«На краю края земли, где ветры буйные»

    Следующий наш полёт за край озерного края, ещё дальше на юг, к земле с таинственно-притягательным названием Патагония. Первым европейцем, ступившем на земли будущего Чили, это случилось именно здесь, был Фернан Магеллан, точнее люди из его команды. Произошло это 1 ноября 1520 года, во время первой в истории человечества кругосветки. Первого ноября, как известно, католическая церковь отмечает День Всех Святых, поэтому скромняга Магеллан именно так назвал открытый им пролив - Estreito de todos os Santos (по-португальски), который сейчас как раз под крылом нашего самолёта, но испанский король Карл 5 в память о трагически погибшем первооткрывателе дал проливу его имя. Следующим европейцем, оказавшимся поблизости, был Френсис Дрейк. Почти пройдя Магеллановым проливом, его флотилия была отброшена внезапно налетевшим штормом. «Пеликан» Дрейка оказался сильно южнее, пришлось огибать мыс Горн и открывать пролив Дрейка, оба названия более поздние. После благополучного вхождения в Тихий океан Дрейк переименовал своё судно из «Пеликана» в «Золотую лань», это было в 1577. Кстати, переименование оказалось в тему – золота у испанцев Дрейк награбил изрядно. Получив горький урок, Испания поняла, что свои южные рубежи нужно защищать, и в конце 1581 года к Магелланову проливу из испанской Санлукар-де-Баррамеда была направлена эскадра из 16 кораблей с двумя с лишним тысячами переселенцев на борту. В качестве квартильера выступил Педро Сармьенто де Гамбоа, в 1579-80 он тщательно исследовал здешние места, став первым человеком, прошедшим Магелланов пролив не с востока на запад, а с запада на восток, он же составил первую подробную карту. Идея с переселенцами не задалась с самого начала, до места добралось лишь 4 корабля с 300 добровольцами. Голод, холод и индейцы свирепствовали на новой родине. В 1587 команда английского корсара Томаса Кэвендиша, совершавшего третье в истории человечества кругосветное плавание с той же, что у Дрейка целью грабежа дальних испанских берегов, никакого противодействия со стороны испанцев в Магеллановом проливе не встретила, а проявив не свойственное Кэвендишу милосердие, подобрала последнего выжившего переселенца. Звали бедолагу Том Эрнандес, наблюдая за поведением спасённого за столом, Кэвендиш окрестил обезлюдившее место «Порт голода» (Puerto-del-Hambre), с этим названием бухта существует и поныне. Пунта-Аренас, куда вот-вот совершит посадку наш самолёт всё той же авиакомпании, получил своё имя в 1741 году. Тогда здесь потерпело кораблекрушение судно, совершавшее примерно седьмое, англичане уже перестали точно считать, кругосветное плавание. В составе экипажа был восемнадцатилетний Джон Байрон, будущий дед будущего великого поэта-романтика, дослужившийся, не смотря на преследовавшее его невезение, ему даже дали кличку «Джек Плохая погода» до вице-адмирала. Так вот именно он, так говорят, назвал песчаную косу, на которую его вынесло, Sandy Point, что, собственно, песчаная коса или мыс по-английски и означает, а по-испански Рunta Arenas. Кстати, именно Джон Байрон присоединил Фолкленды к Великобритании, спустя двадцать с лишним лет (в 1864) он обогнул землю в качестве капитана за менее чем два года, побив, тем самым, рекорд Кэвендиша. Фрегат Байрона «Дельфин» стал первым кораблём, обошедшим землю дважды, второй раз почти сразу за первым, но уже с другим капитаном. Свои патагонские приключения Джон Байрон, генетику не обманешь, описал в имевшей успех у публики книге, скромно и непритязательно названной «Рассказы Благородного Джона Байрона». До 1843 ничего кроме песка в Пунта Аренас не было, потом всё изменилось. Это почти библейская история. Создавший человека Господь перенёс своих чад за грехопадение из райского сада в экстремальные условия Магелланова пролива, но и там они жестоковыйные творили неугодное перед лицом Господа и не ходили его путями. Скрепя сердце, бог уничтожил всех, кроме одного, причём для этого даже не пришлось прибегать к потопу. Найдя праведника и дав ему корабль, он снова послал сюда людей. Нового Ноя звали Джон Вильямс Уилсон, был он ирландским моряком с чилийским паспортом, а на его ковчеге плыло ещё два десятка людей, среди которых две женщины (Ева и Лилит?). Прибыв, они, видимо, вняв увещеваниям Господа, стали плодиться и размножаться, причём так усердно, что уже через 5 лет сюда прислали губернатора. Для предотвращения прошлой трагедии стали отделять зёрна от плевел, агнцев от козлищ, для закоснелых грешников возвели исправительную колонию. Поскольку Панамского канала ещё не существовало, стратегическое положение превратило Пунта-Аренас в большой и важный порт. Масло подлила золотая лихорадка, разыгравшаяся после того как на Огненной земле в конце девятнадцатого века был найден этот благородный металл, и овечий бум, Патагония - страна баранов, а не советов, примерно того же времени. В 1927 город переименовали в Магеллан, но в 1938 вернули прежнее название. Сегодня Пунта-Аренас крупнейший в Патагонии город с 130-тысячным населением. Увы, нам не суждено побродить по его улицам, полюбоваться памятником Магеллану, не отправиться на экскурсию в колонию пингвинов, хоть магеллановых, хоть королевских. Прямо с самолёта нас забирает автобус, чтобы увезти за 250 километров в Пуэрто-Наталес, но надежда увидеть что-нибудь интересное нас не покидает, тем более что жить мы будем как раз в бухте Последней Надежды. Кстати, также зовут одну из наших солидного возраста туристок, и, путешествуя по Атакаме, мы как-то услышали от гида: «группа в сборе, осталась одна Надежда в туалете».
    Так о Последней Надежде, красиво и загадочно звучащей по-испански Ultima Esperanza, для Хуана Фернандеса Ладрильеро она оказалось тщетной. В середине шестнадцатого века испанцы уже освоили западное побережье Южной Америки и достаточно награбили, поэтому логично встал вопрос о поиске новых более безопасных и экономичных путей доставки краденного на родину. В 1520 Магеллан доказал, что южный проход из Атлантического океана в Тихий существует, но вот пройти его в обратном направлении из Тихого океана в Атлантический следующие тридцать лет никто не пытался, пока третий губернатор Чили Гарсия Уртадо де Мендоса в 1557 году не приказал это сделать нашему Хуану Фернандесу. 17 ноября два судна вышли из порта Вальдивия. Одно судно потерялось сразу, а на втором Ладрильеро до конца 1558 года добросовестно, но тщетно бороздил фьорд за фьордом. Дойдя до места, где сегодня расположен Пуэрто-Наталес, капитан плюнул на свою затею и вернулся назад. В источниках про Ладрильеро ещё написано будто бы именно он «ввёл в научный обиход название архипелага — Огненная земля», хотя более распространена версия, что Огненную землю «окрестил» Магеллан, заметивший во время ночного движения по проливу многочисленные огни индейских костров, греться то как-то надо, но приписав им вулканический характер. Магеллан назвал и землю, что по другую сторону пролива, Патагонией, землёй «большеногих», точнее «ногастых». Есть ещё версия, что они заслужили это прозвище поскольку не носили башмаков, вместо этого, чтобы не поморозить ноги, оборачивали их кусками шкур, поэтому оставляли большие следы. Сведения о коренных жителях Патагонии крайне скудны. До Европы история о патагонских великанах дошла в изложении Антонио Пигафетты, одного из немногих выживших участников экспедиции Магеллана, оставившего описание своих приключений. Он был итальянцем, а потому произнесённое Магелланом «Patag?o» трансформировалось у него в Patagoni. Путешествовавший с Дрейком корабельный капеллан Фрэнсис Флетчер тоже писал о высоких людях Патагонии. Томас Кэвендиш, бронза в кругосветной гонке, оценивал рост здешних туземцев не ниже двух с половиной метров, тоже говорили и моряки из команды Джона Байрона. Совершившие кругосветное плавание с большим опозданием французы (1766-1768) были более сдержаны в оценках. Первый французский «кругосветный капитан» Луи Антуан де Бугенвиль оценивал их рост в 6 футов 6 дюймов (198 см). Добравшийся до этих мест в середине девятнадцатого века французский учёный палеонтолог и натуралист Альсид Дессалин д’Орбиньи никаких гигантов не встретил, а лишь людей выше среднего роста. Впрочем, в девятнадцатом веке этнический состав Патагонии был несколько другой, чем в шестнадцатом-семнадцатом. Теснимые с севера испанцами мапуче стали смещаться к югу, подвинув обитавших тут ранее текуэнче, скорее всего именно их видели англичане и французы, а также селькнамов и алакалуфов. Сегодня текуэнче или яганов меньше двух тысяч человек, в основном это метисы, позабывшие родной язык. В Чили осталась единственная говорящая на языке яган девяностолетняя Кристина Кальдерон. Именно от неё этнографы узнали, что «мamihlapinatapai» означает «взгляд между двумя людьми, в котором выражается желание каждого в том, что другой станет инициатором того, чего хотят оба, но ни один не хочет быть первым». Это слово даже попало в книгу рекордов Гиннеса, как самое ёмкое на планете. Алакалуфов, они же кавескары, немного больше, по переписи 2002 их было 2622, чистокровных же всего 15. Они и поныне живут у Магелланова пролива, детям преподают родной язык кавескар, но пользуются им для общения редко. Селькнамы дольше всех из патагонцев избегали контактов с европейцами. Цивилизация до них добралась лишь в середине девятнадцатого века. Стыдно писать, в 1881 отсюда вывезли 11 человек, которых экспонировали в Берлинском зоопарке. Кроме культуры и общечеловеческих ценностей цивилизация принесла болезни, подкосившие племя практически под корень, последний чистокровный селькнам умер в 1974 году, на сегодняшний день осталось порядка 20 метисов. Увы, глобализация нанесла непоправимый удар по образу жизни и внешнему виду здешних обитателей, но остались описания, зарисовки, фотографии. Тут побывал во время своей кругосветки на Бигле (1832) Чарльз Дарвин, чуть было не пересмотревший в связи с увиденным некоторые положения своей скандальной теории: «Эти люди были совершенно наги, тела разукрашены, спутанные волосы свисали ниже плеч … Я мог произойти как от смелой обезьянки … так и от дикаря, который испытывает удовольствие, мучая врагов, и приносит в жертву кровь животных». Картинки аборигенов в полоску с ног до головы, красно- или чёрно-белую, так они представляли своих злых и страшных духов, в избытке встречаются во всех сувенирных магазинах, головы обычно закрыты, островерхими конусами. «По мотивам» этих конусов продаются по нешуточной стоимости треугольные деревянные маски.
    Впрочем, я забежал немного вперёд. Сейчас мы находимся в автобусе, несущим нас по магелланской или магеллановой пампе. По обе стороны пустынной дороги покрытые травою холмы и равнины. Встречающиеся кое-где деревья низкорослы, покрыты свисающими с веток мхами и лишайниками, так мог бы выглядеть лес Бабы Яги. Почти вся земля поделена между овцеводческими фермами (estancias). Грязно-белыми облаками перемещаются овечьи стада по травяному ковру, иногда их сопровождают конные пастухи гаучо. Сейчас тут время стрижки шерсти. Говорят, профессионалы неплохо зарабатывают за сезон, но почём стоит постричь овцу, и сколько удаётся настричь за день, узнать не удалось. Кроме овечьих стад взгляду изредка попадались страусы Нанду и, словно из песни, Магеллановы гуси, один белый (самец), другой серый (самочка). До расположенного на самом берегу бухты отеля добрались уже совсем вечером. Свинцовая вода, мрачные, покрытые снегом скалы фьорда, пронизывающий ветер не очень вязались в голове с отельным названием «Южный берег» - Costaustralis.
    Следующий день целиком посвящён одной из трёх главных туристических достопримечательностей Чили национальному парку Торрес-дель-Пайне. Основан он не так давно в 1959, а уже в 1978 попал в список ЮНЕСКО. Название в переводе с испано-мапучийского означает «голубые башни», поскольку главным центром и магнитом заповедника являются три гранитных пика в нереально живописном интерьере. И главная цель посещающих заповедник крутиться вокруг них, словно правоверный буддо-индуист вокруг Кайласа, фотографируя всё более потрясающие виды. В парке существует пеший маршрут, так называемый W-трек, рассчитанный на пять дней, и, для более вдумчивых посетителей, круговой девятидневный O-трек, включающий в себя и трек дубльве. Фотографы любят добираться к утренней или вечерней заре, чтобы голубые Торрес-дель-Пайне на снимках получались даже не розовые, а ярко алые, огненные – самая популярная картинка заповедника. Конечно, такого количества времени у нас нет, к Торрес-дель-Пайне мы подбираемся ощутимо позже рассвета, а некоторый шарм нашим снимкам создают не рассеявшиеся над пиками облака. Кроме гор в заповеднике есть озёра, водопады, ледники и кой-какая живность. В источниках говорится о 118 видах птиц и 26 видах млекопитающих. Большинство птиц, речь не о страусах, парят в небесной выси и наблюдению не подлежат, поэтому сосредоточимся на млекопитающих. Встретить пуму или находящегося на грани исчезновения андского оленя практически нереально, а вот старшего брата викуньи гуанако – пожалуйста. Нам попалось целое стадо, вплотную к себе они не подпускают, но и не бросаются наутёк, при приближении нехотя отходят, что не мешает их фотографировать на фоне заснеженных Анд. Попадались кролики и лисицы, но эти более проворны, а потому сделать с ними хорошее фото весьма затруднительно. Налюбовавшись природой и нафотографировав, закрываясь от пронизывающего ветра, кучу видов наших Торрес, облака так полностью и не ушли, отправились обедать, Патагония в этом плане – самая хлебосольная часть Чили.
    Отдохнув после обеда, поехали смотреть ледник Грей, названный так по соседствующему с ним озеру, вода в котором действительно отливает свинцом в отличие от бирюзы и аквамарина других парковых озёр. Пеший путь к леднику был не прост. Сначала нужно было преодолеть подвесной мост, который шутя раскачивал налетающий ураганом ветер. Дальше довольно спокойный участок по тропе букового леса между деревьев, частично поваленных, а потом выходишь на открытый участок. Бороться с таким ветром мне ещё не доводилось, стоять ровно невозможно, народ фотографируется в птичьих позах - наклонившись и широко расставив руки-крылья. Дорога к леднику по ветру, нужно следить за своей скоростью и притормаживать, обратно приходится преодолевать неимоверное сопротивление. Читатель спросит – к чему такие страдания, некоторые из группы так и решили – ни к чему, но мы ответим – оно того стоило. В этом месте, таковы законы жанра, сделаем отступление. На моей малой родине – культ янтаря. Область располагает 90% мировых разведанных запасов, а потому прилагательное «янтарный» прилагают к чему ни попадя. Область – Янтарный край, фирменный поезд – Янтарный берег, боксёрский турнир – Янтарные перчатки, питьевая вода – Янтарный айсберг. Что было в голове у создателей бренда, как они это представляли, неужели их не учили в детстве, никогда не есть жёлтый снег. Так вот айсберги, я возвращаюсь к нашей прогулке, не янтарные, и не серые, как следовало бы из названия Грей, а пронзительно, как у Шагала, синие.
    Их витражей голубые зазубрины —
    с чисто готической тягою вверх.
    Поле любимо, но небо возлюблено.
    Небом единым жив человек.
    И вот эти синие с зазубринами глыбы, конечно, не такие, как отправившая в нокаут Титаник, значительно меньшие, качались на свинцовых волнах, словно упавшие кусочки проступающего в оправе из белых облаков и тёмных скал неба. На следующий день мы узнали, что после нашего визита от ледника Грей откололся кусман размером больше футбольного поля. Такого не случалось уже лет 30, похоже, глобальное потепление не миф.
    Нам пора покидать заповедник, но перед возвращением в гостиницу заедем в пещеру Милодона. Пока едет автобус, скоренько пробежимся по истории жизни на нашей планете. Появилась она примерно 4 миллиарда лет назад, 2 миллиарда лет ушло на формирование первых многоклеточных организмов. Миллиард лет назад появились водоросли, а ещё через 500 миллионов животные, сначала беспозвоночные. Царство динозавров возникло примерно 200 миллионов лет назад, уже тогда Южная Америка откололась от Африки, а 60 миллионов лет назад резко закончилось. Млекопитающие в этом царстве были в роли угнетённых, поэтому с исчезновением угнетателей стали быстро расти и умножаться, увеличивая и свои размеры, и своё разнообразие, наступила продолжающаяся и поныне Кайнозойская эра. Климат в начале кайнозоя был исключительным – тепло, влажно, тропики практически на всей планете. 30 миллионов лет назад стало посуше и попрохладней. Тропические леса уступили место бескрайним степям – степь да степь кругом, путь далёк лежит. В тех степях глухих позамерзали-повымирали многие теплолюбивые животные, зато появились новые. С диким гиканьем бороздили степные просторы гигантские индрикотерии, предки носорогов, лошадей и верблюдов. Дальше млекопитающие осваивают все три стихи: землю, воду и воздух. Появляются оставившие нам своих потомков мастодонты, гиппарионы и саблезубые кошки. Для травоядных, да и для хищников тоже, это был рай. Одни травоядные (олени, быки, лошади) предпочитали свежую траву, другие больше любили ощипывать листву с деревьев и кустарников. Среди последних гигантские ленивцы (до 6 метров), к которым и относится наш милодон. В конце этой благословенной эпохи появились и наши прямые предки австралопитеки, случилось это примерно 4 миллиона лет назад. Два с половиной миллиона лет до нашей эры к Южной Америке подкочевала Северная, к мирно поедающим растительность милодонам проникли саблезубые кошки смилодоны и другие хищники. Лафа закончилась с наступлением ледниковой эпохи (2 миллиона лет назад). На полюсах стали расти ледниковые шапки, слоны и носороги обросли шерстью, жить стало хуже и совсем не веселее. Случались и потепления, но ненадолго. Последний ледниковый период, в котором крепко досталось и нашим предкам, закончился примерно 10-15 тысяч лет назад, к этому же времени относят и завоевание «человеком разумным» последней пятой части света – Америки. Как говорит известная пословица, что русскому хорошо – немцу смерть. Ласковое к человеку тепло стало смертельным, последнее время эта гипотеза оспаривается, для обросших густой шерстью носорогов, мамонтов, сгинул и герой нашего повествования милодон. Останков мамонтов на земле найдено много, а вот милодона – раз, два и обчёлся. В 1896 году немецкий поселенец бывший капитан, переквалифицировавшийся в овцевода Герман Эберхардт обнаружил карстовую пещеру, туда мы и направляемся, а в ней кусок шкуры нашего чудо-зверя. Интересные находки случались в Патагонии и до этого. В 1789 на территории Аргентины нашли громадный пятиметровый скелет. Неутомимый Чарльз Дарвин также обнаружил в районе аргентинского Пунта-Альта большие и непонятные кости. После реконструкции британскими натуралистами получившийся монстр вызвал смех и недоверие, перед публикой предстал громадный медведь с верблюжьей мордой и кенгуриным хвостом. Это и был наш milodon darwini, такое чудищу дали научное название. Обнаруженный в пещере кусок шкуры был в такой хорошей сохранности, что многие решили – зверь наш современник. Говорят, отдельные романтики ищут его и поныне, может виденные моряками-первооткрывателями с их судов патагонские гиганты были не гоминидами, а, размерчик подходит, гигантскими ленивцами. Впрочем, не будем становиться на зыбкую почву непроверенных гипотез, официально милодон мёртв более восьми тысяч лет. Есть свидетельства, кроме индейских легенд, что человек с милодоном встречался. В нашей пещере были также найдены части человеческого скелета – это одна из древнейших в Южной Америке стоянок первобытного человека, в других местах были найдены обожженные милодоновы кости. Похоже, немногочисленных адаптировавшихся к потеплению милодонов просто-напросто съели. Прежде, чем заглянуть в заветную пещеру, знакомимся с развёрнутой перед входом экспозицией. На небольшой лужайке пасутся резные макеты древних обитателей Патагонии, тут, кроме милодона, саблезубый тигр, жившая в милодоновы времена лошадка hippidion и странное травоядное с длинной шеей и сайгачьей мордой мacrauchenia, что означает «длинная лама». Сама пещера поражающего воображение размера: высота 30 метров, ширина – 80, глубина – 200, люди, бредущие по отведённым для этого тропинкам, кажутся крошечными. В конце пути их ждёт встреча с бывшим хозяином пещеры, на почётном месте высится пластиковая статуя милодона в натуральную величину, с которой все и фотографируются. Милодон едва ли не главный бренд Пуэрто-Наталеса, нам удалось отловить ещё парочку этих ленивцев. Один, бронзовый, смело встречает антарктические ветра на набережной, другой забавляет туристов у сувенирного магазина.
    Не все ледники доступны с суши, некоторые исключительно с моря. Поэтому нас ждёт однодневный круиз к ледникам Серрано и Бальмаседа, расположенными на территории парка Бернардо О`Хиггинса. Бернардо О`Хиггинс – это отец независимости Чили, герой битвы при Чакабуко (1817), отступив на территорию Аргентины, он подобно Суворову-Ганнибалу перешёл через заснеженные Анды и внезапно обрушился на испанские войска. Этот разгром позволил Бернардо 1 января 1818 подписать в качестве верховного правителя декларацию независимости Чили. Парк его имени крупнейший в Чили, площадь свыше 35 тысяч квадратных километров, основан в 1969. Хосе Мануэль Бальмаседа – одиннадцатый президент Чили, можно сказать предтеча Сальвадора Альенде – ситуация «один в один», сев в президентское кресло в 1886, он попытался национализировать железные дороги и английские селитряные компании, в ответ местные и заокеанские олигархи создали экономические трудности, началась гражданская война 1891 года, и свергнутый Бальмаседа покончил с собой. Мигель Серрано не менее экзотическая личность. Рождённый в 1917-том он, оперившись, примкнул к марксистам, но в 1939 свернул в сторону национал-социализма, увлёкшись оккультными теориями Аненербе, в 1942 году вступил в эзотерический орден, который даже после смерти Гитлера находился с ним в астральном контакте. В 1947 Серрано в качестве журналиста отправился в военную антарктическую экспедицию с тайной миссией найти южный аналог земли Санникова и находящуюся там по некоторым слухам базу фашистских подлодок. Поскольку остальные члены экспедиции были засекреченными военными, открытые по дороге географические объекты пришлось называть его именем. Серрано прожил долгую жизнь, в 1984 опубликовал книгу «Адольф Гитлер: последний аватара», где открыл глаза человечеству на тянущийся с глубокой древности заговор семитов против ариев, а умер совсем недавно в 2009.
    Покончив с историей, грузимся на корабль. Для нашей группы отвели помещение на верхней палубе. Опять вся группа в сборе, кроме Надежды, но на этот раз она не отсиживается в туалете. Видимо, вдохновлённая фильмом Титаник, она заняла место у самого носа корабля, чтобы первой снимать на видеокамеру открывающиеся перед нами красоты. А ветер такой, что все остальные, выскочив из помещения на мгновение, высовываются из-за корабельной надстройки, делают снимки, стараясь не качаться под ветром, и назад. Первая достопримечательность – колония бакланов, облепивших неприступные утёсы. Ещё немного терпения, и на фоне мрачных припорошенных снегом скал можно различить голубое пятно, это ледник Бальмаседо. Конечно красиво, но исчезла новизна, виденный днём ранее ледник Грей доставил гораздо более глубокие переживания, да и виды в Торрес-дель-Пайне поживописнее. Будь моя воля, я бы переставил эти две экскурсии местами. Но не будем занудствовать, наслаждаемся тем, что имеем. Вон низвергающаяся с круч вода водопадов, вот резвящиеся в небесной выси кондоры, ледник, подёрнутый облаками, всё ближе и ближе. Из-за этих самых облаков цвет ледника кажется не таким насыщенным, не синим, а бледно голубым, напоминает громадный кусок брошенного на тёмную тарелку и чуть растёкшегося мороженного с непонятным наполнителем, может быть это ликер Blue Curacao. Наше судно, оставив ледник позади, причаливает к берегу, и мы бредём по тропинке, ведущей между деревьев выше и выше. На деревьях и под ними масса диковинных жёлтых грибов, это так называемый «индейский хлеб», съедобные грибы, родственники трюфелей, но в заповеднике собирать их нельзя, так же как растущие по склонам красноватые с белым бочком ягоды, да они и невкусные. Наконец, сквозь листву проступает озеро с плавающими в нём не нацистскими субмаринами, а бледно-голубыми льдинами, это обломки ледника Серрано, медленно, счет на тысячелетия, сползающего в озеро. Тропа ведёт почти к самому леднику, точнее к смотровой площадке, откуда ледник виден как на ладони, массовая фотосессия, потом все бредут обратно. Пешая прогулка будит аппетит, поэтому следующим пунктом нашей программы будет обед. Катамаран находит уютную пристань, мы сходим на берег, перед нами стелется травяной ковёр, прикреплённый к земле низкорослыми, но плотными деревцами, журчит ручеёк. А вот и беленькие домики Estancia Perales (грушевая ферма). Тут для нас на гигантском противне жарят патагонских баранов. Рассаживаемся за столы, томительное ожидание, потом на столе появляется вино, капустный салат, отварная картошка и, наконец, гвоздь программы, жаровни с дымящейся бараниной. Количество мяса нарекания не вызывает, в жаровне ещё оставалось несколько кусков, после того, как все окончательно объелись, а вот качество… Нет плохого я о патагонских баранах ничего сказать не могу, блюдо недостаточно изыскано, но на то она и деревенская еда, претензии к нарезке – были очень аппетитные куски с в меру мягким мясом, его даже моя жена, которая баранину обычно не жалует, с удовольствием ела, но были куски, где кроме кости и сухожилий, почти ничего не было. Жаль, повара не знакомы с ленинским наследием, «как реорганизовать рабкрин» не знают, а потому афоризм «лучше меньше, да лучше» им неизвестен.
    В благостном расположении духа грузимся на корабль, чтобы плыть обратно. Кстати, корабль наш назван «21 мая», как и организовавшая круиз фирма. Тогда я ещё не знал, что это день Военно-морского флота Чили, а потому спросил о названии судна у нашей девушки-экскурсовода. Выяснилось, она тоже не знает, но не будем нашей соотечественнице ставить это в упрёк. Nobody perfect, а эта девушка, пожалуй, лучший экскурсовод по всему чилийскому маршруту. Главное, ей самой всё это интересно, она искренне наслаждается, а не отбывает номер, не считается со временем, заботлива и предупредительна, подготовила нам всем карты Пуэрто-Наталеса, где обозначила хорошие рестораны, и снабдила нас списком самых интересных патагонских блюд. Так что сегодня, несмотря на плотный обед, пойдём ещё знакомиться, другого времени не будет, с патагонской морской кухней. Но это потом, а сейчас нас ждёт ещё одно непередаваемое удовольствие. Русское слово «ледник» не совсем точный перевод слова «gletcher» потому, что виденные нами ледники состоят не из обычного льда, а немножко из другой субстанции. Выше снеговой линии, то есть уровня земной поверхности, где атмосферные осадки выпадают в твёрдом состоянии, а не в жидком, снег начинает накапливаться, прессоваться под собственной тяжестью, превращаясь сначала в фирн, а после сублимации и рекристаллизации, отсюда и изменение цвета, в так называемый глетчерный лёд. Сказывается это быстро, а делается долго, счёт если не на тысячелетия, то на столетия точно. Так вот нам в качестве дижестива подают виски с этим самым вековым глетчерным льдом. Конечно, если мне завязать глаза и дать попробовать несколько бокалов, я вряд ли смогу определить, который с глетчерным, но глаза у меня не завязаны и, кроме бокала с виски, я могу обозревать и покрытые снегом и льдом живописные берега фьорда, поэтому ощущения самые приятные.
    Наш корабль причаливает, а с корабля мы, можно сказать, на бал, опустим малосодержательное времяпровождение в гостинице, а можно - на другой корабль, поскольку отправляемся на ужин в ресторан El Воtе – кораблик. Народу много, но нам везёт, есть свободный столик на двоих. Конечно, всё что хочется, мы попробовать не сможем, глаза жаднее желудка, а потому на закуску берём Сentolla fresca, местного королевского краба, который подаётся в лодочке пекинской капусты на крабовом панцире с лимоном и двумя соусами. Севиче (ceviche), как ни хочется, пропустим, а в качестве основного блюда закажем paila marina – традиционный чилийский суп из рыбы и морепродуктов. Его подали в глиняной миске, где в гору морепродуктов, громоздящихся островом в нашем озере-тарелке, была воткнута двустворчатая раскрытая раковина гигантской мидии или её здешнего родственника. К супу были приложены половинка лимона и зелёный стручок перца. На запивку взяли местного пива Cerveza Natales. Где-то в середине трапезы мне показалось, что съесть весь суп мне никак не удастся – очень вкусно, но и очень сытно. Чтобы разнообразить свои ощущения, решил откусить от проигнорированного мной сначала стручка перца. Может быть, этого не стоило делать, но прослезившись, я вдруг обнаружил, что у меня появились силы и место в желудке для пока остававшейся в тарелке paila marina.
    Утром у нас опять бесхозные полдня, а могли бы познакомиться с Пунта-Аренас, но приходится бродить по Пуэрто-Наталесу. Возникновением своим город обязан разразившемуся в начале прошлого века патагонскому овечьему буму. Пуэрто-Наталес основан в 1911, построенный в городе к 1915 мясоперерабатывающий завод вошёл в мировую десятку крупнейших. Упавшие в середине века цены на шерсть и мясо похоронили перспективный бизнес, многие разорились, мелкие фермы и фирмы позакрывались, число жителей сократилось вдвое. Мясной гигант Puerto Bories держался до 1970, потом, не сразу, был переоборудован в гостиницу The Singular Patagonia. Это случилось в 90-х во время нового патагонского бума – туристического. Сегодня Пуэрто-Наталес небольшой провинциальный симпатичный городок, где по улицам ходят больше туристов, чем жителей. Первым делом отправимся к Памятнику Ветру, метров 500 по набережной от нашей гостиницы. Это не единственный памятник ветру в Патагонии, тема популярная, но, возможно, самый изысканный. Взявшись за изогнутые ветром металлические трубы в пятом, воздушном океане парят прогнувшиеся ласточкой мужчина и женщина. Недалеко от этого места ещё несколько памятников. Тут прописался бронзовый милодон, почти постоянно облепленный детворой и фотографирующимися туристами. В Атакаме нам не удалось увидеть знаменитую «Руку пустыни», а тут нате, пожалуйста, «Руку Патагонии» - менее раскрученную, но более реалистичную. У неё, в отличие от атакамского монумента, на поверхности остались только пальцы. Нельзя не упомянуть и о памятнике одному из первых исследователей здешних красот итальянцу по происхождению Альберто Агостини (Alberto Maria de Agostini). В англоязычной википедии он представлен как страстный «исследователь, географ, альпинист, фотограф». В честь него назван один из чилийских национальных парков на Огненной Земле. Памятник изображает самого Альберто, жмущего руку местному жителю, невысокому, но большеногому. Полюбовавшись на плавающих лебедей, не черных, не белых, а чёрно-белых, черный верх (шея) белый низ, с набережной поворачиваем к центру города. Прямоугольная сетка улиц, невысокие симпатичные домики, кое-где интересные граффити на местную тематику, яркие металлические урны, изображающие шахтёров, в их заплечный мешок и нужно кидать мусор, видно, что жителю любят и лелеют своё место обитания. Избавим читателя от похода по сувенирным и другим магазинам, а сразу перенесём в транзитный отель Международного аэропорта Сантьяго имени создателя чилийского воздушного флота Артуро Мерино Бенитеса. Отель технологичен, комфортен и близко расположен, тут можно расслабиться и отдохнуть, готовясь к ещё одному прыжку на три с половиной тысячи километров.

    Другие отзывы автора:

    Этот отзыв оценили:

    Комментарии (15)

    Олег (Москва) (13.03.2018 14:55)
    Честно говоря отзыв интересный! Я думаю что большинство форумчан с удовольствием побывали бы в этих местах! Но возможности многих в силу разных причин ограниченны. Я тоже мечтал об Патагонии но маршрут хотел построить именно от Пунта Аренас и дальше на север страны. Но планы все время меняются и смогу ли я увидеть этот места я не знаю, которые можно смело назвать уникальными!
    Серый буквально пару-тройку вопросов!
    Голубые горы это не те ли стволовые горы в парке?
    Не узнавали есть ли прокат авто и сколько это стоит?
    И последний. Как сложно посетить ледник из чилийской Патагонии на озеро ,Хенераль Карерас,, в Аргентине? Переход границы и другие подводные камни?
    Да и ещё вроде недалеко от Пунта Аренас есть интересные пещеры, были?
    Да баранину готовят в южном Чили пальцы откусишь. Очаговый вариант супер!
    С.Серый (13.03.2018 15:50)
    [quote][b]Олег[/b]
    Честно говоря отзыв интересный! Я думаю что большинство форумчан с удовольствием побывали бы в этих местах! Но возможности многих в силу разных причин ограниченны. Я тоже мечтал об Патагонии но маршрут хотел построить именно от Пунта Аренас и дальше на север страны. Но планы все время меняются и смогу ли я увидеть этот места я не знаю, которые можно смело назвать уникальными! Серый буквально пару-тройку вопросов!Голубые горы это не те ли стволовые горы в парке?Не узнавали есть ли прокат авто и сколько это стоит?И последний. Как сложно посетить ледник из чилийской Патагонии на озеро ,Хенераль Карерас,, в Аргентине? Переход границы и другие подводные камни?Да и ещё вроде недалеко от Пунта Аренас есть интересные пещеры, были?Да баранину готовят в южном Чили пальцы откусишь. Очаговый вариант супер! [/quote]

    Олег, голубые горы это именно те самые гранитные пики без снега в центре. Думаю, из чилийской Патагонии попасть в аргентинскую сложно, их разделяют те самые Анды. Были только в пещере Милодона. Про аренду машин не знаю.
    Олег (Москва) (13.03.2018 16:18)
    [quote][b]С.Серый[/b]
    [quote][b]Олег[/b]Честно говоря отзыв интересный! Я думаю что большинство форумчан с удовольствием побывали бы в этих местах! Но возможности многих в силу разных причин ограниченны. Я тоже мечтал об Патагонии но маршрут хотел построить именно от Пунта Аренас и дальше на север страны. Но планы все время меняются и смогу ли я увидеть этот места я не знаю, которые можно смело назвать уникальными! Серый буквально пару-тройку вопросов!Голубые горы это не те ли стволовые горы в парке?Не узнавали есть ли прокат авто и сколько это стоит?И последний. Как сложно посетить ледник из чилийской Патагонии на озеро ,Хенераль Карерас,, в Аргентине? Переход границы и другие подводные камни?Да и ещё вроде недалеко от Пунта Аренас есть интересные пещеры, были?Да баранину готовят в южном Чили пальцы откусишь. Очаговый вариант супер! [/quote]
    Олег, голубые горы это именно те самые гранитные пики без снега в центре. Думаю, из чилийской Патагонии попасть в аргентинскую сложно, их разделяют те самые Анды. Были только в пещере Милодона. Про аренду машин не знаю. [/quote]

    Спасибо!
    Олег (Москва) (13.03.2018 17:55)
    Подзабыл. Хенераль Карера это мраморные пещеры а ледник это Пуэрито Морено, сорри!
    Андрэ (Москва) (13.03.2018 23:25)
    Inna (Odessa) (13.03.2018 23:54)
    Спасибо за отзыв интересный и красивейшие фото. Вряд ли там побываю, очень далеко. Продолжайте и дальше радовать нас своими интересными путешествиями.
    С.Серый (14.03.2018 06:37)
    [quote][b]Андрэ[/b]
    [/quote]

    С.Серый (14.03.2018 06:42)
    [quote][b]Inna[/b]
    Спасибо за отзыв интересный и красивейшие фото. Вряд ли там побываю, очень далеко. Продолжайте и дальше радовать нас своими интересными путешествиями.[/quote]

    Огромная благодарность за лестные слова. и пожелания. Буду стараться по мере сил
    irinus (н.новгород) (14.03.2018 09:11)
    Очень, очень!!!!!!!!!!!!
    Вряд ли когда-нибудь побываю в тех краях, но слово "Патагония" для меня магически звучит благодаря книгам Жюля Верна. Спасибо за интереснейший рассказ!!!
    С.Серый (14.03.2018 19:56)
    [quote][b]irinus[/b]
    Очень, очень!!!!!!!!!!!! [/quote]

    С.Серый (14.03.2018 20:01)
    [quote][b]Ирина К[/b]
    Вряд ли когда-нибудь побываю в тех краях, но слово "Патагония" для меня магически звучит благодаря книгам Жюля Верна. Спасибо за интереснейший рассказ!!![/quote]

    Благодарю за тёплые слова!
    Irina (Москва) (03.04.2018 12:23)
    Александр, уверена, получится увлекательная и супер-полезная книга, если собрать все Ваши путешествия. Обязательно надо издавать!
    С.Серый (03.04.2018 14:24)
    [quote][b]Irina[/b]
    Александр, уверена, получится увлекательная и супер-полезная книга, если собрать все Ваши путешествия. Обязательно надо издавать![/quote]

    Ирина, готовы стать издателем?
    Irina (Москва) (03.04.2018 15:11)
    [quote][b]С.Серый[/b]
    [quote][b]Irina[/b]Александр, уверена, получится увлекательная и супер-полезная книга, если собрать все Ваши путешествия. Обязательно надо издавать![/quote]
    Ирина, готовы стать издателем? [/quote]

    Эээ боюсь, я не по этой части:(

    Новый комментарий

    Что бы оставлять комментарии на сайте, Вам нужно Войти или Зарегистрироваться

     
    Найти ближайшее турагентство: Москва, Подмосковье, Санк-Петербург, Россия, Украина