка, содержащего всё необходимое для приготовления матэ: ёмкость с этой травой, термос с горячей водой, колебас - сосуд из дерева или одеревеневшей тыквы для заваривания напитка и бомбильи – специальной трубочки с ситечком, обычно металлической, для всасывания этой жижи внутрь. Ритуал пития матэ вкратце следующий. В колебас примерно на ¾ засыпается «заварка» – измельчённые листья кустарника с одноимённым названием herba mate, далее в сосуд устанавливается бомбилья, которая уже больше не двигается. Потом в колебас заливается горячая вода, не кипяток, иначе пить его из металлической трубки невозможно – обожжёшься, а градусов 70 - 80. По мере выпивания, вода в колебас доливается снова и снова до полного исчезновения вкуса. Наиболее бережливые уругвайцы дополнительно один раз особым образом поворачивают заварку вместе с бомбильей и заливают горячей водой снова. Не смотря на то, что у каждого уругвайца есть свой персональный любимый колебас, видимо и не один, в компании ходит по кругу только один сосуд – ритуал есть ритуал, случаев заражения во время матэпития не зафиксировано, поскольку простая логика требует от людей с определёнными болячками от этого ритуала отказаться. Описываемый ритуал не терпит суеты, и утверждается, что любители матэ специально на час раньше приходят на работу, чтобы спокойно попить матэ в родном коллективе. Утверждается также, что по своим тонизирующим действиям, наличию витаминов (А, В1, В2, Е, С) и микроэлементам, матэ превосходит и чай и кофе, уступая последнему по содержанию кофеина. То есть сплошные плюсы и никаких минусов, во что европейскому разуму, воспитанному на законах сохранения, открытых Ломоносовым, верится с трудом, однако прусский король Вильгельм поверил и даже импортировал матэ для солдат своей армии.Наша экскурсия по городу и рассказ о ней, кажется, затянулся, поскольку, положа руку на сердце, нужно сказать, мы не встретили ничего такого, про что можно было воскликнуть – ради этого стоило пролететь 12 тысяч километров. Но нас ждало вечером ещё одно важное мероприятие. Мы собирались отведать уругвайского мяса. Уругвай, как известно, один из мировых лидеров по производству говядины. Причём животноводство там развивается по экстенсивному пути. Это означает никаких биодобавок, генной инженерии и прочих ухищрений – пасутся себе коровки круглый год на природе, мастью и невысокой упитанностью напоминая своих российских товарок, обречённых жить в более неблагоприятном климате. Для серьёзных потребителей мяса в Монтевидео есть специальное место – большой павильон бывшего Mercado del Puerto (портового рынка) – оригинальная конструкция с использованием металлических ферм и колон времён зари промышленной революции, под крышей которой разместились многочисленные закусочные-parrillas, предлагающие мясо-гриль на углях, называемое parrillada – парижада в латиноамериканской версии испанского. Однако, есть определённые трудности, мы прибыли в Монтевидео в воскресение, поскольку следующий день рабочий – всё закрывается рано, в том числе и облюбованные нами закусочные, они работают только до семи. Душ с минимальным отдыхом в отеле, и вот мы готовы к мясной феерии. От нашего отеля это минут 15 неспешной ходьбы. По дороге мы вливаемся в шествие, состоящее из одетых в яркие народные костюмы людей, несущих транспаранты с лозунгом Libertad o muerte – свобода или смерть. Нам пояснили, что это репетиция национального праздника 19 апреля. Именно в этот день в 1825 году и.о. Артигаса Хуан Антонио Лавальеха, высадившись на берег Уругвая вместе с 33 богатырями и озвученным выше лозунгом (оказывается, Пушкин описывал реальные события), освободил страну от гнёта Бразилии. Пятнадцать минут истекло и нас, шестерых русских туристов, буквально рвут на части, зазывая в свои закусочные. Наконец выбор сделан, официанты каждого за этот выбор благодарят призовым бокалом медиа и медиа – запечатанная в бутылки смесь шампанского и сухого вина с характерным мускатным привкусом. Мы заказываем три «парижада комплида», то есть полную парижаду. Это блюдо представляет из себя мясную горку, она подаётся на подогреваемой металлической конструкции и содержит куриное бедро, куски мяса на косточке, несколько мясных и кровяных колбасок, мясные – типичные купаты, но без добавления граната, а также тоненькие нашпигованные чем-то мясным скрученные спирально кишки. Мясо предварительно не маринуется, просто долго томится на углях и потребляется с оригинальной приправой, цветом и консистенцией напоминающей аджику, но не такую острую. Мясо заедаем зелёным салатом и помидорами, а запиваем красным вином из редкого сорта винограда таннат, растущего только в Уругвае и на юго-востоке Франции. Вино неплохое, но на мой вкус ему чуть-чуть не хватает французской терпкости или испанской страсти. Мясо, что же сказать про мясо? Нет, оно не тает во рту, его приходится интенсивно жевать, некоторые куски слишком костлявы и жестковаты, мясные колбаски помягче, но пожирнее, неожиданно вкусными оказываются колбаски кровяные, куриное мясо особых эмоций не вызывает. Сытые и довольные, отдав 100 долларов за шестерых, сюда включены и неплохие чаевые, мы покидаем эту мясную фиесту под заверения в глубочайшей дружбе и преданности довольных официантов, которые с готовностью фотографируют нас нашими аппаратами, напоминают о забытых вещах и чуть не под руки провожают до выхода. Нам ещё хватает сил дойти до набережной и поглазеть на отдыхающих с непременным матэ уругвайцев.Утром мы успели только посетить небольшой музейчик Торреса Гарсии – местного абстракциониста, приобрести там же деревянную рыбку весёлой раскраски, отовариться на сувенирных развалах уругвайскими колебасами, да подышать целебным морским воздухом под пальмами. Путь наш лежал дальше – в городок Колония дель Сакраменто, недавно объявленный ЮНЕСКО памятником мирового значения. В давние времена этот городок, благодаря своему стратегическому положению, являлся яблоком раздора между Испанией и Португалией, переходил из рук в руки, о чём сегодня свидетельствуют сохранившиеся в небольшом количестве и мирно соседствующие друг с другом строения той эпохи в португальском и испанском стилях. По дороге в Колонию, заезжаем к уругвайскому коллекционеру, занесённому неоднократно в книгу рекордов Гиннеса. У него больше всех в мире карандашей и кажется брелков. Кроме этого он собирает пепельницы; банки из под пива, колы и других прохладительных напитков, короче, проще было бы сказать, чего он не собирает, но я не в теме. Зачем он это делает, для меня тоже осталось непостижимым. Нас то к нему завезли набраться сувениров, положив тем самым, быть может, начало собственным коллекциям.
    Осматривать в Колонии, до которой мы вскоре добрались, было особо нечего, недостроенную арену для боя быков (пока велось строительство корриду запретили) вряд ли можно считать серьёзным туристическим объектом, и мы своё время до парома, который должен был нас доставить в Буэнос-Айрес, употребили на то, чтобы купить недостающие сувениры и попробовать ещё одно мясное лакомство - чивито. В путеводителе оно позиционировано как горячий бутерброд, но наша гид Марта посоветовала взять его «а ля плато», то есть на тарелке. Оказалось это такой вид латиноамериканской яичницы, которая сервируется следующим образом: на тарелку кладутся два довольно больших куска хорошо прожаренного мяса, тут оно было безукоризненно, а на это мясо выкладывается зелень, картофельный салат, который во всех странах мира, кроме одной единственной, именуется русским, немножко бекона, жареная картошечка, ещё какие-то малозначимые добавки, сверху всё накрывается глазуньей. Нам посоветовали взять одну чивиту на двоих, стоило это удовольствие с пивом меньше десяти долларов, мол, больше не съедите – съели бы, поскольку мясо и аппетит были исключительными.Покончив с необходимыми пограничными формальностями, всё таки переезжаем из Уругвая в Аргентину для этого, уплатив необходимый сбор.

    Другие отзывы автора:

    Этот отзыв оценили:

    Комментарии (2)

    Irina (Москва) (12.10.2015 17:39)
    С.Серый (12.10.2015 17:44)
    [quote][b]Irina[/b]
    [/quote]

    Новый комментарий

    Что бы оставлять комментарии на сайте, Вам нужно Войти или Зарегистрироваться

     
    Найти ближайшее турагентство: Москва, Подмосковье, Санк-Петербург, Россия, Украина, Казахстан