«Турецкий гастрит. 2-ая серия. Стамбул – город контрастов.»

    ______В этом городе контрасты на каждом шагу. С одной стороны Европа, с другой Азия. С одной стороны море, с другой залив. С одной стороны мусульманские мечети с другой христианские храмы. С одной стороны дёнеры с мясом, с другой с рыбой, на базаре с одной стороны сладости, с другой пряности. Теперь о названии. Стамбул – название города не вполне законное и не вполне понятное. Есть несколько версий возникновения, «Исламбул» - город ислама, «Исламбол» - наполненный исламом, «Истимболин» - так ещё в тринадцатом веке город называли арабы, от искажённого греческого «в город». Захватив Константинополь, турки город не переименовывали, и до 1930 официальное, узаконенное название, проставленное во всех международных договорах – Константинополь, и только окончательно став республикой, Турция закрепила для своего главного мегаполиса сегодняшнее название İstanbul.
    ___________________________________________________________________
    Теперь вкратце попытаемся разобраться, как турки добрались до этих мест. Их исторической родиной считаются предгорья Алтая и степи Центральной Азии, по которым в начале первого тысячелетия нашей эры с гиканьем носились дикие орды. То были предки хазар, половцев, печенегов, булгар, гуннов и других тюркских народов. Следующие прямые прародители наших героев – огузы, в начале своего славного исторического пути скромные вассалы Хазарского каганата. В десятом веке принимают ислам и образовывают два полувоенных государства Газневидов и Сельджуков. Сельджуки получили своё название от имени главного вождя своей орды, обосновавшегося в 955 году на Сыр-Дарье в городе Дженде. В начале сельджуки признавали себя вассалами Газневидов, но почувствовав силу, разбили их в 1040 под Мервом. В следующем десятилетии захватили Хорезм, почти весь Иран и Курдистан. Дальше пали Армения, Ирак, Грузия. К 1080 году, это случилось при Мелик-Шахе, была завоёвана и Малая Азия. Начавшиеся крестовые походу поумерили сельджукские аппетиты, прибрежные области Малой Азии были потеряны. После смерти Мелик-Шаха, государство поделили два его сына, дальше дробление продолжилось, были образованы отдельные султанаты. Сельджукская империя медленно угасала, а тут ещё объявились новые покорители мира – монголы. Ударив с востока, орды Чингисхана потеснили правившего на родных просторах огузским племенем кайи Сулейман Шаха. Бегство было столь стремительно, что при переправе через Евфрат Сулейман утонул, ему наследовал сын Эртогрул. Добравшись до Малой Азии, Эртогрул был тепло принят своим дальним родственником Конийским султаном Аладдином Кейкубадом, который выделил ему скромный надел рядом с нынешней Анкарой. Сын Эртогрула Осман, прибравший после смерти отца власть, счёл себя полностью свободным от каких либо моральных обязательств перед приютившими его племя сельджуками. В 1299 году он объявляет себя улубеем (вождём нации), а своё государство независимым, с тех пор его подданные именуются османскими турками. До своей смерти в 1326 году Осману удалось государство существенно расширить как за счёт слабеющей Византийской империи, так и за счёт простофиль из Конийского султаната, он захватил почти всю западную часть Малой Азии. Осману наследовал младший сын Орхан, старший Алаэддин добровольно отказался, единственный случай в Османской империи, и получил специально учреждённый для него титул великого визиря. Османское государство того времени до жути напоминало Игил, со всех соседних эмиратов и более отдалённых земель сюда стекались не желавшие мирно трудиться воины газавата для борьбы с неверными и не очень верными. Столицей при Орхане стала отобранная у Византии Бурса, а его последняя военная операция – захват у единоверцев Анкары. Наследовавший Орхану Мурад характером пошёл в деда, он не стал ждать великодушия от братьев Халиля и Ибрагима, а приказал их на всякий случай умертвить. Именно Мурад начал превращение небольшого турецкого государства в империю, первым из османских правителей приняв титул султана. Он же в 1362 году сформировал первый корпус янычар, к тому времени отнятые у семей ещё при отце Орхане христианские мальчики, воспитывавшиеся в военном духе, вступили в пору зрелости. Свои основные военные победы Мурад одержал не в Азии, а в Европе, откусив значительный кусок балканского полуострова. Свою столицу он перенёс в основанный ещё императором Адрианом Адрианополь. Под его натиском пала София, а погиб он в битве на Косовом поле, где туркам противостояли объединённые сербско-боснийские войска. Турки одержали верх, но сербский патриот Милош Обилич, притворившись перебежчиком, добился султанской аудиенции и заколол его кинжалом. Пока весть о гибели Мурада не распространилась, его младший сын Баязид под надуманным предлогом вызвал к себе старшего Якуба, который, прибыв к брату, сразу же был задушен. Возможно, именно за эту операцию Баязид получил прозвище Йылдырым (Молниеносный). Оставшись единственным наследником, он, тем не менее, повернул назад, опасаясь волнений в своей империи. Вообще, надо отдать Баязиду должное, ему не было равных ни в военном деле, чего стоит разгром крестоносцев у Никополя да две осады Константинополя, ни в роскоши, ни в обжорстве, ни в пьянстве, ни в разврате, ни в религиозном рвении. На тринадцатом году своего правления Баязид решил расширить государство и на востоке, прихватив под шумок оставшиеся независимыми в Анатолии небольшие княжества-бейлики, управлявшиеся, само собой, беями. Неожиданно у беззащитных беев отыскался грозный покровитель – Тамерлан, объявивший себя наследником Чингисхана и сюзереном всех тюркских беев. В 1402 Тамерлан добрался до Анкары, разгромил турецкое войско, а Баязида взял в плен, где тот через год и скончался. Дети Баязида в споре за султанский престол развязали гражданскую войну, попеременно побывав на троне, сначала Сулейман Челеби (Благородный), потом Муса Челеби, потом Мехмед Челеби, не повезло только Исе, умер, так и не побыв султаном. Сын Мехмеда Мурад 2, утвердившись на престоле и восстановив империю, пострадавшую от нашествия Тамерлана и междоусобиц, в 1422 пытался взять Константинополь, но неудачно. Это, как мы уже знаем, удалось только его сыну Мехмеду 2 Фатиху (Завоевателю), который по такому торжественному случаю принял более, чем султан, цветастый титул падишах (Высочайшего Османского государства). Объявив Айя Софию мечетью, Мехмед на этом не успокоился, а велел заложить и новую мечеть. Также потом поступали и следующие султаны, пардон, я никого не хотел унизить, падишахи, а с Селима 1, внука Мехмеда 2, ещё и халифы, официальные представители пророка Мухаммеда на Земле и духовные лидеры всех мусульман. Воздвигали мечети не только султаны, но и их ближайшие родственники: жены, материю дети. Несмотря на некоторые новации исламских архитекторов, обаяние Святой Софии было так велико, что образ её, как в ленинском определении материи, в каждой новой постройке «копируется, фотографируется, отображается, существуя независимо от них». Сколько сейчас мечетей в Стамбуле – спросит читатель, специалисты утверждают – порядка трёх тысяч, ни обойти, ни даже перечислить. Остановимся на основных. Самая большая, точнее самая высокая, София не в счёт, - Сулемание, самая главная – Голубая или Мечеть Султанахмет, самая почитаемая – Эюп Султан. В списке больших стамбульских мечетей, кроме Голубой и Сулеймание, ещё несколько: Фатих, заложенная нашим завоевателем, Новая Валиде Султан, начала строиться (1597) по повелению жены Мурада 3 Софие, а закончена (1665) под патронатом Турхан Хатидже жены Ибрагима 1, матери Мехмеда 4, собственно «валиде» это титул и означает – мать. Небезынтересно отметить, что Хатидже русского, ну или украинского, происхождения, родители называли её Надей, была захвачена в татарском набеге и доставлена в Топкапы, тогда её было лет 13-14 в качестве подарка, случай типичный, от крымского хана. К списку мечетей добавим Баезид, вторая крупная мечеть, построенная в городе после турецкого завоевания (1506), первая – Фатих (1470), но поскольку Фатих сильно пострадала при землетрясении 1509 и была полностью перестроена, можно считать Баезид первой. Последняя из больших имперских мечетей Лалели, построена при Мустафе 3 (1763) в стиле Османского барокко. Большие мечети закончились, помянем пару маленьких: Долмабахче, возведена рядом с одноименным дворцом, куда в 1854 перенёс свою резиденцию из Топкапы Абдул Меджид 1, и самую изысканную Валиде Султан, точнее, чтобы не путать с другими, Аксарай Пертевниял Валиде Султан. Заказала мечеть, как можно догадаться, эта самая Пертевниял, жена Махмуда 2 и мать Абдул-Азиза. В облике мечети (1871) специалисты находят черты готики, ренессанса, а особенно внимательные и рококо.
    _____________________________________________________________________________
    Ладно, хватит осматривать мечети снаружи. Давайте и внутрь заглянем, лучше это делать, когда нет намаза. Начнём с самой почитаемой Мечети Султан Эюп. Она в табели о рангах в исламском мире под номером 4. Первая, само собой, Мекканская Аль-Харам (Заповедная) с Каабой, вторая - Аль-Набави (Мечеть Пророка) в Медине с его могилой, третья Аль-Акса (Отдаленная) в Иерусалиме, сюда по легенде летал на крылатом бураке (что-то вроде кентавра) Мухаммед на ночное совещание с Ибрахимом, Мусой и Исой (Авраамом, Моисеем и Иисусом), отсюда же и вознёсся. Почему же четвёртая Эюпа, и кто такой этот Эюп? Чтобы разобраться, понадобится терпение. Как известно, нет пророка в своём отечестве, поэтому получивший откровение Аллаха Мухаммед был, мягко говоря, не понят соплеменниками и в 622 бежал из Мекки в Медину. Тут его встретили гораздо более благосклонно и наперебой стали зазывать в гости. Мухаммед сказал, что остановится в том доме, перед которым сядет его верблюд. Уставший верблюд обессилел перед домом Абу Айюба аль-Ансари, для друзей просто Эюп. Семь месяцев Мухаммед вынашивал здесь свои наполеоновские планы, а дальше понеслось. Первой подчинилась Мекка, потом весь Аравийский полуостров, тут в 632 Мухаммед умирает, но вошедших в раж сподвижников уже не остановить. Завоёваны Иран, Египет, Закавказье, Ливия, Тунис. Смерть косила налево и направо, не щадила и ближайших соратников Пророка. Болезнь унесла его тестя Абу Бакра (634г.) и Абу Убайда (638г.), гражданская война Усмана ибн Аффана (656г.) и любимого зятя Али ибн Абу Талиба (661г.), рука наёмного убийцы настигла ещё одного тестя Пророка Умара ибн аль-Хаттаба (644), при невыясненных обстоятельствах сгинул любимый внук Хасан (669), а нашему Эюпу всё нипочём. Он активный участник Джихада, знаменосец Пророка, несгибаемый воин ислама в борьбе с хариджитами (отколовшимися), немудрено, что при осаде арабами Константинополя в 674 Эюп тут как тут, хотя лет ему было столько же, сколько при взятии Константинополя дожу Дандоло, 98. Стены города оказались арабам не по зубам, флот их был пожжён Греческим огнём. Во время одной из безуспешных атак Эюпа смертельно ранили, и он пожелал мусульманам военной удачи, продвинуться как можно ближе к Константинополю, там завещал себя и похоронить. Когда в 1453 году Константинополь был взят, Мехмед 2 повелел могилу Эюпа разыскать и воздвигнуть на её месте мавзолей и мечеть. Не знаю, верно ли найдено место, поскольку от стен Константинополя до мечети Эюпа ещё шагать и шагать. В мечеть мы зашли совершенно свободно, ничего особенного не обнаружили (по сравнению со ждущими своего часа Султанахмет и Сулемание), поскольку она была разрушена землетрясением 1766 года и реконструирована, а вот у могилы Эюпа пришлось и в очереди постоять. Там, кроме богато украшенной разноцветными изразцами гробницы, у которой большинство правоверных посетителей фотографируется, есть ряд предметов, принадлежавших Мухаммеду: оправленный в серебро след ступни на деревяшке, и ещё несколько вещей малопонятного назначения.
    ____________________________________________________________________
    Из района Эюп, первоначально районы в Стамбуле назывались по построенным там мечетям, добираться общественным транспортом до исторического центра довольно сложно, нужно делать пересадки, поэтому оседлаем одного из наверняка, уж такое тут место, пасущихся поблизости крылатых бураков и мгновенно перенесёмся или к Голубой мечети или к Сулемание, по дороге выберем. Сулемание, как ясно из названия, построена по заказу Сулеймана Великолепного в 1557 году архитектором Синаном, обошлась в кругленькую сумму, но любимчик Марса, одержавший славные победы как на Западе, так и на Востоке, осаждавший Вену собиратель богатой дани со своих многочисленных вассалов, мог себе это позволить. Любители нумерологии отмечают, что мечеть имеет четыре минарета, поскольку Сулейман четвёртый падишах, и десять балконов на этих минаретах, по три на «задних» и по два на «передних», поскольку он же десятый османский султан. Про число минаретов – полная чепуха, в Стамбуле полно мечетей с четырьмя минаретами и если сломанные часы показывают правильное время в сутки два раза, то число минаретов верно отмечает падишахский номер только один, а нет вру, тоже два – у мечети второго падишаха Баязида II ровно два минарета. Высота купола Сулемание 53 метра, диаметр 27.5, вместимость порядка 5000, но это, всё таки, перебор. Мечеть возводилась как комплекс, это тоже типично, при ней бани, медресе, библиотека, обсерватория и, конечно, кладбище, где и покоится Великолепный Сулейман, а в соседнем мавзолее его жена Хюррем, прозванная западом Роксоланой. Голубая мечеть, названа так из-за слегка голубоватой плитки, использованной для внутренней облицовки, не знал бы, не догадался, построена на полстолетия позже в 1616, когда дела в империи шли уже не так хорошо, пришлось замириться с Австрией и отказаться от её дани. Вот Ахмед I и решил умилостивить Аллаха таким роскошным подношением, деньги пришлось брать из собственной казны. Строил мечеть помощник Синана Седефкар Мехмет Ага, превзошёл ли ученик своего учителя или просто копировал его наработки, пусть читатель решает самостоятельно. Главный купол имеет высоту 43 метра, а диаметр 23.5, зато вместимость вдвое больше, чем у Сулемание. Минаретов у Султанахмет шесть, хотя Ахмед – восьмой османский падишах, но больше было ставить никак нельзя. Даже из-за шести вышел скандал – тогда это было столько же, сколько у Аль-Харам в Мекке, а равняться с ней – святотатство, пришлось там срочно возводить ещё минарет, причём финансировать тому же Ахмеду, сейчас их у Аль-Харам после последней реконструкции одиннадцать. Зато с числом балконов вроде бы выкрутились, пишут, что первоначально их было 14 (это номер Ахмеда в султанском списке), сейчас балконов 16 (четыре по три плюс два по два), якобы добавили ещё и двух детей Ахмеда, хотя из его детей «султанили» трое - Осман II, Мурад IV и Ибрагим I. Пока народу не очень много зайдём внутрь. Для туристов особый вход, минуем контрольный пост, следящий за правильным дрескодом, женщина должна быть в платке и длинной юбке, при необходимости выдадут, а без них не пустят. Спорить не нужно, мусульманин означает покорный, а мечеть – место поклонения, причём в прямом физическом смысле. Даже султан, въезжая в мечеть на лошади, имел он такую привилегию, должен был на входе склонять голову, иначе бы ударился, так проектировалось. Снимаем обувь, и, поскольку вход не совпадает с выходом, пакуем её в предоставляемый безвозмездно пластиковый пакет, при желании берём буклетики об исламе, попадаются и на русском. Заходим внутрь, и у нас снова нет слов. Прости, Святая София, восторг не меньше, чем при твоём посещении. Если там правил сумрак, то тут царит свет, он пронзает всё пространство, льётся из окон, блестит в лампах, играет перламутром на стенах и колоннах, поднимается к куполам. Ощущение, что Голубая мечеть скорее розовая. Ноги ступают по мягкому красному ковру, перемещаться можно только до огораживающего зону молитвы заборчика, в христианских храмах, между прочим, неверующий тоже не должен проходить далее притвора, зато фотографировать можно свободно, если вы не снимаете молящихся, помолчим, понаблюдаем и тихонько выйдем. Насладившись Султанахмет, заглянем и в Сулемание, отличия есть, но трудно воспроизводимые на бумаге – по-другому украшен купол, стены, колонны, иначе расположены окна. Какая лучше? – обе лучше. Это внутри, снаружи, на мой взгляд, более фотогенична Султанахмет, Сулемание никак не хочет влазить в объектив, мешают окрестные здания, зато из её пределов открываются прекрасные виды на Босфор. Ещё отмечу, что в Сулемание лучше налажена просветительская деятельность, если в Голубой мечети сиротливо лежали буклетики только одного вида «Что такое ислам?», то тут выбор гораздо шире, и раздают литературу миловидные девушки. Нам досталась карманная версия Корана, иллюстрированное руководство для его понимания и буклетик «Наукависламе», напечатано именно так. Кой-какими сведениями оттуда готов поделиться с читателем. Известно, что Мухаммед для своего учения многое взял у Моисея и Иисуса, но есть и собственные наработки. В частности в Коране утверждается, что «Аллах сотворил все живые существа из воды». Современная наука на 80% с этим согласна. Более интересно описывается появление человека. «…Мы поместили его каплей в надёжном месте, потом Мы создали из капли сгусток крови, потом Мы создали из сгустка крови разжёванный кусочек». Сгусток крови по-арабски «аль-ак» имеет также значение пиявка, на которую действительно похож человеческий эмбрион, следующая стадия которого в силу начала формирования позвоночника внешне напоминает жевательную резинку со следами зубов. Были и ещё какие-то менее интересные и более притянутые за уши сведения, а в конце вывод: не мог не самый образованный человек своего времени, знать о фактах, открытых много лет спустя, следовательно, всё это ему сообщил тот, кто этот мир создал, и эти законы придумал.
    __________________________________________________________________________
    Стамбул, как мы знаем, город контрастов ещё и потому, что здесь есть не только важные мусульманские памятники и святыни, но и христианские, с изучения которых мы и решили начать свой следующий экскурсионный день. Место, куда мы стремились на этот раз, Вселенский патриархат. Встали пораньше, в нашем отеле Цюрих помещение для завтрака на самом верхнем этаже, поели сами, покормили прилетевших за едой к нашим окнам чаек, полюбовались встающим над Стамбулом рассветом и вперёд. Как и подобает паломникам, решили идти пешком, из нашего района Лалели это вполне по силам. Да и вообще, если имеешь о городе и его достопримечательностях только самое общее представление, лучше передвигаться пешком, обязательно что-нибудь интересное по пути попадётся. Бродя по незнакомому городу, важно не заблудиться, в Стамбуле совершенно сбиться с направления сложно, пролив Босфор и бухта Золотой рог чётко делят город на части, кроме того, Стамбул, как и положено каждому из трёх Римов, раскинулся на семи холмах, которые оседлали знаковые сооружения, так что достопримечательности вроде больших стамбульских мечетей нам было найти значительно проще, чем обратную дорогу к своему отелю, пару раз, ища его, изрядно поплутали. А вот, где находится Вселенский патриархат, мы знали весьма приблизительно, у нас не было адреса, была только одна, скачанная в телефон карта, где патриархат был представлен красным квадратиком на розовом фоне стамбульских кварталов, поэтому рассчитывали мы больше на удачу, точнее, учитывая цель похода, на промысел божий, чем на свои силы. Осмотрели попавшийся по пути античный виадук, действовавший вплоть до середины девятнадцатого века. Возведён при императоре Валенте, плохом воине, но, о чём и говорит постройка, хорошем администраторе примерно в 370 году из камней помянутого в начале рассказа Халкидона. Уходя, бросим ещё пару камней в Валента, при нём начался необратимый распад государства. Один из современников назвал Валента отцом всех дальнейших бед Римской империи. Погиб он в Адрианопольской битве (378) с треском проигранной готам. Рядом с «памятником» плохому полководцу памятник хорошему – Мехмеду 2 Завоевателю. Неудержимо ввысь, паря над соплеменниками, так задумал скульптор, несётся Фатих на своём верном скакуне, горя желанием покорить весь мир. Прошли чуть дальше и наткнулись на памятник менее удачливым покорителям воздуха. Перед нами памятник первым погибшим авиаторам из рядов османских военно-воздушных сил, совершавших в 1914 полёт на двух монопланах из Стамбула в Александрию. С оживлённого проспекта, решив срезать путь, свернули в жилую застройку, прошли совсем чуть-чуть и сразу заметил резкую разницу в одеянии прохожих. Куда-то делась европейская одежда, такое ощущение, что мы прошли через невидимый временной портал, встречавшиеся нам были одеты по мусульманским канонам прошлого-позапрошлого века, много детей, утро, спешат в медресе. Дальше дорога нас вынесла к мечети Фатих, также называется и окружающий её район, заселённый ортодоксами. Тут мы засомневались, какой бог нам помогает в пути, и напрасно. Мечеть Фатих, это я узнал потом, построена на месте Церкви Святых Апостолов, возводившейся при Константине в качестве главного храма столицы. Тут же была усыпальница большинства императоров Восточной Римской Империи, в частности тут были похоронены и Константин, и Феодосий, и «отец» Софии Юстиниан. Во время захвата Константинополя крестоносцами храм был основательно разграблен. В частности утверждается, что именно отсюда, а не из Святой Софии, была похищена Туринская плащаница, но поскольку впервые она «всплыла» во Франции в 1353 году, обсуждать, где она находилась до этого, бессмысленно. Турецкое завоевание храм тоже пережил, но ненадолго, в 1461 был разрушен и на его месте, как уже сказано, возведена мечеть. Захоронения императоров не сохранились, в отличие от могилы Мехмеда, похороненного тут же. Около мечети мы остановились и стали сверяться со своими картами, к нам подошёл человек (из нашего времени) и вежливо предложил свою помощь. Мы рассказали о цели своего пути, и нам было указано направление. Дорога петляла, вела то вверх, то вниз, и вдруг мы заметили купол краснокирпичного здания, декорированного крестами. Мы ошиблись, приняв за Патриархат здание Греческой школы, выстроенной на деньги стамбульского банкира греческого происхождения Георгиса Зарифиса архитектором Константиносом Димидасом в 1883 на месте старой, открытой со времён Фатиха. Дальше мы заметили православную колокольню, за каменным забором и постояли у закрытых железных ворот с крестами. Источники пишут, что бы войти, надо было постучать, но тогда мы этого не знали. А стояли мы у церкви Марии Монгольской, единственной действующей с Константинопольских времён, никогда не бывшей мечетью. Такое чудное название связано с именем основательницы внебрачной дочери Византийского императора Михаила VIII Палеолога Марии Деспины, выданной замуж в 1265 за монгольского правителя Ближнего и Среднего Востока Абака-хана. Овдовевшая в 1282, вернулась домой, и была пострижена в монахини. При Селиме 1 и Ахмеде 2 церковь пытались обратить в мечеть, но она устояла, а серьёзней всего пострадала от Стамбульского погрома 1955, последнего массового избиения греческой диаспоры. Следующей нашей ложной целью оказался закрытый на реставрацию болгарский православный храм Святого Стефана. Плутали мы по довольно интересному стамбульскому району Фенер, узкие улочки, совсем мало прохожих, старинные здания, некоторые сильно обветшали, развалились, да так и стоят покинутые жильцами. Такое ощущение, что ходишь по павильону киностудии, где снимаются какие-нибудь Парижские тайны Эжена Сю, а в двух шагах улочка свежеокрашенных домиков с булыжной, наверное, мытой мылом мостовой. Наконец, мы выбрались на набережную и спросили в попавшейся кафешке дорогу, оказалось, мы были в двух шагах.
    ____________________________________________________________________________
    Прежде чем войдём в Храм Святого Георгия, резиденцию Константинопольского патриархата с 1601 года, необходимо пояснить, зачем мы сюда отправились. Главная цель – увидеть одну важную христианскую реликвию. К христианским реликвиям причислены мощи святых и предметы, связанные с их жизнедеятельностью, особо же почитаются предметы, связанные с земной жизнью Спасителя. Это обломки креста, по мнению Эразма Роттердамского, если собрать все имеющиеся его части вместе, можно построит не одно здание; гвозди, которыми прибивали к кресту Иисуса, богословы до сих пор спорят три их было или четыре, легенда утверждает, что мать Константина Елена нашла четыре, а сейчас их насчитывается, по меньшей мере, тридцать. Можно ещё вспомнить о Терновом венце, хранится в парижском Нотр Дам, приобретён за кругленькую сумму Людовиком Святым после взятия крестоносцами Константинополя, тогда много реликвий хлынуло в Европу. Говорят, что этот терновый венец, сейчас он запаян в специальный футляр, и исследование невозможно, начисто лишён всех колючек, которыми, возможно, чтобы отбить часть суммы, французские короли делились не безвозмездно с другими государями. Почитается и Копьё Судьбы, которым по Евангелию римский центурион Гай Кассий Лонгин пронзил висящего на кресте Иисуса, копий таких известно четыре, самое почитаемое – Венское или Хофбурское. Пропустим плат Вероники, Туринскую плащаницу, Чашу Грааля а перейдём сразу к Столбу бичевания, ради которого мы и проделали сей тернистый путь. Евангелисты пишут, что умывший руки Пилат велел бичевать Иисуса с тем, чтобы этим и ограничить всё наказание. Сколько было нанесено ударов в Евангелиях не сообщается, исследователи Туринской плащаницы утверждают, что 98. Как это можно было установить?! Мало того, пишут, что 59 ударов было нанесено плетью с тремя концами, 18 с двумя, и 21 с одним, итого, как нетрудно посчитать, 234 отметины. Внешне церковь Святого Георгия не особенно примечательна, нынешний вид приобрела после 1797 года, когда восстанавливалась после очередного пожара, реконструировалась несколько раз и позже. Когда мы вошли в храм, в небольшом помещении благородным золотом светился алтарь, горели хрустальные люстры, там шла служба, причём на особом месте стоял некто в багряных одеждах, не утверждаю, что патриарх, но явно в высоких церковных чинах. Кроме Столба бичевания в соборе раки с мощами Григория Богослова и Иоанна Златоуста, покинувшие свою обитель после четвёртого крестового похода и вернувшиеся назад в 2004 по распоряжению Иоанна Павла 2. Выждав определённое время, служба всё не кончалась, мы тихонечко обошли храм по периметру, разумеется, не подходя к алтарю, обнаружив в правом дальнем углу вставленный в специальный футляр Столб, открыта была часть с проделанным углублением, по преданию – след от кольца, к которому при бичевании привязывали Иисуса. Позже я узнал, что Столбов бичевания тоже несколько, точнее два, но тут всё логично. Христианская церковь разделилась на западную и восточную, поэтому у католиков свой столб для бичевания Иисуса, у православных свой. Учитывая некоторый наш скептицизм в вопросах религии, Господь скрыл от нас Влахернскую церковь Богородицы, сыгравшую важную для восточного христианства роль. Заложена церковь была в 450 году Пульхерией, правившей Византией при своём малолетнем брате Феодосии II, для хранения редкой иконы Божьей Матери, приписываемой евангелисту Луке. В 473 году туда была помещена, и привезённая из Иерусалима Риза Богородицы, её выкрали два брата паломника у бедной старой женщины в Назарете. С тех пор икона Влахернской Богоматери на пару с её ризой стойко берегли город от супостатов, аваров, русов, тогда ещё язычников, арабов, при надобности появляясь на стенах в критические моменты. Праздник Покрова берёт начало именно от этой традиции, когда Богоматерь, залюбовавшись своим изображением и своим нарядом, простёрла над Константинополем белый омфор, укрыв жителей от мусульман, подступивших к городу в 910. В период иконоборчества икона пропала, а потом, якобы, чудесным образом нашлась и из второго Рима перекочевала в третий, сейчас в Третьяковке. У Ризы Богородицы ещё более таинственная судьба – пропала после уничтожившего церковь пожара 1434 года, сгореть то она точно не могла. Теперь понятно, почему город пал в 1453, не стало главных защитников. Кроме иконы и ризы, церковь Влахернской Богоматери также была известна целебным источником, потому в 1867 году возродилась, но в весьма скромном виде, поэтому можно сильно не расстраиваться, что не посетили. Чего не скажешь о церкви Хора, которая сегодня превращена в музей, называется музей Карие, поскольку до 1948 года являлась одноименной мечетью. Став музеем, церковь очистилась от штукатурки, и глазу открылись дивные фрески и мозаики «Палеологовского возрождения», растянувшегося с середины тринадцатого века до захвата Константинополя турками. Но тут нечего на бога пенять, сами виноваты – перепутали этот музей с музеем мозаик, а поту и не искали.
    _________________________________________________________________________
    Впрочем, хватит гоняться за призраками прошлого, посмотрим на Стамбул сегодняшний. Утверждается, что главная тусовочная улица города Истякляль, что переводится как «независимость» или «свобода». Так исторически сложилось, что большинство европейцев, приезжавших в Стамбул, останавливалось именно здесь. Своё имя улица получила после провозглашения Турции республикой, даже скорее не имя, а звание, которое гордо несёт, участвуя не только в тусовках, но и в протестах. Так было в 1955 и совсем недавно в 2013. Чтобы попасть на Истякляль из исторической части города, нужно пересечь залив Золотой рог по Галатскому мосту. Начинается мост у площади перед Новой мечетью, тоже интересное место, здесь всегда многолюдно, рядом Египетский базар или рынок специй. Можно ничего не покупать, просто пройтись, восхищаясь буйством красок и разнообразием пряностей, сладостей, чая, с вами заговорят по-русски, угостят лукумом. Впрочем «лукум» означает просто кусочек, поэтому правильнее добавить слово «рахат» - удовольствие. Этой сладости более пятиста лет, сначала её готовили из муки, а в 1811 кондитер Хаджи Бекир заменил муку крахмалом, получив известное сегодня лакомство. В 1897 его внук Мехмед Мухиддин представил рахат-лукум на всемирной выставке в Брюсселе и удостоился золотой медали. С тех пор международный бренд, под которым продаётся лукум, Turkish Delight, сортов видимо-невидимо с фисташками, фундуком, на гранатовом соке. Продаются в красивых коробках, где находящаяся внутри продукция изображена в несколько увеличенным и приукрашенном виде, а больше всего внутри коробки воздуха, так что внимательно смотрите на заявленный вес. Выйдя с базара и направляясь к мосту, попадаем в царство турецкого стрит-фуда. Тут повсюду тележки с варёной или дополнительно обжаренной кукурузой. Варёная везде по две лиры початок, нежная, сладкая, обжаренная чаще столько же, но наиболее жадные хотят 2.50, а некоторые даже 3. А ещё много предложений разных турецких бубликов, посыпанных маком, кунжутом или голеньких, цены от лиры. Для желающих подкрепиться основательнее, можно предложить шаверму, которая тут называется донером или донер-кебабом. Цена контрастна и очень зависит от того в каком районе Стамбула вы покупаете, разумеется, дороже всего в туристических местах, зависит, конечно, и от мяса – курица или говядина, но не так сильно. На мой вкус, мясо, тут они его суют в свои батоны, слишком суховато. Вот рыбный донер гораздо нежнее, но и дороже, где-то от 8 лир. Можно этот же донер съесть не на бегу, а заглянув в один из массы рыбных ресторанчиков, оккупировавших нижний этаж Галатского моста. Рыба, которую используют в донерах, скумбрия. Почему-то свежевыловленную здесь же, не очень крупную, но приятного вида, на верхнем этаже моста полным полно рыболовов, не берут. Пока переходим по мосту, ознакомимся с его историей. Теперешний мост на этом месте по счёту пятый, возведён местной компанией STFA в 1997 взамен сгоревшего, точнее пострадавшего при пожаре, построенного немецкой фирмой MAN в 1912 году. До этого мосты были исключительно деревянные, но ни разу не горели. Первый перебросили через залив в 1845 и назвали Новый или Валиде, также как и Мечеть у его начала, но там, кажется, имелась ввиду другая валиде – мать тогдашнего султана Абдулы-Меджида. К визиту в Стамбул Наполеона 3 в 1863 мост существенно перестроили (номер два), следующая реконструкция была осуществлена (номер три) в 1875. Надо отметить, что идея соединить два берега Золотого Рога приходила на ум османских султанов и раньше. Так Баязид 2 в начале шестнадцатого века заказал разработать проекты моста не кому-нибудь, а Леонардо и Микеланджело, вроде бы, каждый и разработал, но что-то там не срослось.
    _________________________________________________________________________
    Перебравшись по мосту на другой берег, отправляемся к ещё одной стандартной туристической «заманухе» - Галатской башне. Названа башня по району, в котором расположена, а район имеет тоже название, что и кельтское племя, побывавшее в этих местах в 278г. до н.э. Берёт ли название район от имени племени, не факт. Гораздо позже (в середине тринадцатого века) этот холм заселили генуэзцы, склон по-итальянски «калата», они же и башню возвели. Дорога ведёт сильно в гору, приходится поднапрячься, и вот мы у цели. Башня возведена генуэзцами в 1349 как некий вбитый в землю гвоздь, призванный закрепить эту территорию за республикой. В османский период башня использовалась различно. Мурад 3 использовал её как обсерваторию, потом башня стала пожарной каланчой, с её верхушки день и ночь наблюдали: не вспыхнул ли где-нибудь пожар или, например, беспорядки. Есть даже рассказ о некоем Хезарфене Ахмеде Челеби, который, якобы, в 1632 году сделал себе из подручных материалов крылья и пролетел с Галатской башни как фанера над Босфором. Факт этот упомянут только в одном источнике у автора, который по странному стечению обстоятельств носил ту же фамилию Челеби, но другое имя - Эвлия. В 1967 башню отреставрировали, позже встроили лифт, и сегодня все желающие могут на неё забраться и полюбоваться открывающимся видом Стамбула лир за двадцать. Желающих обычно много, много также и недовольных посещением. Мы подниматься не стали, а продолжили наш путь к Истякляль. Особого удовольствия тоже не получили, заглянули в несколько арт-салонов и магазинов, поглазели на здания, действительно, такие не стыдно иметь и европейским столицам, на праздно шатающуюся туда-сюда кучу народа, попили свежевыжатого гранатового сока, тут он, понятное дело, тоже в 2-3 раза дороже и уставшие повернули назад.
    ________________________________________________________________________________
    Снова оказавшись у Галатского моста, решили подойти к одному из причалов и совершить водную прогулку по Босфору. Пароходы самые разные и их много, нам достался небольшой с открытой верхней палубой, уже занятыми местами по бортам и пластиковыми стульями в центре, на них и уселись, зато недорого, 12 лир с носа, час туда, час назад, зазывают по-русски, а значит, как в левых маршрутках, билетов не дают. Довольно долго не отплывали, добирая по капле новых пассажиров, потом причал стал медленно удаляться. Свежий ветер, морской воздух, открывающиеся виды, всё как положено. Вот Галатская башня, как Гуливер возвышающаяся над соседними зданиями, вот оседлавшие холмы мечети Сулемание и Фатих, а вот и громада Айя Софии, справа от которой можно заметить шесть минаретов Голубой мечети, поскольку та не на холме, особенно не доминирует. Проплываем мимо дворца Долмабахче, где жили последние султаны и умер первый президент Ататюрк. Мы на Босфоре не одни, прогулочных пароходов много, на одном шумно отмечает свою очередную победу фирма Веко, развиваются флаги, гремит музыка, разбрасывают дым и огонь фаеры. Ещё немного, и мы подплываем к первому висячему мосту через Босфор. Длиной он чуть больше полутора километров (1560м), шириной 33 метра, расстояние до воды 64 метра, открыт в 1973 году в день пятидесятилетия республики. На момент открытия являлся четвёртым по длине, зато первый в Европе-Азии и вообще везде за пределами США. Мост автомобильный, движение по нему платное, пешеходов не пускают, чтобы вниз не посбрасывались. Немного терпения и мы подплываем ко второму висячему мосту. Он именной, в отличие от первого просто Босфорского, носит громкое имя Султана Мехмеда Фатиха, открыт в 1988 29 мая, как раз на 535 годовщину турецкого взятия Константинополя, короче первого на 50 метров, зато на 6 метров шире, построен японцами, первый делали немцы с англичанами. Эта крайняя точка нашего путешествия, хотя есть ещё и третий мост. Открыт совсем недавно в августе 2016, назван в честь султана Селима Грозного (Явуза), отца Сулеймана Великолепного. При нём, кроме всего прочего, и Мекка, и Медина вошли в состав Османской империи. Мост пока, несмотря на грозные повеления Эрдагана, не так популярен, как остальные два, уж больно дорог по нему проезд, зато по нему могут ходить и поезда. Наш же кораблик разворачивается, и мы плывём обратно, разглядывая стены хорошо сохранившихся крепостей, возведённых по обеим сторонам Босфора. На азиатском берегу стоит менее внушительная Анадолухисары (анатолийская), возведена Баязидом 1 для подготовки штурма Константинополя в 1393. На европейском стоит мощная Румелихисар с говорящим названием «перерезающая горло», возведена перед захватом Константинополя Мехмедом Фатихом, чтобы отрезать город от Чёрного моря. Все виды проплывают перед нами в обратной последовательности, можно ходить по палубе с одного борта на другой, делать селфи, многие так и поступают, среди них выделяется парочка особенно рьяных, не знающих удержу. Рядом с прогулочными судёнышками чинно проходят громадные трудяги-контейнеровозы, Босфор никогда не отдыхает, замечаем и небольшую подводную лодку под красным флагом, идущую в Черное море. Пребываем к тому же месту, от которого и отплывали. Плавание понравилось, а на душе немного грустно… Никогда уже, не покривив душой, я не смогу, глядя в бездонные женские глаза, продекламировать
    ________________Никогда я не был на Босфоре,
    ________________Ты меня не спрашивай о нём.
    ________________Я в твоих глазах увидел море,
    ________________Полыхающее голубым огнем.

    Другие отзывы автора:

    Этот отзыв оценили:

    Комментарии (9)

    Столько исторических фактов сразу - для меня перебор, некоторые места пропустила, если честно. Но то, что осилила - очень интересно! Сама никак до Стамбула не доберусь, хотя давно мечтаю.
    С.Серый (09.01.2017 06:54)
    [quote][b]Simha Sheli[/b]
    Столько исторических фактов сразу - для меня перебор, некоторые места пропустила, если честно. Но то, что осилила - очень интересно! Сама никак до Стамбула не доберусь, хотя давно мечтаю. [/quote]

    Спасибо на честном слове!
    ну, для меня тоже многовато истории, не способна моя голова такое количество информации переварить, увы!
    А город вспомнить приятно очень!
    Влюбилась сходу, двух раз определенно мало, вернуться бы еще! Но, наверное, не в ближайшее время...
    Я тоже влюблена в Истамбул-Контантинополь
    С.Серый (10.01.2017 19:11)
    [quote][b]Nata[/b]
    Я тоже влюблена в Истамбул-Контантинополь[/quote]

    Римма (Вязьма) (17.01.2017 11:22)
    И я влюблена в Стамбул. И ещё бы поехала, но когда-нибудь, когда Турция и другой арабский мир станут безопасными или хотя бы ситуация стабилизируется. Пока буду читать отзывы и вспоминать....
    Спасибо.
    С.Серый (17.01.2017 11:45)
    [quote][b]Римма[/b]
    И я влюблена в Стамбул. И ещё бы поехала, но когда-нибудь, когда Турция и другой арабский мир станут безопасными или хотя бы ситуация стабилизируется. Пока буду читать отзывы и вспоминать....Спасибо.[/quote]

    И Вам, Римма, за внимание
    Стамбул - один из самых моих любимейших городов! В прошлом году была с экскурсией из Болгарии целых три дня. Это, конечно, капля в море, но хоть так - и то за счастье! Теперь вот остались воспоминания и надежда, что наши пути когда-нибудь пересекутся. Спасибо за возможность ещё раз вспомнить и прогуляться вместе с Вами по этому Великому городу.
    С.Серый (17.01.2017 17:01)
    [quote][b]ирина[/b]
    Стамбул - один из самых моих любимейших городов! В прошлом году была с экскурсией из Болгарии целых три дня. Это, конечно, капля в море, но хоть так - и то за счастье! Теперь вот остались воспоминания и надежда, что наши пути когда-нибудь пересекутся. Спасибо за возможность ещё раз вспомнить и прогуляться вместе с Вами по этому Великому городу.[/quote]

    Вот и мне трёх дней не хватило. И Вам, Ирина, спасибо за тёплые слова.

    Новый комментарий

    Что бы оставлять комментарии на сайте, Вам нужно Войти или Зарегистрироваться

     
    Найти ближайшее турагентство: Москва, Подмосковье, Санк-Петербург, Россия, Украина, Казахстан