«Кофе с ромом в новом свете. Первая чашка.»

    На рынке туристических услуг сегодня изобилие. Если попытаться классифицировать предлагаемые туры, можно среди прочих выделить экскурсионно-исторические, знакомящие с мировым культурным наследием и историей древних цивилизаций; экологические, позволяющие прикоснуться к тайнам природы и узреть её чудеса; пляжные, дающие прекрасную возможность крепко есть, сладко спать, нежиться на солнце или в водах тёплого океана. «А можно ли всё это совместить в одном путешествии» - задумались мы, выбрав двухнедельный вояж по странам Центральной Америки.
    Как-то сразу не задалось. Рейс Москва-Мадрид задержали почти на два часа, а у нас на стыковку с Мадрид-Гватемала отведено всего полтора. Причём в Москве долго не пускали на борт, в зале вылета люди в форме авиационных техников о чём-то долго беседовали с экипажем, показывая какие-то бумаги. Потом нас, наконец, рассадили, мне досталось место у крыла самолёта, и я мог наблюдать в иллюминатор, как к крылу подъехал какой-то диковинный аппарат, обрызгал розовой пенящейся жидкостью, позже её смыли водой и стали открывать-закрывать закрылки. Все эти действия наталкивали на очевидную мысль, с самолётом что-то не то, нужно бежать сломя голову, но долетели нормально, даже наверстали час в полёте, правда, пару раз попали в зону турбулентности, что, учитывая всё вышесказанное, настраивало на мысли о вечном и бренности существования. На стыковку у нас ушло пятнадцать минут, благо прилёт-вылет осуществлялся из одного терминала. Мировой кризис внёс свои коррективы в работу авиакомпаний. Iberia стала кормить меньше и реже, уменьшила объём выдаваемых бутылочек с вином и баночек с пивом и колой, и даже, ну не смешно ли, размеры влажной салфетки, приложенный к обеденному набору.
    Следствием таких стремительных перемещений была быстрая доставка до конечной точки. В восемь утра мы ещё в Москве, а в пять вечера того же дня уже в Гватемале, столице государства с тем же названием. Понятно, нужно учесть ещё разницу во времени в 10 часов, из-за этой разницы мы практически никакие, поэтому, заселившись в пятизвёздный Barcelo, валимся на кровати и мгновенно засыпаем. Разница во времени делает своё чёрное дело, просыпаюсь я ни свет, ни заря и маюсь от безделья до 6 утра – время начала завтрака. Это позже я узнал, что в отеле есть прекрасный тренажёрный зал, работающий круглосуточно, где с пользой можно коротать врем перед завтраком. Питание по нашему турпакету одноразовое с редкими дополнительными обедами, поэтому на завтраке стоит задержаться подольше. В Barcelo он стандартно интернациональный: сыр, ветчина, сосиски, омлет, делаемый по желанию клиента с различными добавками, восхитительные яйца пашот, тушёное мясо, красная рыба, рис, свежие тропические фрукты, плюс местная специфика: жареные бананы, хоть и другого недесертного сорта, они даже называются по-другому «platanas», все-таки неприятно сладковатые, кроме бананов зеленоватое пюре из авокадо и тёмное фиолетово-коричневое из чёрной фасоли, любимейшего пищевого ингредиента всей Центральной Америки, где самое популярное блюдо – рис, тушёный с этой самой фасолью. Что особенно запомнилось и порадовало – обилие свежевыжатых соков, их предлагалось чуть не больше десятка. Холодные запотевшие кувшины были выстроены в форме усеченной пирамиды. В середине, в самом сердце этого царственного великолепия расположился самый почитаемый, его величество Апельсиновый сок, который окружали многочисленные родственники: грейпфрутовый, лимонный, отпрыски: апельсиновый с ананасом, с гуавой, даже с огурцом и приближённые: арбузный, дынный, ананасовый, из папайи, ну и так далее..
    Культурная программа начинается со знакомства с городком Чичикастенанго. Для этого нам подан автобус с водителем и англо-говорящим гидом. Гида зовут Хулио, это удобно, если вдруг что-то идёт не так, где-то опаздываем, куда-то не успеваем нужно громко с выражением произнести его имя: и на душе легчает, и ситуация выправляется. Хулио делится с нами основными сведениями о стране. Гватемала самая густонаселённая страна Центральной Америки, проживает там порядка 10 миллионов человек, из них около 60% индейцы, 30% метисы или, как они сами себя называют, «ладино», заменив почему-то глухое мягкое «т» на твёрдое «д», потомки несгибаемых конкистадоров и уступчивых индианок. Таким образом, если Мексика – страна мёртвых майя, а также ацтеков, ольмеков, но сейчас не об этом, то Гватемала – страна майя живых, причём не только майя, но и других многочисленных индейских племён, каждое со своим языком, их то мы и едем наблюдать в Чичикастенанго, поскольку там каждый четверг и воскресение проходит многолюдная индейская ярмарка. Гватемала – республика, президент избирается на четыре года, причём может находиться на своём посту только один срок, казалось бы, демократично, но тоже не решает всех проблем. В одной из гватемальских газет была едкая карикатура на описанную систему, изображён старый ржавый автомобиль и подпись «водителя меняем каждые четыре года, почему машина не едет?». Кстати о езде, дороги в Гватемале, не смотря на сложный рельеф, отменные. Хулио в возрасте, ему за 60, и видимо вследствие этого аполитичен. По его словам в Гватемале несколько десятков политических партий-близнецов, состоящих из коррупционеров, пекущихся о своём, а отнюдь не народном благе, тоже относится к дорожной полиции и адвокатам, которых даже называют «адвоганами», то есть адво-гангстерами.
    Наконец мы на месте, народу действительно много. Подавляющее большинство в ярких праздничных одеяниях, начинается «святая неделя» перед пасхой, и позже мы становимся свидетелями красочного зрелища - переноса статуй святых из одного храма в другой, шествие сопровождается взрывами петард, индейцы сумели внести в скучное католичество свою свежую струю. Крупных храмов в Чичекастенанго два, один расположен на востоке, другой на западе, в одном крестят, в другом отпевают. Интересно отличие свечек «за здравие» и «за упокой». За здравие ставят в специальное место на полу храма две свечки вместе, а за упокой только одну, поскольку одна из свечей символизирует душу, другая тело, разрушаемое смертью. В «восточном» храме замечаем два практически неразличимых распятия, расположенных рядом. Хулио поясняет – это для индейцев, это для «ладинос». Чем отличаются – спрашиваем – ничем.
    Между тем ярмарка идёт своим чередом, народ всё пребывает. Становится реально тесно, приходится продираться сквозь толпу, будь с нами Остап Бендер, он бы крикнул своё бессмертое «Шура, берегите карманы», однако никаких посягательств не зафиксировано, не тот у народа менталитет. Вообще, индейский характер заслуживает уважения и лично мне симпатичен, они основательны, непреклонны, сдержаны, их торговцы не так навязчивы, вообще производят впечатление людей искренних. Похоже, именно это их и погубило во времена конкисты. Путешествуя по дорогам Гватемалы, как-то остановились для панорамного фотографирования и возможной покупки сувениров. К товарищам по группе подошла индейская девочка лет пяти, предлагая купить у неё нитяных кукол. Её захотели сфотографировать, она потребовала за это доллар, её сфотографировали, а в уплату дали карамельку. Судя по состоянию одежды и степени умытости, девчушка, мягко говоря, не купается в роскоши и не избалована сладостями. Тем не менее, вручённая конфета была с презрением брошена на дорогу. У ребёнка ещё мягкие нежные ручки, но уже стальной характер.
    Наблюдать за ярмаркой интересно, делая живописные снимки, но нужно и поучаствовать. Глаз в этом буйстве красок останавливается на деревянных масках животных и людей, окрашенных в невообразимые тона. Конечно много среди этой продукции сделанных по шаблону бездушных сувениров, копированных и перекопированных, но попадаются и маленькие шедевры наивного искусства, создать которые может только ребёнок или человек с чистым и светлым, незамутнённым цивилизацией мировосприятием. Выбираю, не спрашивая о цене, понравившиеся пять масок, после этого начинаю торг. В аэропорту для такого дела поменял часть долларов на местные кетсали. Кетсаль название «маленькой, но очень гордой птички» яркой необычной раскраски, играющей важное, можно сказать, сакральное значение в индейских сагах. Вначале мы решили, что подобно лохнесскому чудовищу или единорогу, она чисто мифическое создание, ну или давно истреблена. Поскольку, как нам объяснили, в Гватемале она водится только в одном заповедном лесу, и увидеть её можно только на рассвете в подзорную трубу, проведя всю ночь в засаде. Потом в Коста-Рике нас переубедили, рассказав о месте, где за умеренную плату этих кетсалей показывали, но наш маршрут пролегал по другим дорогам. Курс кетсаля к доллару примерно восемь к одному, в аэропорту чуть меньше, в обменниках Чичикастенанго чуть больше. В принципе можно было валюту и не менять, доллары берут практически везде, но с кетсалями появляется люфт для более тонкой торговли, а, кроме того, можно сэкономить на чаевых. В итоге длительного торга удаётся отбить что-то около сотни кетсалей с начальной цены. Перемещаемся в сторону продуктовых рядов, по дороге берём ещё пару деревяшек, но долго торговаться уже неохота, поэтому сразу снижаем цену вдвое и берём предмет только тогда, когда продавец кидается вдогонку, согласный на наши условия.
    Подходим к пожилой индианке, она продаёт манго двух видов. Спрашиваем о цене, хотя могли бы и не спрашивать, живой классик всё предвидел заранее. Большие шли по, читатель догадался?!, пять, а маленькие по три. Те, что по пять были очень большие, очень спелые и ароматные, но по пять… А по три - маленькие, волокнистые, но по три… Но главное, всё сегодня. Памятуя о буридановых муках Романа Карцева, взяли и тех и других, дополнив гроздью красных бананов. Видели такие в Африке, там они называются «бананы для белых», но тогда попробовать не удалось. В принципе на вкус ничего особенного – бананы и бананы, достаточно сладкие, но без приторности, чуть более плотные, видимо лучше хранятся, не превращаясь в кашу. После ярмарки намечен обед за наш счёт. Хулио долго ведёт нас к двухэтажному зданию колониального стиля, и мы подобно испанским конкистадорам вкушаем пищу на террасе второго этажа, смотря свысока на снующих где-то внизу людей, порабощённых крестом и мечом. На обед взяли какое-то комплекс, включавший, фасолевый суп, немного, но приятно, и приготовленное на гриле мясо с гарниром. Гарнир состоял из всё того же риса, авокадо- и фасоль-пюре с воткнутым туда чипсами. Еда как еда, ничего особенного, ещё были поданы лепёшки - тартильяс из кукурузной муки с непривычным и не очень приятным привкусом. Всё это плюс пиво обошлось в районе 15 долларов на двоих.
    Дальше наш путь лежал в сторону Атитлана, так называются большое высокогорное озеро и один из вулканов, это озеро обрамляющих. По дороге заезжаем в несколько небольших городков, где живут индейцы, других, ещё не виданных нами племён, это мы заключаем по их одёжке, отличной от уже виденной. Посещаем индейское кладбище. У них не принято хоронить в земле, для покойников побогаче сооружают склеп, а тех, кто победнее, кладут в специальные бетонные «ящики», составляя из них внушительные прямоугольные конструкции, чтобы оживить, ой, получилась двусмысленность, это унылое архитектурное однообразие, бетонные усыпальницы красят в разные весёлые цвета: синий, зелёный, розовый… Каждый цвет что-то означает. Один из цветов, допустим зелёный, символизирует удачное путешествие. Куда – спрашиваю я гида, в Парадиз – отвечает он. А что означает розовый, продолжаю допытываться я. Успех в делах, без запинки отвечает Хулио. Где, в Раю, недоумеваю я. Впрочем, каждая религия большей частью состоит из необъяснимого. Наконец пребываем на место ночёвки, наш маленький уютный отель на самом берегу озера. Небольшая территория вокруг засажена деревьями и цветами, посему гордо называется садом птиц. Там действительно ходит пара павлинов, пощипывая травку, и расставлены клетки с туканами и несколькими видами попугаев. Разноцветные Ара на полусвободном режиме. Их запирают на ночь, а днём позволяют бродить по дорожкам, взлетать на деревья и позировать отдыхающим. Поскольку их обильно кормят, они никуда не улетают, речь, понятно, о попугаях, не об отдыхающих, которых как раз, это выяснилось следующим утром, кормят не очень, во всяком случае, не обильно. А ещё в сад залетают попить цветочного нектара колибри. Перемещаются они мгновенно, пугаются любого шороха, но если двигаться по тропинкам тихо, внимательно смотреть по сторонам и иметь хорошую фототехнику, можно запечатлеть их на память. Поскольку озеро высокогорное, с вечером пришла прохлада, холодной показалась и вода в бассейне, поэтому мы предпочли ему тёплое джакузи. Вид оттуда на озеро и вулканы открывался просто волшебный, и мы просидели в тёплых струях не меньше часа, запивая впечатления заказанными дайкири и махито, тот и другой на основе рома, самого популярного алкогольного напитка Центральной Америки. Как не тяжело было, но переборов себя, выскочил из этого рая, чтобы сбегать в номер за фотоаппаратом и заснять открывающееся взгляду чудесные пейзажи в багровых тонах, дарёных начинавшимся закатом.
    Следующий день целиком посвящён Антигуа, городу со славной историей, когда-то столицей испанской колонии, куда кроме Гватемалы входили южные штаты Мексики, Гондурас, Сальвадор, Белиз, Никарагуа и Коста-Рика. Город пережил 16 землятресений, одно из них в 1776 году и явилось причиной переноса столицы Гватемалы из Антигуа в теперешнюю. О богатом историческом прошлом сегодня напоминают основательные мостовые, приземистые низкие домишки, крашенные разноцветными красками, каменные галереи с двухъярусными аркадами в колониальном стиле, обилие церквей, часть из которых разрушена, построенных в барочном стиле, да внушительная плаза Майор, центр любого крупного города, находившегося под властью испанской короны. Весьма живописным фоном городским постройкам служат обрамляющие город вулканы Агуа, Феуго и Акатенанго. Когда-то описываемый тур был спланирован так, что знакомство с Антигуа приходилось на канун пасхи, вот это, наверное, было зрелище. А так неспешное хождение по мостовым, все церкви были закрыты, осмотр фасадов, будящих своей похожестью приятные воспоминание о перуанском Куско и других городках нового света, заложенных испанцами в шестнадцатом веке и не превратившихся в мегаполисы.
    Кроме шатания по улицам заглянули в магазин или, как там говорят, фабрику джада, он же нефрит, который доколумбовские индейцы ценили выше золота. Судя по ценам, приоритеты практически не изменились. Посетили художественный салон, были интересные работы, в основном антигуанские пейзажи, часть в наивном, часть в имперессионистическом стиле. Цены кусались, а позже выяснилось, что эти работы даже не уникальны, точь-в-точь такие мы встретили в магазине аэропорта на вылете из Гватемалы. Пообедали в типичной латиноамериканской закусочной, старые столы и стулья тёмного дерева, такая же барная стойка, белёные стены с зеркалами, расширяющими пространство. Главным козырем выбранного заведения была поразительно дешёвая цена за литровые бутылки местного пива Gallo (петух), пиво оказалось вполне приличным, также как и свежеприготовленная еда, мы вновь отдали предпочтение говядине, точнее той части коровьей туши, которая здесь называется lomo. С большим трудом и посторонней помощью нашли алкогольный магазин, такое ощущение, что он в Антигуа один единственный, где, наконец, смогли приобрести гватемальского рома, выбор остановили на его золотой разновидности. Покупка в силу того, что мы не успели посетить, как планировали, алкогольный магазин в мадридском аэропорту, была очень ценна, поскольку позволяла вечером неспешно переваривать дневные впечатления под стаканчик рома с колой и колотым льдом, заедая всё это свежими фруктами.
    Следующий день нам казался одним из самых важных. Нас ждал перелёт в городок Флорес на север Гватемалы, близь которого находился один из самых больших и самых знаменитых, после Чичен Ица, городов древних майя - Тикаль. Особенностью Тикаля являлось также то, что расположен он был посреди тропического леса. Уникальность этого природного заповедника и заключённых в нём исторических развалин оценило Юнеско, включив и то и другое, случай небывалый, в список мирового наследия. Ранний выезд из отеля в аэропорт, неприятно удивил размер аэропортовского сбора – 40 долларов, это за внутренний перелёт длительностью чуть больше часа. В принципе, чтобы увидеть чудо, никаких денег не жалко, но жгла обида на принимающую сторону, поскольку с летевших туда же американцев взяли долларов по шесть. Поинтересовался у служителей, они завели песню о том, что у нас электронные билеты, а у них нет, ладно, не будем грустить по пустякам. Зато загрузили нас в турбовинтовой самолётик мест примерно на 60, три кресла в ряду, разделённые проходом, без всякого досмотра и даже угостили в полёте баночкой колы и пакетиком чипсов. Нас встречают и разбавив нашу небольшую группу двумя парами американцев со своим гидом, везут на место. Два раза останавливаемся по дороге. Первый раз, чтобы взглянуть на водную гладь озера Петен-Ица, второй, чтобы сфотографировать замеченных в кронах обезьян, обезьяны высоко, солнце напротив, снимки получаются не очень. Наконец, мы у входа в парк, гид ведёт нас к макету Тикаля и показывает маршрут путешествия, в общей сложности нам нужно будет пройти порядка 5-7 километров, чтобы ознакомиться с главными достопримечательностями. Проходим мимо пруда с выводком черепах и замаскированным, различимы только спинные гребни, крокодилом и углубляемся в джунгли. Небольшой трекинг по пересечённой местности и мы выходим на столбовую дорогу. Первое, что привлекает наше внимание, – гигантское дерево, здесь оно называется seiba, в английской транскрипции silk cotton tree за то, что семена, появляющиеся раз в несколько лет, снабжены подобно нашим тополям пухом, напоминающим хлопок или шёлк. Мощный голый ствол серого цвета переходит в мощную крону толстых веток заселенных бромелиями, кажется на фоне сине-голубого неба раскинул свои щупальца гигантский паук, ткущий паутину облаков. А вот и первые археологические объекты, для начала взбираемся на невысокую пирамидальную платформу, с неё видны лишь кроны деревьев и верхушка ближайшей пирамиды. Эта самая знаменитая и наиболее часто тиражируемая в открытках и буклетах пирамида Ягуара. К ней и отправляемся, фотографируем её со всех сторон и ракурсов. Подняться на неё нельзя, зато можно подняться на пирамиду напротив и на постройки сбоку. Всё перечисленное ограничивает большую прямоугольную площадь и составляет наиболее впечатляющий архитектурный ансамбль, или как пишут в путеводителях, сердце Тикаля. Кроме пирамиды Ягуара, заслуживает упоминания Храм Масок, названный так из-за нескольких каменных изваяний, отрытых здесь, представляющих собой устрашающие индейские лица-маски. Побродив по живописным развалинам, отправляемся дальше к самому высокому сооружению Тикаля семидесятидвухметровой пирамиде Двуглавого змея. По дороге фотографируем сидящих на ветках диковинных птиц, одна из которых очаровательный тукан с разноцветным клювом. Подъём на пирамиду осуществляется не по каменным ступеням её центральной лестницы, ведущей к храму на вершине, это опасно, все пирамиды Тикаля очень крутые, гораздо круче Чичен-Ицевских и Теотиуакановских, речь не о впечатлениях, а лишь о градусе наклона, да и труд реставраторов нужно пожалеть. Мы видели, что собой представляют неотреставрированные пирамиды, а таких в Тикале ещё много, это в худшем случае просто каменная горка, густо поросшая деревьями, а в лучшем лестница пирамиды, оставшаяся нетронутой с майских времён, больше напоминает склон, подвергшийся обильному камнепаду. Итак, на пирамиду Двуглавого Змея, также как и на другие, исключая первую малоценную и сравнительно невысокую платформу, там мы шли по подлинным каменным ступеням, поднимаемся по деревянной лестнице, специально для этой цели сооружённой. Жарко, тяжело, но охота, как известно, пуще неволи. Отдыхая на полдороге, замечаем в кроне деревьев довольно крупных чёрных обезьян. Они тоже отдыхают и, поскольку укрыты густой листвой, на нас никак не реагируют. Вид с вершины самый грандиозный – голубое бездонное небо да бескрайнее море джунглей, зелёный ковёр, сквозь который просвечивают серые стволы и ветви «сейб», кое-где полыхают костры цветущих оранжево-розовым деревьев другой породы, да вершины пирамид и храмов, здесь они как на ладони. Для полноты картинки не хватает какой-нибудь мелкой, но живописной детали. А вот и она – пара кружащих, нет не кондоров, птиц чуть помельче, каких-нибудь орлов-ястребов, но тоже впечатляет.
    Тикаль, а точнее «тик`аль» в переводе с майянского - место, где слышны голоса духов, экономный язык, ничего не скажешь, возник в 7 веке до нашей эры, в 5-9 веках эры уже нашей выбился в основные индейские мегаполисы. Его население по разным оценкам составляло от 100 до 200 тысяч человек. Тогда он, кстати, назывался Йаш-Мутуль – зелёная связка, а сегодняшнее название получил, видимо, уже после десятого века, когда был полностью заброшен жителями. Почему, до конца осталось невыясненным, и на этот счёт существует несколько версий. Наиболее экзотичная – уменьшение солнечной активности, которое дурно повлияло на гормональную активность индианок и, как следствие, на их плодовитость. А вот несколько более прозаических из возможных причин упадка – сильные землетрясения, засуха, эпидемии лихорадки и малярии. Наиболее популярная версия, возможно, в советской исторической науке – ряд народных восстаний и внешняя интервенция. Первые упоминания испанских авторов о руинах Тикаля относятся к XVII веку, а в 1848 году была организована первая научная экспедиция для их исследования, в 1979 году национальный парк Тикаля включён в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Постройка наиболее впечатляющих пирамид-храмов Тикаля относится к VIII веку, это было установлено благодаря русскому учёному Юрию Кнорозову, расшифровавшему майанские иероглифы и замечательно-четкой системе счисления майя. Они, кстати, первыми на планете додумались до изображения нуля. Первые исследователи Тикаля перенумеровали главные пирамиды римскими цифрами, а археологические комплексы латинскими буквами, и только позже наиболее значительные объекты получили собственные имена. Кроме уже помянутых Двуглавого змея и Великого ягуара, можно привести в пример комплекс построек с поэтическим названием Mundi Perdido, «затерянный мир» в переводе. Недалеко от этого самого мира мы поднялись на ещё одну пирамиду, она пониже Змея, но поскольку очищена от подступающих джунглей, ощущение высоты значительно острее. Многие даже боятся спускаться с неё, помним, что подъём-спуск ведётся по специально сколоченным деревянным лестницам, передом, а спускаются задом, чтобы не видеть далёкую землю.
    После экскурсии был обед и дорога в аэропорт с обязательной остановкой у сувенирного магазина, где можно было приобрести резные фигурки, довольно тонкой работы и довольно высокой цены, маски, в том числе и из нефрита, а также прочие «колониальные» товары. В магазине был установлен автомат, угощающий всех желающих крепким ароматным кофе. Да, кофе в Центральной Америке умеют готовить превосходно, а вот чай не умеют готовить вообще, тот, что предлагают, пить практически невозможно.
    Обменялись с женой мнением об увиденном за день. Безусловно, впечатляет, но ожидали большего, несколько однообразно, пирамиды похожи одна на другую, постройки уныло прямоугольны. Увы, с накоплением груза впечатлений, каждому новому поразить и взволновать всё труднее.

    Другие отзывы автора:

    Этот отзыв оценили:

    Новый комментарий

    Что бы оставлять комментарии на сайте, Вам нужно Войти или Зарегистрироваться

     
    Найти ближайшее турагентство: Москва, Подмосковье, Санк-Петербург, Россия, Украина, Казахстан