«На краю края земли»

    Интриговать бесполезно, страна посещения обозначена, поэтому сразу начнём с легенды о сотворении Чили. Как известно, бог над созданием Земли трудился 6 дней, а на седьмой решил себе устроить небольшой передых. Подремав до обеда и помаявшись от безделья, господь с ужасом обнаружил, что осталось немного строительного материала. Сыпавшийся из него песок он употребил на создание пустыни Атакама, из камней за пазухой соорудил Анды, а стоявший на всякий случай на ночной тумбочке стакан воды вылил, так получились чилийские озёра.
    Чили - государство по многим причинам уникальное. Конечно, распевать её гражданам: «Широка страна моя родная» было бы явной натяжкой – всего какие-то 170 километров, втиснутые между горами и морем-океаном, несомненно, это мировой рекорд, если не считать Науру, Тувалу и прочих карликов. Тем не менее «много в ней лесов, полей и рек», поскольку протянулась Чили «с южных гор до северных морей» аж на 6435 километров, а если учитывать и её не всеми признаваемые антарктические территории, то и значительно больше. Географию разбавим филологией. Внимательный читатель заметил, что склоняю я «Чили» по-разному, но всё в рамках правил. Если речь о государстве, слово «Чили» - среднего рода, если о стране – женского. Что касается смысла этого многородного слова, то на языке индейцев кечуа оно означает по одним источникам «холодный», по другим – «предел», так написано в журнале «Вокруг Света». Кажется сомнительным, хотя чего на свете не бывает, что индейцы кечуа были знакомы в те легендарные времена с довольно непростым понятием предела, поэтому, думаю, правильнее перевести «Чили» как «край» или «крайний». Если переводить «чили» с другого индейского языка науатль, на котором говорили ацтеки, получится «красный», но это слово, уже мужского рода относится исключительно к перцу, а никак не к стране.
    Знакомство начнём, разумеется, со столицы. Добираться до Сантьяго через Мадрид достаточно удобно, стыковочное время два часа – не ждать и не торопиться, можно воспользоваться услугами испанской Iberia, а можно, понравившейся нам больше, и кормят разнообразней, и видеотека поинтересней, да и лайнеры пошустрее, южноамериканской LATAM. Так или иначе, встретив воскресный день в московском Домодедово, проводили мы его уже в гостинице Crown Plaza Сантьяго де Чили. Несмотря на дорожную усталость, разница во времени обеспечивает ранний подъём, и у нас появляется время предварить обзорную экскурсию некоторыми историческим сведениями. Отцом-основателем Чили считается испанский конкистадор Педро де Вальдивия, именно он частично по поручению Франсиско Писсаро, частично по собственной инициативе начал поиски в здешних местах легендарного Эльдорадо. Отправившись в январе 1540 из перуанского Куско, он, преодолев финансовые, климатические, топографические и прочие трудности, а также сопротивление местных жителей, 13 декабря того же 1540 года в день поминовении святой Люсии разбил у подножия холма военный лагерь. Чуть позже 12 февраля 1541 тут был торжественно заложен город с пышным названием Сантьяго-де-ла-Нуэва Эстремадура в честь небесного покровителя Испании и малой родины Вальдивии, давшей своё имя завоеванным землям. Сегодня на холме Санта-Лючии городской парк, а бронзовый Педро де Вальдивия гарцует на своём скакуне на главной площади (Plaza de Armas) Сантьяго. Неутомимый Педро основал не только будущую столицу будущего государства, но также Ла-Сирену, Ла-Империал, Консепсьон и, разумеется, Вальдивию, став генерал-капитаном испанского короля, тем самым выйдя из-под юрисдикции Перуанского вице-королевства. Кстати, по поводу названия страны есть ещё одна несколько экзотичная версия, по которой слово Чили нужно переводить не с человеческого языка, а с птичьего. Изложим эту версию следующим образом. Увидел как-то Педро де Вальдивия птичку, но не кукушку, а, учитывая местную специфику, чукао, зарянковый тапаколо по-научному, а потому спросил у неё не «кукушка, кукушка, сколько лет мне осталось?», а «чукао, чукао, как называется страна, которую я захватываю?». «Чили-чили» - прощебетала птичка
    Поскольку Вальдивия, шагая тропами войны, кукушку так и не встретил, ну не водятся они здесь, смерть подкралась к нему быстро и неожиданно. Умер как и жил, сражаясь. Сопротивляющиеся ему индейцы постарались в меру своих скромных сил приблизить его голубую мечту об Эльдорадо. Взяв после кровопролитного сражения Вальдивию в плен, шёл 1553 год, они то ли, тут источники расходятся, залили ему в рот расплавленного золота, то ли напихали золотых монет, то ли золотого песка. Смерть Вальдивии, разумеется, ничего не изменила, на его место пришли другие не менее целеустремлённые и не менее жестокие. Независимостью же от Испании Чили обязано ещё одному безжалостному захватчику - Наполеону, наступившему на горло Испании в 1808. Когда испанский престол узурпировал брат Наполеона Жозеф, 18 сентября 1810 (день национальной независимости) чилийские креолы подняли восстание. Они заменили испанского губернатора национальной хунтой, тогда это слово, означающее на испанском «совет», ещё не было ругательным. За этой революцией, как и за любой другой, последовала гражданская война. Всё устаканилось лишь к 1818, когда была принята конституция, закрепившая республиканскую форму правления.
    Но всё это дела давно минувших дней, для русского уха и сердца «чилийская хунта» означает вполне определённые кровавые события сентября 1973, сейчас к ним и обратимся. Двадцатый век для Чили протекал более-менее спокойно, пройдя через умеренно жёсткую диктатуру двадцатых и несколько военных переворотов, государство прочно встало на демократические рельсы, даже смело объявило войну фашистской Германии и милитаристской Японии, в феврале и апреле 1945 соответственно. Не нуждающийся в представлении Сальвадор (с испанского «спаситель») Альенде первый раз попытался сесть в президентское кресло в 1958, но его 28,9 % не хватило. На следующих выборах 1964 Альенде снова прокатили, но тогда его поддержали уже 38,9% избирателей. На выборах 1970, не смотря на чуть уменьшившуюся поддержку - 36,6 %, Альенде удалось финишировать первым. Начал он несколько крутовато, если его предшественник постепенно выкупал находившиеся в американских руках медные рудники и добился 51% их «чилинизации», то Сальвадор решил спасти родину бесповоротно и сразу, одним махом национализировав все меднорудные предприятия, а заодно и крупные земельные участки своих соплеменников. В пылу предвыборной борьбы обещал поднять государственные зарплаты и пенсии и слово своё сдержал, оказывается это не всегда хорошо, поднял, допечатав недостающие купюры, что привело к гиперинфляции, дефициту, жёстким контрольным мерам и прочим хорошо известным моим читателям прелестям. Возникло, не без помощи самой демократичной страны мира, тайное военное общество «сентябристов». Чтобы никто не догадался, были сменены пароли, вместо сработавшего во времена Франко «над всей Испанией безоблачное небо», 11 сентября 1973 в эфир понеслось «в Чили идёт дождь». В 6:30 был захвачен телецентр и передано телеобращение. По поддерживающим Альенде радиостанциям был нанесён бомбовый удар. В 9:15 начался штурм президентского дворца Ла Монеда. Он тут недалеко, в шаговой доступности от Плаза де Армас. В 14:20 дворец был захвачен, а Сальвадор Альенде мёртв. Тогдашняя версия нашей страны – погиб с оружием в руках, защищая свободу от узурпаторов. Версия путчистов – застрелился из автомата Калашникова, подаренного ему Фиделем Кастро. Что случилось на самом деле, было неясно до 2011, когда по решению чилийского правительства состоялась эксгумация. Вывод международной комиссии – застрелился, ворвавшиеся во дворец мятежники стреляли, в теле обнаружено 13 пуль, уже в мёртвого. Верить не хочется, автомат Калашникова – не самый удобный аппарат для самоубийства, неужели во дворце не нашлось ни одного пистолета. С другой стороны помянутый автомат вряд ли мог быть оружием путчистов, а вдруг всё-таки не застрелился, а его, захватив, застрелили, хотя при имитация наверняка использовали бы пистолет. Так или иначе, своим терновым венцом Альенде искупил все грехи и достоин, воплотясь в бронзе, вечно стоять у президентского дворца. Объективности ради надо отметить, тут есть памятники и другим нам не известным президентам. Описав белого лебедя чилийской трагедии, обмакнём кисть в другую краску, чтобы описать чёрного. Аугусто Хосе Рамон Пиночет Угарте, типичный представитель «среднего класса», с 17 лет связал свою судьбу с военной службой. Его карьерный взлёт случился именно в период президентства Альенде. В 1971 ему присвоили звание дивизионного генерала и сделали командующим гарнизона Сантьяго. Его следующая должность (1972) – заместитель министра внутренних дел, потом – командующий сухопутными войсками, а тут уже на пороге и 1973 с его переворотом. Кроме Пиночета в состав хунты вошли: главнокомандующий военно-морскими силами, главнокомандующий военно-воздушными силами, командующий корпусом карабинеров (полиция). Формально хунта была коллегиальным органом, фактически управлял всем Пиночет. Главным врагом Пиночет объявил коммунистическую партию. Вовсю заработали заменившие суды военные трибуналы… пытки, концлагеря, политзаключённые – схема известная. По поводу количества жертв большие разночтения, тоже ничего нового, от трёх до тридцати тысяч убитых, причём убивали политических противников не только внутри страны (операция «Караван смерти»), но и за её пределами (операция «Кондор»), аналогия опять напрашивается. В области экономики Пиночет оказался крепким хозяйственником, отобранные при Альенде рудники и предприятия США не вернул – эпизод заигран, твёрдой рукой, но, конечно, не так круто, как Егор Гайдар, повёл он свою страну в сторону свободного рынка, взял, а главное, в отличие от Бориса Ельцина, слушал экономических советников - Нобелевского лауреата Милтона Фридмана и одного из основателей Чикагской экономической школы Арнольда Харбергера. Укрепившись в диктаторском кресле, вплотную занялся обелением своего имиджа. В июне 1974 принял титул «Верховный лидер нации», а в декабре объявил себя президентом. В 1978 провёл референдум о доверии и получил 75% поддержки, что чуть-чуть выше рейтинга нашего президента, административный ресурс сравнивать не будем. В 1980, снова на референдуме, была принята конституция. Процедура выборов президента там была прописана, но на 8 лет отложена, «конституционным президентом» без выборов на этот срок был объявлен, разумеется, Пиночет, с правом переизбрания на такой же срок. 7 сентября, не могли четыре дня подождать, 1986-го на Пиночета было совершено неудачное покушение. Проходившие в Москве подготовку чилийские коммунисты обстреляли из гранатомёта лимузин «конституционного президента». Ну как обстреляли, сначала гранатомёт дал осечку, второй выстрел был более удачен – гранатомёт сработал, но пробившая стекло граната не взорвалась. В 1988 году, наконец, начался предусмотренный конституцией промежуточный плебисцит, было отменено чрезвычайное положение, потянулись на родину политические эмигранты. Пиночет был уверен в победе, но за него высказалось 43% избирателей, результат неплохой, однако консолидированная оппозиция набрала больше, Пиночету пришлось подчиниться и уйти, с поста президента, но не с поста главнокомандующего сухопутных сил. Этот пост он оставил только в 1998. Так страна постепенно вернулась к демократии. Интересно, что лозунг, под котором Чили возвращалось к нормальной жизни, оказался до боли знакомым. Нам его случайно сообщила и даже произнесла по-испански экскурсовод Роза, реагируя на наши истории про русско-украинские отношения, - «кто не скачет, тот Пиночет».
    Уйдя с поста главнокомандующего, наш антигерой решил заняться своим здоровьем и лёг в лондонскую клинику. Тут-то его и нашла повестка испанского суда, вменявшего диктатору в вину гибель испанских граждан, счет шёл на сотни. Лондонский суд признал экстрадицию незаконной, Пиночет – пожизненный сенатор и имеет судебный иммунитет. Вмешалась Палата лордов, решение суда отменила, заявив, что Пиночета судить можно, но только за преступления, совершённые после 1988, а до того он, как президент, не судим. Имитируя резкое ухудшение здоровья, Пиночету в 2000 удалось вырваться на родину, но там его тоже ждал сюрприз – верховный суд лишил сенаторской неприкосновенности. Экс-диктатору было предъявлено обвинение по ста с лишним эпизодам. Пришлось Пиночету разыгрывать старческое слабоумие. Наша Роза говорит, что на допросах он весь трясся как при последней стадии Паркинсона, когда же его в связи с болезненным состоянием суд освободил от ответственности, дрожание прекратилось, и он покинул заседание твёрдой уверенной походкой. В 2004 была предпринята новая попытка наказать Пиночета, кроме убийств и похищений ему стали предъявлять торговлю оружием и наркотиками, казнокрадство и, разумеется, уклонение от уплаты налогов, видимо, с торговли тем самым оружием и наркотиками. Перехватали бывших соратников, а Пиночет ушёл от преследования и в этот раз более радикальным чем мнимая болезнь способом, в 2006 умер от инфаркта. Его кремировали и тайно захоронили, а в стране по этому поводу начались массовые празднества и гуляния. Похоже, именно тогда и родилась эта присказка - «кто не скачет, тот Пиночет». Увидев такую реакцию, правительство по случаю кончины бывшего «конституционного президента» решило траур не объявлять.
    Наш экскурс в историю затянулся, а пора бы уже взглянуть на современный Сантьяго, шестимиллионный город, раскинувшийся на 80 км с севера на юг и на 30 км с запада на восток в долине между гор. Большое видится на расстоянии, поэтому начнём с панорамного вида, а для этого взберёмся на холм Сан-Кристобаль, увенчанный белокаменным изваянием девы Марии. Туда протянута канатная дорога, но в нашем случае он была закрыта на профилактику, заехали на автобусе и немножко прошлись. Достойные панорамные виды – небоскрёбы в утренней дымке, цветущие малоизвестные растения, ноябрь, время визита, в Южном полушарии вовсю бушует весна, многочисленные интересно расписанные кресты, то ли временные, то ли постоянные, страна готовится к визиту папы римского, и над всем этим разводящая в стороны руки 36-метровая Дева Мария.
    Дальше мы с холма спустились, а солнышко поднялось, засияло, на душе потеплело, нас повезли в центр осматривать архитектурные достопримечательности и менять деньги по выгодному курсу. Из достопримечательностей отметим дворец Изящных Искусств, старейший в Южной Америке художественный музей, основан в 1880, а с 1910 расположен в осматриваемом нами здании в стиле необарокко и артнуво. В коллекции музея не только чилийские художники, но и Рубенс, Йорданс, Сурбаран, Мурильо, Писсарро, Коро, Роден и Бурдель. Верим на слово, поскольку на дворе понедельник, и все музеи закрыты. Особенно было жаль не посетить Музей доколумбова искусства с его 3000 экспонатов более чем 100 самобытных доколумбовых культур. Нельзя в своём повествовании обойти и не зайти во всегда открытый Кафедральный Собор. Строился с 1748 по 1800, барочное здание с двумя колокольными, каких в Латинской Америке достаточно много. Расположен на уже помянутой Пласа де Армас. Соседствует с модерновым зданием, интересно отражаясь в его зеркальном фасаде. Тут же здание Главпочтамта, построено в 1881 на месте старого президентского дворца, в 1908 перестроено и с тех пор бережно хранит свой изысканный и гармоничный вид. Правым соседом, если смотреть на него, Главпочтамт имеет жёлтое неоклассическое с башенкой Здание Королевской Аудиенции. Уж не знаю, сколько там прошло аудиенцией, построено здание в 1808, а в 1810, как мы знаем, Чили объявило о своей независимости, но здание не пустовало, именно здесь решило расположиться революционное правительство. Сегодня в нём постоянная экспозиция исторического музея, тоже по понедельникам закрытого. Закончилась наша экскурсия у старейшей в городе церкви Сан-Франциско 1618 года постройки. Сантьяго город сейсмоопасный, башню у Сан-Франциско сносило неоднократно в 1647, в 1730, в 1854, поэтому сегодняшний облик церкви с разновременными кусками гармоничным не назовёшь. Часть группы выразила желание поучаствовать в дополнительной экскурсии в один из чилийских винных домов с последующей дегустацией, поэтому, чтобы без напряга успеть там, Роза решила ужаться здесь, и заявленный в программе дом Пабло Неруды остался неосмотренным. Вряд ли чилийцы придумали способ производства вина отличный от франко-итало-испанского, а потому мы предпочли неспешно пошататься по городу, посетить Центральный Рынок, по-испански Меркадо, здание 1868 года с интересными металлическими конструкциями внутри, купить сезонных здесь клубники и черешни. А дегустацию провести в гостиничном номере с приобретённым в супермаркете, цены на продукты неприятно поразили – более чем европейские, вином, да полежать в шезлонге у бассейна на отельном «козырьке».
    На следующий день отправились в Вальпараисо, райская долина - Valle del Para?so, если переводить название, это в ста километрах от Сантьяго. Отцом города можно назвать ещё одного испанского искателя приключений губернатора Нового Толедо Диего де Альмагро, высадившегося тут на побережье аж в 1536 году, но официально таковым считается, пусть это будет родитель №2, вполне толерантно, Хуан де Сааведра, о котором достоверно известно лишь то, что в феврале 1564 являлся и.о. вице-короля Перу, родился этот Хуан неизвестно когда, но известно где, в Вальпараисо-де-Арриба. Есть, как обычно, и другая версия происхождения названия. Как будто бы Va аl Para?so (дорога в рай, а точнее «вперёд в рай») было прозвище бесшабашного Джованни Баттисты Пастине, морехода, курсировавшего в этих краях по заданию Педро де Вальдивии. Удобное местоположение на берегу Тихого океана обеспечило Вальпараисо большое, но тревожное будущее. Тут собирались караваны галеонов, гружёные захваченным у инков золотом, что в свою очередь как магнитом притягивало сюда пиратов грабить награбленное. Побывал тут небезызвестный Френсис Дрейк. Отплыв из английского Плимута 15 ноября 1577, он, пройдя проливом своего имени, обрушился на Вальпараисо. Пожёг, пограбил, после чего пересёк Тихий океан, побывал на Молуккских островах и, обойдя Африку с юга, вернулся в Англию 26 сентября 1580 года, совершив тем самым второе в мире кругосветное путешествия и став первым капитаном сохранившем в кругосветке и свой корабль, и свою жизнь. Доставленные им сокровища тянули на два годовых бюджета будущей владычицы морей. Во время третьего кругосветного путешествия, совершённого англичанином Томасом Кэвендишем в 1586-1588 Вальпараисо опять не повезло. Отметим, что в этом плавании был установлен мировой рекорд, продержавшийся почти два столетия – вокруг света за 2 года и 50 дней. Сподвижник Дрейка Ричард Хоукинс менее известен, на рейде Вальпараисо он объявился в 1594 с той же, что и Дрейк целью. Хоукинс был не только пиратом, но и писателем, изданный им в конце жизни «Вояж в Южное море» сразу стал бестселлером. Читатель будет смеяться, но совершивший четвёртое кругосветное плавание (1598-1601) голландец Оливье ван Ноорт тоже не удержался от соблазна атаковать Вальпараисо. Собственно главной целью путешествия и был грабёж и разбой в заморских владениях Испанской короны, что, учитывая бесчинства герцога Альбы в Нидерландах, является если не извинительным, то понятным.
    Так что название города «дорога в рай» для первых жителей поселения было явно пророческим. Потом инкское золото закончилось, город обзавёлся укреплениями, пираты превратились в джентльменов, предпочтя грабежу торговлю, хотя иногда это тот же грабёж, жить в Вальпараисо стало спокойнее. К 1730 город насчитывал порядка ста домов, среди которых четыре церкви. Настоящий бум начался после обретения страной независимости. Вальпараисо превратился в крупнейший порт Южного полушария и сильно разбогател, сюда потоком хлынули эмигранты из Англии, Франции, Германии, Италии, Швейцарии и даже из США. Теперь начало оправдываться название города «райская долина». Случались и неприятности. Вспыхнувшая между Испанией и объединёнными силами Чили, Перу, Боливии и Эквадора война, это была последняя попытка слабеющей Испании остаться колониальной империей, нанесла городу значительный урон. 31 марта 1866 Вальпараисо обстреляла испанская эскадра, что привело к разрушениям и пожарам, но человеческих жертв удалось избежать, жители заранее покинули свои дома. В 1906 тут случилось сильное землетрясение, пришлось восстанавливать здания практически с нуля. Последним ударом, пославшим Вальпараисо в глубокий нокаут, было прорытие и открытие в 1920 Панамского канала, грузооборот порта резко упал. С тех пор время для Вальпараисо если не остановилось, то сильно замедлилось, и сегодня его законсервированное прошлое стало причиной включения города в список всемирного наследия ЮНЕСКО (2004 г.). Сюда потянулась богема, люди искусства и науки, в городе два университета, военно-морская академия, консерватория, музеи искусства и естествознания (посещение программой не предусмотрено).
    Наипортовый порт Вальпараисо,
    полуодетый в землю,
    сознался мне, что не умеет плавать.
    Его трепали бури и корсары, землетрясенья

    Вальпараисо, исхудалый пёс, —
    он лает на холмах, его пинают океан и горы.
    А он — наипортовый порт — не в силах
    уплыть в простор своей судьбы
    и воет…
    Это строки если не лучшего, то самого известного чилийского поэта нобелевского лауреата 1974 года и лауреата сталинской премии 1953 года Пабло Неруды. В Вальпараисо тоже есть его дом, строителям удалось материализовать, казалось бы, совершенно невыполнимые требования поэта. «Я устал от Сантьяго и хочу найти дом, чтобы жить и писать в Вальпараисо. Но мне нужен особенный дом. Он не должен находиться слишком высоко или слишком низко. Он должен стоять обособленно, чтобы своих соседей я не видел и не слышал. Дом должен быть оригинальным, но при этом удобным, не слишком большим, но и не маленьким, вдали от всего, но рядом с магазинами. Кроме того, он должен стоить недорого». Неруда, настоящее имя Рикардо Элиэсер Нефтали Рейес Басоальто, прожил большую и интересную жизнь, описание которой заняло бы много места и увело бы нас далеко в сторону, поэтому опишем только его смерть. Умер Пабло Неруда 23 сентября 1973, возможно насильственно – тут точки не расставлены даже после эксгумации, в одной из клиник Сантьяго через 12 дней после прихода к власти уроженца Вальпараисо Аугусто Пиночета и смерти другого уроженца города Сальвадора Альенде. Получается почти по Ломоносову, однажды отметившему, что «может собственных Платонов и быстрых разумом Невтонов» вальпараисская «земля рождать».
    Кроме дома Пабло Неруды интересных зданий в Вальпараисо масса. Самые любопытные сосредоточены на холме, холмов тут тоже много, Консепсьон в старом богемном квартале. Хаотичная застройка, крашеные в яркие цвета домики с немыслимыми граффити, вон там на стене тянутся к небу кипарисы Ван Гога, вот реклама начала прошлого века, тут целый зоопарк экзотических животных, там лестница с чёрными и белыми ступеньками-клавишами точно гигантский музыкальный инструмент, всё выполнено весело, непринуждённо, ярко. Как написано на купленном нами в сувенирной лавке магните: «Valparaiso. We are not hippies, we are happies». Поднимались мы на холм своими ножками, чтобы сильнее прочувствовать, так объяснила Роза, а вот спускались на старинном фуникулёре. В Вальпараисо их шестнадцать, пять линий – государственные, остальные – частные. Вообще транспорт Вальпараисо это особая песня. Единственный чилийский город, где ходят троллейбусы. Есть вполне современные, но особый шарм городским улицам придают ретро-машины надутых форм сороковых-пятидесятых годов, такие рассекают московские улицы в старых кинофильмах. Добраться до городской набережной решили именно этим видом транспорта, на остановке пропустили несколько троллейбусов, чтобы проехать именно на этом динозавре, вымершем в других городах планеты.
    Чудо техники доставило нас на центральную площадь Сотомайор. Одной из достопримечательностей площади служит окрашенное в голубой, цвет морской дали, здание штаба военно-морского флота Чили, здорово напоминающее парижский Отель-Де-Виль, прошедший через руки многочисленных госприёмок и лишённый ими своих архитектурных излишеств. Центр площади занимает мемориал чилийского героя Второй тихоокеанской войны капитана Артура Прата. Его именем названа и идущая от площади набережная. Оставив пока в стороне причины и следствия этого военного конфликта, опишем эпизод, в котором погиб Прат. Перед командующим чилийской эскадрой была поставлена задача блокировать пока ещё перуанский порт Икике. Он ревностно выполнял свои обязанности, но только до того момента, пока в его бинокле не показались перуанские корабли. Сломя голову, адмирал Рибоделло погнался за ними, оставив у Икике два своих не самых грозных корабля-парусника «Esmeralda» и «Covandonga». Родная погода (туман), помогла перуанцам уйти от преследования, когда же туман рассеялся, выяснилось, что двум оставленным парусникам противостоят два новейших перуанских броненосца «Huascar» и «Independencia», дело было 21 мая 1879 г. Капитан Эсмеральды Артуро Прат не стал уклоняться от неравного боя, и когда броненосец «Уаскар», предварительно обстреляв Эсмеральду, пошёл на таран, Артуро Прат подал команду «на абордаж» и первым ринулся в бой. К сожалению, из-за стоявшего вокруг грохота его команда его команду не расслышала или сделала вид, что не расслышала, в итоге за ним последовали только два смельчака. Один не смог перепрыгнуть с борта на борт и упал в море, второй, перепрыгнув, на борту Уаскара сразу словил пулю, Прат остался один. Капитан броненосца адмирал Грау отдал приказ взять героя живым, но перуанская команда оказалась так же туга на ухо, как и чилийская. Мгновение и Артуро Прат с пулей во лбу замертво упал на палубу. Команда Эсмеральды, лишившись командира, но обретшая слух последовавшие предложения сдаться отклонила и вся погибла в морской пучине или под огнём. Мигель Грау, будучи истинным рыцарем, послал шпагу Прата его вдове с искренними соболезнованиями, а будучи истинным воином и отважным моряком, ещё пять месяцев препятствовал высадке чилийцев на перуанский берег. 8 октября его корабль столкнулся с чилийской эскадрой, тогда Уаскару противостояло шесть чилийских кораблей. Смерть застала Грау на капитанском мостике, оставшись без командира, команда сдалась, Уаскар сменил перуанский флаг на чилийский. С тех пор Артуро Прат национальный герой Чили, Мигель Грау национальный герой Перу, а 21 мая (не 8 октября) чилийский национальный праздник - день военно-морской славы.
    Пройдёмся по набережной Прата, посмотрим как юркие лодчонки, лавируя между мощными лайнерами, катают желающих осмотреть Вальпараисо с воды, постоим у небольшого и не самого выдающегося памятника Колумба, заглянем в сувенирные лавки. Осталось только поесть морепродуктов, поваляться на морском песочке, получить порцию ультрафиолета, да омочить ноги в водах Тихого океана, большему мешает волнение и температура воды. Для совершение описанных процедур едем во входящий в «Большой Вальпараисо» курортный городишко Винья-дель-Мар.
    Грызут гранит клыки прибоя…
    Волна застынет на весу
    и выплеснет хрусталь зелёный
    на каменистую косу.
    Писал, правда, не заморачиваясь с рифмой, больше налегая на ритм, уже цитированный нами Пабло Неруда. В Сантьяго возвращаемся вечером.
    Безмерен горизонт… А солнце,
    едва держась за небоскат,
    вот-вот себя плодом уронит
    в кипящий волнами закат.
    Завтра летим дальше, если Чили – это край Южной Америки, то мы летим к северному краю этого края в пустыню Атакама.

    Этот отзыв оценили:

    Комментарии (6)

    Интересно написано! Спасибо большое!
    С.Серый (20.02.2018 21:52)
    [quote][b]Розалия[/b]
    Интересно написано! Спасибо большое![/quote]

    Спасибо и Вам!
    Для меня страна Чили пока МЕЧТА и поэтому с интересом прочла отзыв. Отдельное спасибо за фотографии с граффити
    С.Серый (26.02.2018 15:03)
    [quote][b]Лорочка[/b]
    Для меня страна Чили пока МЕЧТА и поэтому с интересом прочла отзыв. Отдельное спасибо за фотографии с граффити [/quote]

    Спасибо и Вам, Лариса, за внимание. . Будут продолжения
    Irina (Москва) (29.03.2018 07:59)
    И для меня Чили пока мечта, поэтому ВСЕ интересно!!!
    С.Серый (29.03.2018 09:05)
    [quote][b]Irina[/b]
    И для меня Чили пока мечта, поэтому ВСЕ интересно!!! [/quote]

    Новый комментарий

    Что бы оставлять комментарии на сайте, Вам нужно Войти или Зарегистрироваться

    Найти ближайшее турагентство: Москва, Подмосковье, Санк-Петербург, Россия